Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Увидеть проблему вовремя. Как помочь особенным детям?

Ребёнок с синдромом дауна или аутист – эти слова на слуху практически у любого человека. Однако мы редко задумываемся о том, что кроется за такими диагнозами и какую жизнь ведут эти люди. Зоя Овчинникова, директор орловского центра психолого–медико–социального сопровождения, в интервью корреспонденту «АиФ–Орёл» рассказала, какой путь проходят непростые дети и как вести себя их родителям.

Просто другие

– Зоя Валентиновна, какие шаги сегодня предпринимаются для оказания помощи детям–инвалидам и детям с ограниченными возможностями здоровья?

– Стоит понимать, что это две разные категории, которые иногда могут объединяться в одну. Чтобы было понятнее, объясню на примере. Допустим, если у ребёнка порок сердца, то он может обучаться в самой обычной общеобразовательной школе. Да, у него есть инвалидность, но уровень интеллектуального развития абсолютно такой же, как и у его сверстников. А вот если перед нами ребёнок с ограниченными возможностями здоровья, то по новому закону об образовании под такого малыша прописывается индивидуальная учебная программа.

Когда ребёнок попадает к нам в центр, то период его коррекции проходит следующим образом: на первом этапе проводится медико–социальная экспертиза, которая констатирует у него инвалидность, затем под каждого конкретного ребёнка составляется программа реабилитации. В ней прописаны различные медицинские показания с методами их реализации и психолого–педагогические указания, которым необходимо следовать.

– Каким образом происходит определение непростого ребенка в то или иное образовательное учреждение?

– Прежде всего ребёнок проходит нашу территориальную психолого–медико–педагогическую комиссию (ПМПК). Там мы выбираем оптимальный «маршрут» для особенного малыша. Если перед нами ребёнок с определёнными проблемами в развитии, стоит понимать, что они бывают разными – начиная от лёгких форм и заканчивая тяжёлыми случаями. Мы рекомендуем такое учебное учреждение, в котором ему будет комфортно. В нашем регионе сохранены коррекционные школы и детские сады различной направленности: для детей с нарушениями опорно–двигательного аппарата, интеллекта, речи, слуха. Пожалуй, единственное, чего у нас нет в Орловской области, так это учреждения для детей с тотальной слепотой.

– Как в вашем центре выстраивается работа с особенными детьми?

– В настоящий момент у нас на коррекции находятся 126 детей–инвалидов. Новый закон об образовании позволяет нам принимать у себя малышей любого возраста. Раньше же в Центр могли попасть дети лишь от 3 до 18 лет. Цель нашей работы – это социализировать ребёнка. К примеру, у нас есть протеатр – там дети–инвалиды с различными формами заболеваний выступают на сцене с самыми обычными ребятишками. Получается, что они общаются и учатся взаимодействовать друг с другом. К сожалению, толерантность, о которой сейчас так много говорится, не всегда соблюдается нашим населением. Именно поэтому такие проекты крайне важны. Здорово, что здесь такие разные дети работают в одной цепочке. Отмечу, что в нашем Центре много деток с аутизмом, и с каждым годом их становится всё больше и больше.

Понимание превыше всего

– Сейчас об аутизме много говорят. Как работают над решением этой проблемы в Орле?

– В этом году в районе Ботаника начнёт свою работу детский сад № 92, в котором специально откроют две группы для аутистов. Очень радует, что об этой проблеме заговорили, что её заметили.

– Это, конечно, замечательно, но во многих детских садах не знают даже, что такое аутизм, не говоря уже о том, как с этими детьми работать.

– Вы знаете, аутизм до сегодняшнего момента был малоозвученной проблемой. Мы пытались определять таких детей в имеющиеся на данный момент детские сады и школы. Однако очевидно, что с ними нужна немножко другая работа. Сейчас мы потихоньку привлекаем московских специалистов, которые уже провели у нас один семинар. Так что сотрудники дошкольных учреждений получили определённые навыки и сертификаты, но это не решает проблему, ведь обучить всех – явно не в наших силах. На коррекции в нашем Центре сейчас числятся 32 ребёнка. Тем не менее, необходимо понимать, что некоторые дети ещё не дошли до нас. Ведь в маленьких деревнях и сёлах родители порой просто не понимают, что это за заболевание такое и что с ним делать. Самое главное, чтобы общество принимало таких детей. Родители должны понимать и правильно воспитывать своих чад, чтобы те знали, что нельзя отгораживаться от особенных людей. Очень часто в детсадах или школах отношение к необычным детям не самое лучшее как со стороны сверстников, так и со стороны их родителей.

– Неужели люди так плохо настроены?

– К сожалению, да. Невероятное количество родителей против того, чтобы их ребёнок обучался и находился рядом с инвалидом. Наверное, это влияние нашего менталитета. Можно создать потрясающие условия, но главное – менять отношение обычных людей к этой проблеме. Необходимо понять, что непростые малыши – такие же люди, как и все остальные.

Не закрывать глаза!

– Как же в такой ситуации проявляют себя родители особенных детей?

– Грамотный родитель примет проблему и будет её решать, а не думать, что «всё само рассосётся». Если ребёнок не заговорил в 3–4 года, то это действительно серьёзно и нужно бежать по врачам. А то у нас частенько бабушки, сидя на лавочке, говорят, мол, мой до 7 лет не разговаривал и ничего. К сожалению, и подобный родительский подход – не редкость.

– Были ли в вашей практике случаи, когда правильный подход родителей помог улучшить состояние ребёнка, вопреки всем потусторонним факторам?

– В нашем центре наблюдался очень сложный ребёнок–аутист. Его мама работала с ним очень долго и упорно, не опускала руки и верила, что у малыша всё получится. Скажу откровенно, на нашей комиссии им предлагали коррекционные учреждения для детей с отклонениями в развитии. Тем не менее, я дала шанс этому ребёнку обучаться в самой обычной общеобразовательной школе. И, представьте себе, он – отличник. Да, он не такой, как все. Да, он отличается от своих одноклассников, конечно, он обращает на себя внимание. Тем не менее, он учится и социализируется, делает успехи наравне со своими сверстниками. Прекрасно, что мама увидела проблему вовремя, не побоялась о ней сказать.

– Чтобы вы могли посоветовать всем без исключения родителям?

– Многие люди забывают о том, какой образ жизни должен быть присущ для каждого молодого человека. На улице часто можно встретить картину – молодые родители идут с ребёнком, при этом попивая пиво и дымя сигаретой. И, конечно, неизвестно, как мама себя вела во время беременности. На самом деле, любой фактор может отразиться на здоровье малыша – начиная от экологии и генетических особенностей, заканчивая вредными привычками. Сейчас очень много детей, которые поздно начинают говорить, мы обратили на это повышенное внимание. Обычно в два года появляется речь, а сейчас у многих её нет до 3–4 лет. Родители должны обращать на всё внимание, постоянно заниматься ребёнком, не пускать такие вещи на самотёк. Я всегда советую: «Будьте вредными, дотошными родителями». Идя к врачу, всегда интересуйтесь всем, уточняйте, всё ли правильно вы делаете. Многие боятся признать, что с ребёнком происходит что–то не то. Страшно, когда можно помочь, а люди закрывают глаза на проблему, прячут ребёнка, боясь осуждения и общественного мнения.

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ