Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Уговор дешевле денег. Олонецкий бизнесмен отобрал квартиру и пенсию у сироты-инвалида

К сожалению, именно инвалиды и сироты остаются самой легкой добычей мошенников – за них некому заступиться. Не успел отправиться за решетку в Петро­заводске «черный» риэлтор, который в свое время провернул аферу с сиротской квартирой и в итоге попался на махинациях с другим муниципальным жильем («Фальшивый муж без права на прописку», «МК» в Карелии», №20), как очередь дошла и до другого преступника, уже из Олонецкого района. 

Если история петрозаводского афериста, похитившего инвалида-пациента из больницы в Матросах и удерживавшего его в заложниках, отчасти напоминала триллер, то олонецкий «герой» поступил прозаичнее: обманул умственно неполноценного сироту, накормив обещаниями. Впрочем, от перемены методов суть мошенничества не меняется, поэтому мошенник из Олонца – к слову, бизнесмен средней руки, – тоже пополнил сообщество уголовников.

Маляр без паспорта

Преодолев 20-летний возрастной рубеж, Юрий Кондаков (имя и фамилия изменены. – Ред.), судя по всему, успел повидать многое. Как он поведает следователям, расти пришлось без матери, которую давным-давно лишили родительских прав, и без отца. Еще в детстве от врачей получил малоутешительный диагноз, связанный с проблемами в умственном развитии, и, соответственно, вторую группу инвалидности.

Сирота-инвалид в родной Костомукше долго не задержался и менял один детский дом за другим. Из Лахденпохья перекочевал в Петрозаводск, затем оказался в школе-интернате в поселке Повенец Медвежьегорского района. После 9 класса два года в медвежьегорском училище осваивал профессию маляра-штукатура и незадолго до окончания учебы, в начале 2012 года, получил от местного отдела соц­защиты муниципальную квартиру. Правда, почему-то в Олонце на Школьной улице. Однако вникать в тонкости чиновничьих решений Юра не стал, а съездил с социальным педагогом на место, порадовался новому отремонтированному жилью и решил остаться в городе. Доучившись, сирота в июне переехал в Олонец, получил ключи от квартиры и стал потихоньку обживаться, используя положенные по пенсии деньги.

– Когда я в очередной раз пришел, чтобы снять денег со сберкнижки, мне сказали, что деньги не дадут, потому что просрочен паспорт, его надо было заменить, потому что мне было 20 лет, – позже расскажет Кондаков следователям. – У меня не было денег, и я решил их заработать. В Олонце на улице Партизанская около одного из домов я встретил мужчину, разговорился с ним и сказал, что ищу работу. Он предложил работать у чеченца Бориса, у которого сам работает. Я согласился с Борисом встретиться.

Просто Борис

Борисом для удобства местные звали Бухажара Джабраилова родом из чеченского села Ачхой-Мартан. Он перебрался в Олонецкий район еще 20 лет назад. «Коренной олончанин» (местные шутят) к своим пятидесяти годам большей частью закрепился в лесном бизнесе, заведовал несколькими делянками с лесопилками. Как пояснил наш источник в правоохранительных органах, Джабраилов предпочитал брать на работу людей далеко не с самым благополучным социальным статусом. Многие работали у бизнесмена только за крышу над головой, еду и спиртное. Поэтому нет ничего удивительного в том, что встреча Джабраилова с Кондаковым для обоих завершилась взаимными договоренностями: Юра выдал на-гора все подробности своей прошлой и настоящей жизни, а Борис уцепился за очередного «легкого» претендента на дармовую, в сущности, работу. К тому же еще и обладающему весьма лакомым куском недвижимости.

По словам сироты, в тот же день он по просьбе Бориса показал свою квартиру и отдал тому все свои документы – паспорт, пенсионное удостоверение, аттестаты со школы и училища, сберкнижки, страховой полис и бумаги на жилье. По ходу дела проговорился и о том, что нужно паспорт менять. Так первые несколько дней Кондаков провел в Олонце на стройке, после чего Борис предложил ему поменять место работы и переехать на базу в деревню Куйтежа. С того времени Юра в своей квартире появляться перестал и подселился к рабочим в вагончик на территории.

– Там работал и жил, делал все, о чем его просил Борис и его брат: мыл машины, кормил собак, следил за кроликами, убирал на базе, – вспоминал сирота на допросе. – Денег мне не платили, давали только еду. Тогда же отдал Борису и ключи от квартиры. Ни документы, ни ключи мне он так и не вернул, хотя я просил об этом не раз.

Зато про паспорт, судя по рассказу Кондакова, его работодатель вспомнил в первую очередь. С родным братом Джабраилова Юра съездил в Олонец, навестил паспортный стол, подмахнул нужные документы и через пару недель все-таки получил полноценное и действующее удостоверение личности. После этого бизнесмен перешел к более решительным действиям.

Соблазнительная аренда

Одним из трех эпизодов, которые потом будут фигурировать в приговоре суда, стала продажа кондаковской квартиры.

Юра пояснил следователям, что от Бориса получил предложение приватизировать муниципальное жилье, чтобы оно «не пропало». Первый этап аферы прошел без сучка и задоринки. Кондаков подписал нужные бумаги у чиновников, и вскоре после этого бизнесмен попросил переоформить квартиру на него. Формально предлог был безобидным и по-своему логичным: по словам сироты, Джабраилов утверждал, что можно будет сдавать квартиру внаем и получать дополнительный доход, а также забыть про платежи за «коммуналку». Деньги за аренду Борис обещал передавать бывшему владельцу, то есть Юре. С переоформлением возникла небольшая заминка, из-за чего Джабраилову пришлось прибегнуть к угрозам.

В итоге в октябре 2012 года на свет появился договор купли-продажи квартиры, который сирота также подписал. Согласно ему, Джабраилов якобы заплатил за полученное жилье 500 тысяч рублей, чего, разумеется, сделано не было. В петрозаводском Управлении Росреестра Борис отдал необходимые документы, а Юра подтвердил, что получил положенные полмиллиона. У специалистов подозрений не возникло, и у сиротской квартиры появился новый хозяин.

Вскоре после этого брат Джабраилова перерегистрировал на Кондакова комнату в одном из олонецких общежитий. Предприниматель уже в статусе обвиняемого на допросах скажет, что сироте было «нужно где-то жить», но, возможно, его мотивы были и другими. По информации источника в правоохранительных органах, упомянутая комната в общежитии уже была замешана в других махинациях с недвижимостью, потому появление нового владельца могло помочь замести следы.

Что касается квартиры на Школьной, то Джабраилов действительно некоторое время сдавал ее внаем и деньги за аренду забирал себе, но позже все-таки продал через знакомых с помощью фиктивных договоров. В конце концов, жилье за полмиллиона досталось еще одной девочке-сироте, которой потом все равно пришлось его освободить по решению суда.

Поверил в инфляцию

Тем временем Юра продолжал коротать дни на делянке в Куйтеже и пожинать плоды собственной доверчивости: в июле 2012 года он лишился еще 442 с лишним тысяч рублей. С новым паспортом в присутствии Джабраилова он снял со сберкнижки всю накопленную за время учебы в интернате сумму, вместе с выходным пособием после училища, и отдал ее «благодетелю».

– Борис сказал, что будет инфляция, и деньги обесценятся, потом их сложно будет снять, – говорится в показаниях Кондакова. – Он сказал, чтобы я передал пенсию ему, а в любой момент деньги я смогу забрать. Я все отдал на хранение, но потом Борис не давал ни рубля, говорил, что даст «потом», а сейчас денег нет.

В августе, находясь на полуголодном пайке и без средств к существованию (ежемесячную пенсию по инвалидности в 9 тысяч рублей, по словам Юры, приходилось снимать только в присутствии Бориса, у которого была сберкнижка, и ему же отдавать), Кондаков решил сбежать к школьному другу в Медвежьегорск. Буквально через две недели сироту нашел один из работников Бориса, и Юру вернули обратно. Впрочем, никаких угроз не было и в помине, всего лишь пообещали, что заплатят.

В сентябре наивный парень, снова работая в Куйтеже, выполнил еще одно поручение Джабраилова: вместо сберкнижки в банке оформил пластиковую карточку, куда перевел свою пенсию. Карточку, как уже можно догадаться, он тоже отдал работодателю, который без зазрения совести пользовался ей, как своей собственной.

Из разнорабочего в пастухи

В таких мытарствах сирота провел практически год, и во время одной из своих поездок в Олонец нанес неожиданный визит к соседке по подъезду с бывшей квартирой.

– Пришел в июне 2013 года, весь грязный, голодный, худой, я стала расспрашивать, как живет, – позже рассказала правоохранителям соседка. – Юра стал рассказывать, что живет то на пилораме, то в лесу. Сказал, что денег не дают, только кормят, и то как попало. Налила ему кружку молока, дала кусок булки, он съел все, видно было, что голодный.

Выслушав историю скитаний Кондакова, соседка в тот же день отвела его в ФСБ, где сирота написал заявление. После этого Юра исчез надолго.

Проверкой всех фактов занялись оперативники, тогда как пострадавший поменял место жительства на… Важеозерский монастырь. Там он следил за живностью, помогал по хозяйству и в августе 2013 года нашел поддержку в лице еще одной женщины в Интерпоселке, к которой на участок забрели вверенные ему коровы. Та, узнав подробности Юриного жития, убедила того заблокировать банковскую карту и вновь получать деньги через сберкнижку. Она же бомбардировала олонецкую полицию жалобами на Джабраилова, но получала отказ от возбуждения уголовного дела. Как бы то ни было, женщина обратилась в суд, и договор купли-продажи квартиры между Юрой и Борисом был признан недействительным. Потому хозяйке жилья, той самой девочке-сироте, которая на тот момент его купила с помощью тети, пришлось покинуть новый дом. Пострадавший же, наконец, вернулся в потерянные квадратные метры.

Полное раскаяние

Уголовное дело по мошенничеству было возбуждено в декабре 2014 года. Оперативники ФСБ долгое время собирали доказательную базу, которую потом использовали следователи.

– Изначально Джабраилов полностью отрицал свою вину и заявлял о своей непричастности, – рассказали в Олонецком межрайонном отделе карельского Следкома. – Однако после того, как были собраны достаточные доказательства и нами было предъявлено окончательное обвинение, фигурант написал явку с повинной.

Сам суд над Борисом занял один день, поскольку он попросил об особом порядке рассмотрения дела, без исследования доказательств и допросов свидетелей. С учетом того, что бизнесмен полностью возместил причиненный ущерб и раскаялся, попросив извинения, приговор оказался не особо суровым. Его также «спасли» малолетний ребенок на иждивении и инвалидность 3 группы «по общему заболеванию» (!). Кроме того, до суда ушлый бизнесмен полгода отсидел в СИЗО.

В июне 2015 года генеральный директор ООО «Айно» Бухажар Джабраилов получил 3 года и 10 месяцев лишения свободы условно со штрафом в 14 тысяч рублей. Говорят, предпринимателю пришлось пересесть с шикарного «Мерседеса», который он продал в счет компенсации вреда, на простенькую «девятку». По информации карельского УФСБ, сейчас он договаривается с пострадавшей девочкой-сиротой о новой квартире, пытаясь загладить вину.

А женщина из Интерпоселка, по слухам, подумывает о том, чтобы оформить опекунство над Юрой. Вроде бы парень уже взрослый, но за инвалидом нужен глаз да глаз. 

Дмитрий Ананьин