Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Конюшня по цене Радуги. Девушка-инвалид и ее подруга мечтают открыть центр иппотерапии на окраине Иванова

Помочь детям с ДЦП и другими нарушениями опорно-двигательного аппарата решили энтузиасты из Иванова. По задумке, для этого будет использоваться уже известный в нашей стране и малоразвитый в регионе метод иппотерапии. Медики считают, что верховая езда тренирует все группы мышц, благотворно влияет на здоровье детей с ограниченными возможностями. Для осуществления мечты не хватает лишь дома для животных. Главный идейный вдохновитель, по совместительству хозяйка будущей конюшни, Екатерина Алёшина с группой друзей пытается «с миру по нитке» собрать  средства на строительство будущего центра.

После ликвидации конюшни в первой горбольнице без крова остались несколько лошадей. Сейчас они ютятся в старом разрушающемся здании с протекающей крышей. Хозяйка одного из животных Екатерина Алёшина решила своими силами построить им новую конюшню. Доброму начинанию ивановцы помогают как могут.

Первым, кто заметил наше появление на старой конюшне в Ново–Талицах, был ослик Мишка. Стоило нам зайти в ворота, он, еще не видя нас, пронзительно закричал.

– Чужих чует, — говорит Людмила Молькова, одна из девушек, которая помогает строить новый дом для лошадей. Она устроила мне небольшую экскурсию по конюшне. Здесь ждет переезда в новое место ее лошадь Сатира.

Раньше Сатира участвовала в скачках, а потом из-за травм ног покинула большой спорт. Теперь 22-летняя лошадь, так же как ослик Мишка и жеребец Торик ждет переселения в новый дом. О Сатире Людмила позаботилась как могла: утеплила стены денника, сделала второй потолок, чтобы было теплее. Девушка открывает дверь, из нее выглядывает огромная лошадь с умными глазами и внимательно рассматривает гостей.

– Отопления на конюшне нет, лошади умеют греться от своего тепла. Они нагревают воздух дыханием и своим телом. Но только в том случае, когда стены и крыша не имеют дыр. А здесь — сами видите.

Конюшня создает удручающее впечатление. Несколько денников отделены друг от друга покосившимися перегородками, двери наскоро сколочены из досок. Вся высокая крыша то здесь то там просвечивает дырами. По словам Людмилы, в сильный дождь в конюшне льет так же, как на улице. А зимой снег приходится расчищать и снаружи, и внутри. В морозы здешние обитатели стоят в попонах и укутанные одеялами. Постояльцев здесь несколько, все они принадлежат разным людям. Напротив Сатиры живет молодой пони, слева — ослик Мишка, а на входе задумчиво жует траву и кивает бородатой головой козел с огромными рогами.

c8eb040fe6f6403308b3aa54006f46c8.jpg

– Когда я купила лошадь, мы снимали место в конюшне у первой городской больницы. Тогда там жил конь, который служил, перевозя медикаменты из корпуса в корпус, отвозя белье в прачечную. Он был известной личностью, про него рассказывали, наверное, все ивановские СМИ. Служил 12 лет. А когда у больницы сменилось руководство, коня сдали на мясо, хотя клятвенно всем обещали, что он будет там жить до самой смерти. У Кати, моей подруги, с которой мы строим, там тоже стояла лошадь. Когда больничного коня не стало, конюшню закрыли (говорят, сейчас это здание совсем не используется) и мы временно съехали сюда. Подлатали все, что могли. Пока это единственное место, которое подходит нам по соотношению цена-качество. Платить по 15 тысяч в месяц просто за постой лошади для нас очень дорого. И так стоимость кормов и прививок из-за падения рубля выросла очень значительно.

Намыкавшись в холодной конюшне, Катя решилась на кардинальные меры: построить свой собственный «лошадиный дом», где будут жить и Сатира, и Мишка, и Торик. А может быть, и еще кто-то: места будет много, денники будут сдавать в аренду. На время строительства подруги распределили обязанности: Катя занимается исключительно стройкой, а Людмила ухаживает за лошадьми и ослом, каждый день приезжая в конюшню из города.

– Очень быстро мы поняли, что денег не хватает, — говорит Людмила. — И тогда Катя придумала дать объявление с просьбой о помощи в соцсети. Знаете, я сама сначала не верила в это. Но потом пошли отклики, нам стали звонить и предлагать стройматериалы. Есть еще в России добрые люди! У кого-то старые двери валяются в сарае, у кого-то доски остались. Нам пригодится все. Если не на стройку, то для того, чтобы подлатать эту конюшню хотя бы на время. Представляете, нам даже старый бойлер подарили, чтобы лошадям воду греть. Когда об этом узнали наши знакомые «лошадники», не поддержали. Нечего, мол, вам позориться и по людям побираться. А что в этом плохого? Мы просим помочь в благом деле.

Участок, на котором идет стройка, находится практически за городом: туда ездит лишь одна маршрутка, от конечной остановки которой приходится петлять по разбитым и грязным дорогам еще с километр. Раньше здесь было садовое товарищество, сохранился даже полуразрушенный деревянный домик, а чуть поодаль виднеются несколько яблоней.

На стройплощадке меня встречает хозяйка будущей конюшни Екатерина Алёшина. Короткая стрижка, спортивный (рабочий) костюм, большие темные очки, которые она ни на минуту не снимает. Дело в том, что у Кати — неизлечимое заболевание, в результате которого она лишилась зрения на один глаз и получила инвалидность. Но, похоже, это нисколько не мешает ей жить полной жизнью, уже много лет заниматься конным спортом (однажды на одной из своих лошадей она даже заняла третье место в областном турнире), ухаживать за лошадьми (и даже подковывать их — за этим к ней часто обращаются друзья) и строить конюшни. Катя шутит, что за свою жизнь построила их всем своим друзьям, а до себя очередь все не доходила. Теперь наверстывает упущенное.

– Чтобы купить этот участок, мне пришлось продать лошадь по кличке Радуга, — рассказывает Екатерина. — И, хотя продала я ее хорошему человеку, который знает толк в лошадях и который без вопросов разрешает общаться с ней, все равно это решение далось мне нелегко. К питомцам привыкаешь, а особенно к лошадям — таким умным… Моя пятилетняя дочка до сих пор спрашивает, верну ли я ей Радугу. Но продажа была необходима, иначе денег на участок не было бы. Купили мы его в первых числах августа (как раз на мой день рождения) и уже через пару дней начали строительство.

b7600b045a5d14d2126ed3f42b2ee543.jpg

По словам Екатерины, участок много лет был заброшен. Пришлось вырубать густые кусты, бурьян, а еще — собирать и вывозить битое стекло, особенно опасное для лошадиных копыт. Дело в том, что раньше на участке стояли стеклянные теплицы, которые, разрушившись, толстым слоем «удобрили» почву. Катя с товарищами вывезли больше 10 строительных тележек осколков.

Когда я пришла, на строительной площадке кипела работа: из кузова грузовика два молодых человека, Катины знакомые, выгружали стройматериалы: старые доски, двери, обрезки мебели, планки, полки. Оказывается, все это Кате подарили неравнодушные ивановцы.

– Кать, подкинь на бензин! — обратился к ней один из молодых людей.

– Вот сейчас в Кохму едут, там обещали двери отдать. Нам пригодятся, — пояснила мне Екатерина и, обращаясь уже к водителю, спросила: — Трех сотен хватит?

– Может не хватить. Давай четыре.

– Нету четырех. Экономьте, — Катя достала из сумки и отдала несколько сложенных банкнот.

– Когда думаете закончить строительство?

– К зиме надо обязательно завершить. Думаю, и раньше получится. На сегодняшний день мы почти сделали пол: в специальные деревянные отсеки насыпали щебень и камни. Благодаря ним между землей и деревянным полом, который мы сделаем чуть позже, будет зазор, обеспечивающий тепло. Стены тоже будут утепленные: две доски, между ними опилки. Наверху, под крышей, будет сеновал. А вот отопления не будет. Была мысль поставить угольный котел, но в деревянном строении мы посчитали это опасным. Да в общем-то в помещении, где живут лошади, всегда тепло: они дышат, идут испарения от навоза. Ну и опилки, конечно, на полу. Так что не замерзнут. А электричество к участку не подведено. Вон, видите, столб есть, а провода у него оборваны. И воды нет. Будем копать. Хотя, тут пруд недалеко есть, воду можно и оттуда брать.

4743c8d6b58e831728665a1aa00893f0.jpg

– Не проще было снимать конюшню, а не строить ее?

– Нет, не проще. Аренда конюшни — очень дорогое удовольствие, в месяц она стоит около 10–15 тысяч рублей. Конечно, якобы с прогулками и кормлением, но на деле понимаешь, что все равно нужно каждый день приезжать самой и проверять, погуляли ли с твоей лошадью, как она себя чувствует. Поэтому проще построить.

Катерина по-хозяйски охватывает взглядом площадку, уставленную, как торт свечками, белеющими досками. Не хватает еще многого, например, бруса. Но самое главное уже есть: куплен участок, размечена площадь строения, сделан пол. Катя уже наметила, где будут денники. Конюшню она строит «на вырост»: не только для своих животных и лошадей друзей, но и для тех, кто захочет ее арендовать. Причем аренда может быть и бесплатной при условии активного участия в строительстве «лошадиного дома». В планах на будущее — открыть центр, где дети, в том числе, с инвалидностью, катались бы на лошадях и общались с ними. Особенно иппотерапия полезна для детей с нарушениями опорно–двигательного аппарата, с синдромом Дауна, а также после перенесенных травм позвоночника: рефлекторно пытаясь удержаться в седле, ребенок тренирует все группы мышц. Первый будущий «пациент» у Сатиры уже есть: это маленький мальчик с ДЦП, мама которого очень хочет, чтобы ее ребенок занимался именно на этой лошади. Но Людмила считает, что Сатира слишком высока для занятий с детьми, и поэтому в планах девушек — закупить несколько маленьких лошадей именно для иппотерапии. Людмила уже знает, какие нужны животные: не выше 140 см, очень спокойные и любящие детей.

– Конечно, для занятий с детьми нужно создать предприятие (юридическое лицо), получить необходимые разрешительные документы. Все это в планах на ближайшее будущее. Собираемся набрать и группу обычных детей, не больше 5 человек, где будем обучать ребят ухаживать и кататься на лошадях. Кто знает, может быть, воспитаем чемпионов.

К слову, иппотерапией в Иванове пока мало кто занимается. Так что подобные услуги в городе наверняка будут пользоваться популярностью.  

А пока по территории будущей конюшни гуляет первый житель: худой рыжий кот Макс, который прибился к людям, когда они пришли расчищать участок. Кот громко мяукает и ластится, видимо, предвкушая будущее соседство с лошадьми.

Анна Яблокова

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ