Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Чокнутый» оптимист по дороге к Богу угнал инвалидную коляску

В конце августа в Жуковском проходили Международный авиасалон "Макс" и параллельно соревнования по велоспорту для инвалидов. Гонял на хендбайке и волгоградец Алексей Костюченко – инвалид 1 группы без ног, без правой кисти руки и всех пальцев на левой кисти, но при этом живущий такой полной жизнью, что даст фору любому.

Дайвинг, прыжки с парашютом, альпинизм, плавание, танцы, сплав на байдарках, живопись, стихи, соревнования… Мужчине на коляске подвластно все.

39da4a8c0f3b27555fa301a3f996f24d.jpg

Дважды бомж

А началось все с трагедии. Алексей 10 лет безбожно пил. Ничего не помогало: ни слезы матери, ни уговоры жены, ни наставления друзей, ни кодирование. Семья распалась, мама умерла, Алексей пропил свое жилье в Марксе Саратовской области. Полтора года бомжевал, жил в подвалах.

ce0d487c95e26dcf46c879b894867eac.jpg

– И в это время судьба посылает в мою жизнь Василия Лихоманова. Незнакомый человек, военный офицер, майор в отставке, мой ровесник. Он предложил мне уехать жить в деревню к пожилому тестю в качестве помощника.

Алексей прожил там больше года, стал меньше пить. Решил поехать в Сургут, чтобы заработать на домик. Устроился водителем, получил машину, заселился в общежитие, не прикасался к спиртному. Целый год все было прекрасно, но в один из дней из комнаты пропали все документы и деньги Алексея. После чего его уволили с работы и выставили из общежития.

– Сургут – это сборная солянка со всей страны, там очередь из желающих поработать. Потерял документы – пошел вон! Следующий! Это проще, чем разбираться в чьих-то проблемах. Грядет Новый год, сколько ни бегал, найти работу – проблема! Ночую в подъездах, на вокзале, на стройке с таджиками и узбеками. Отовсюду гонят, документов нет – БОМЖ, снова БОМЖ!

Дорога к Богу

На этой почве у Алексея случился очередной срыв. Он купил литр водки и выпил жадными глотками всю бутылку. Очнулся в сугробе, где его нашла собака, которую вывели на утреннюю прогулку. Больница, пять операций, девять месяцев лечения.

– Когда я увидел, что со мной произошло, случилась страшная депрессия. Я не мог сам есть, одеться, сходить в туалет.

От отчаяния Алексей угнал единственную на все хирургическое отделение инвалидную коляску.

– Начался дождь, я заехал под низенький балкон и остался там на две недели. Подошел один мужик с сигаретой и бутылкой, второй, третий... Через какое-то время вокруг меня образовалось сообщество пьющих людей. Все изливали мне душу, оказалось, что у людей с руками и ногами тоже проблем выше крыши.

Однажды в когорте стонущих и пьющих мужиков появилась женщина Тоня. Она подошла и спросила: «Чем тебе помочь?» Принесла поесть, а дней через 8-10 подъехала на «Ниве» и отвезла Алексея в реабилитационный центр в Солкино.

– На прощание она сказала: «Знаешь, как непросто было тебя сюда устроить, прошу тебя, не пей больше – сгинешь!» И я с того дня не выпил ни капли. Вот уже 16-й год не пью.

Там Алексей впервые прочитал о Боге, начал писать стихи, наладил общение с литературным клубом «Северный огонек». Интеллигентные люди, поэты со званиями, уже изданными сборниками общались с бомжом как с равным. Это тронуло Алексея, и он решил не опозорить их.

c5291c0a2e883ad09a64349b33efc4b2.jpg

– Меня пригласили сыграть главную роль в спектакле «Инвалиды». Перед премьерой я поехал искать Тоню. Ее лицо я видел с похмелья пять лет назад, не знал фамилии. Только подъезд и то, что она ездит на красной машине. Опросили старушек, выяснили адрес. Но несколько дней я не мог застать Тоню дома. Тогда я оставил записку: «Инвалид из-под балкона стал человеком и просит тебя прийти на премьеру». И вот мы выходим на заключительные овации, – Алексей глубоко вздыхает и голос прерывается от волнения: – Тут на сцену выходит женщина с огромным букетом цветов: «Я Тоня».

Алексей и сейчас общается со своим ангелом-хранителем.

Я – чокнутый!

Костюченко сменил несколько центров и домов-интернатов, пока не попал в Волгоград. Как он признается, везде одинаково плохо.

– Думал, что меня, такого активного, встретят с распростертыми объятьями. Но никому ничего не нужно. Единственная функция администрации домов-интернатов в поддержке моих проектов – это подписать заявление об убытии. Нет никакой помощи – ни моральной, ни материальной. Мне говорят: «У тебя есть кровать, кормят-поят, чего тебе не хватает? Мы не обязаны это делать. Ищи спонсоров в Интернете».

А идей у Алексея множество – купить титановую инвалидную коляску для участия в пробегах, хэндбайк, чтобы потренироваться перед соревнованиями, оплатить вступительный взнос для восхождения на Казбек, учиться танцам в Волжском.

Серая интернатовская жизнь не для него. Поэтому он всю зиму экономит те 4 тысячи рублей, которые остаются от ежемесячного пособия после вычета за проживание в интернате, а летом отправляется в очередное приключение. Так, в этом году он совершил справ на байдарках: "Стараюсь жить красиво, пусть лучше в мой адрес несется «чокнутый!», чем «скучный».

– Договорился пройти обучение в школе живописи. Я ждал 54 дня, пока администрация интерната выделит мне машину. Об этом случайно узнала член комиссии по делам инвалидов при Президенте РФ Надежда Белькова. Директора интерната лишили премии, и только тогда машина «нашлась».

Поднялся в гору на одной руке

Мечта Алексея – подняться без коляски на Ай-Петри в Крыму. Он разместил в соцсетях просьбу взять над ним шефство и позвать с собой на гору.

– На мое объявление откликнулся Виктор Терехин из Архангельской области. Он написал, что они в марте собираются покорить Хибинские горы в Заполярье, и предложил поехать с ними. Я человек, который ни разу не был в горах, и сразу на зимнее восхождение!

На тренировках Алексей и Виктор поняли, что перед ними стоит сложная задача. Но они нашли выход! Алексея прикрепили к санкам, надели на руки карабины.

– Продвигаешь вперед карабин и подтягиваешь свое тело вверх. И так дальше. Но мы не учли, что с правой руки карабин соскользнет, потому что ему не на чем держаться. И вот тысячу метров я поднимался в крутую гору на одной левой руке. Как у меня потом болела рука, но это того стоило! Конечно, было немного страшно. Я посмотрел вниз и замер: если сейчас веревка хрусь, я на своих санках покачусь с такой скоростью, что никакой Миг-35 не догонит! – смеется Алексей

Команда Терехова подарила Костюченко вымпел с пожеланиями от всех. Одна из надписей гласит: «Самому решительному альпинисту от товарищей».

deb918b7b355c0835107e6c6d61ffa31.jpg

– С тех пор, как со мной случилось несчастье, судьба посылает мне замечательных людей, – улыбается Алексей. – Я очень благодарен Богу за это и верю, что он меня ведет по жизни.

Вероника Скворцова.