Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

"Мы с женой руководствуемся девизом: "Жизнь коротка. Нарушай правила. Прощай быстро. Целуйся медленно. Люби искренне..."

Четырнадцать лет назад девушка из Ровно, ослушавшись маму, приехала в Запорожскую область к незнакомому 22-летнему инвалиду, тронутая его желанием найти друга. С тех пор Наталья и Владимир Левадные - семья, две половинки одного целого.

"Нужно будет поговорить с ними по отдельности, - думал я, собираясь к Левадным в гости. - Пусть каждый расскажет свою историю их общей любви". Так и вышло: Наташа заболела, угодив на полторы недели в больницу, которая находится в другом селе. Пришлось ехать сначала к ней, потом в Николаевку, где все домашнее хозяйство осталось на Володе.


В селе долго считали, что Наташа "использует инвалида" в своих интересах

Наташа Левадная, небольшая хрупкая женщина, явно смущена вниманием к своей персоне. Слишком, говорит, натерпелась унижений, годами обивая пороги инстанций и кабинетов чиновников. Когда, сидя на больничной койке, она начинает рассказывать о Володе, ее серые глаза наполняются теплотой.
- Я жила с мамой, бабушкой и двумя сестренками в нескольких километрах от Ровно, - вспоминает Наташа. - Мечтала стать врачом. Но после школы и подготовительных курсов решила поступать "на бухгалтера". Шла сдавать документы и, проходя мимо киоска "Союзпечати", почему-то купила газету "Двое", о которой раньше даже не слышала. Хорошо помню: дала продавщице пять рублей, а сдачу забрать забыла. Открыла газету в автобусе по пути домой и на второй странице, сбоку, увидела статью под заголовком
"Я встану". Парень-инвалид рассказывал, что ищет друзей для общения. Публикация задела, пришла домой и написала ему слова поддержки, вложив в конверт свою фотографию. Это был какой-то порыв, ни о чем другом не думалось. Володя потом признался, что именно мое фото сыграло тогда главную роль.
Ответ пришел через месяц. Володя благодарил за внимание, рассказывал, что получает много писем, но отвечает только на самые интересные. Завязалась переписка. Когда он попросил приехать, мама заявила, что не пустит: "Нет, и все!" Как она могла иначе прореагировать? Мне было всего 17 лет. "Мама, - сказала я, - ты же знаешь мой характер. Все равно не удержишь". И она сдалась, дала деньги на поездку. До сих пор храню билет на поезд, которым первый раз к Володе приехала. Он всегда со мной...
Наташа достает из потайного кармашка косметички картонный прямоугольничек плацкарты с пробитой штемпелем датой: 13 декабря 1993 года. Маршрут: Ровно-Запорожье. Цена 12 рублей. Это уже семейная реликвия.
- В Запорожье вышла не на том вокзале, из-за чего пропустила поезд на Бердянск. Пришлось ждать сутки и ехать автобусом, - продолжает с улыбкой Наташа. - В Николаевке меня провели к дому Левадных. Захожу в комнату, вижу, лежит парень - "бiле личко, чорнi очi". И простыню на себя натягивает. Как ребенок! А ведь ему тогда 22 было. Я, конечно же, волновалась. Присела на маленький диванчик, смотрю на парня, он - на меня. "Ну, - говорит, - привет, Натаха! Как доехала?" Володя и сейчас меня называет Натаха, Наташа, Наша. Я до него с парнями не встречалась. Такая стеснительная была. А Володю увидела и не смутилась ни капельки, такой простой он в общении. Поболтали, его мама накрыла стол, поели борщика. Она тогда ко мне очень хорошо отнеслась.
Погостила я два дня, пора и домой. А снегом все так занесло, что из села не уехать. Пришлось ждать, пока дороги расчистят, в результате задержалась почти на три недели. Общалась с Вовиной мамой, познакомилась с его друзьями, одноклассниками. На третий день Вова спросил: могла бы я остаться с ним навсегда? Я не знала, что ответить. О замужестве совершенно не думала... Дома меня мама отлупила как сидорову козу, она ведь отпускала дочь максимум на неделю. Мы с Володей продолжали переписываться, меня к нему тянуло все больше. От его трогательных писем совсем растаяла. Мама это увидела, стала уговаривать: "Одумайся! Ты не знаешь, что такое жизнь". Но я уже никого не слышала, в голове было одно: как там Володя? Наверно, влюбилась. Помню, тетя, видя, как мама давит на меня морально, сказала: "Не трогай Наташу. Даже если у нее судьба не сложится, она всю жизнь будет тебя винить, что ты ее не пустила". И мама послушалась.
С одной сумкой в руках Наташа приехала в Николаевку - навсегда. В этот раз Володина мама встретила гостью настороженно, видя в ней уже не романтическую юную провинциалку, а будущую невестку. И хотя все заботы о Вове девушка взяла на себя, родители парня не верили в серьезность ее намерений. В селе вообще долго считали, что Наташа "использует инвалида" в своих интересах. Хорошо, председатель колхоза "Украина" Петр Пендус поверил в искренность ее чувств и взял на работу - машинисткой в контору. Позже он дважды предлагал ей идти учиться в сельхозинститут, колхоз готов был платить стипендию. Наташа отказывалась, нужно было ухаживать за Володей. 30 декабря 1994 года молодые люди сыграли свадьбу, секретарь сельсовета расписала их прямо в хате. Гостей не было, родители мужа события "не заметили". Бутылку шампанского под вой вьюги за окном Володя и Наташа выпили у себя в комнате вдвоем. Вскоре они ушли от родителей и стали жить отдельно.

"Тягот в моей жизни было немало, но я бы в ней ничего не меняла"

С тех пор прошли годы, родители Вовы уже умерли. Наташа не осуждает свекровь и свекра, фактически выгнавших молодоженов из дома.
- Я росла слабеньким ребенком, полтора года провела в санатории, до шестого класса училась в интернате, - говорит она. - Так что домашним ребенком не была и трудностей не боялась. Но свекровь почему-то так и не поверила, что я, 17-летняя, самостоятельно приняла решение выйти за Володю. Его поставили перед выбором: родители или я. Володя пошел со мной. Год никто из его родни нами не интересовался, хоть жили в одном селе. Я после этого не могу сделать Володе больно или предать.
Наташа дважды попадала в автоаварии, из-за чего получила ушиб позвонка и сотрясение спинного мозга. С тех пор здоровье пошло на спад, каждые шесть месяцев нужно ложиться в больницу. После второй аварии ухаживать за Наташей приехала одна из сестер. В Николаевке познакомилась с парнем, вышла замуж, уже двоих детей родила. Вскоре и вторая сестра нашла здесь суженого, растит сына. Вслед за детьми, продав дом под Ровно, осела в Николаевке мама. Она видит, как тяжело приходится старшей дочери, переживает, но вслух об этом не говорит - Наташа свой выбор сделала самостоятельно.
- Наташа, вы счастливы?
- Мне грех жаловаться на свою жизнь, честно говорю. Живу с хорошим человеком, многому у него научилась. Чему? Подниматься после травмы, любить людей... К человеку, который хоть раз сделал мне зло, я буду относиться настороженно. А Вова всех прощает. Помню, как однажды мы с ним приехали в Крым в санаторий для спинальников. Там было столько людей в колясках, и они шутили над своим положением, смеялись! Больные люди держались уверенней многих здоровых. Тягот в моей жизни было немало, но, случись мне вернуться в прошлое, ничего бы не меняла, разве что некоторые ситуации чуть подправила. Никогда не жалуюсь: ой, куда Бог смотрит. В церковь не хожу, но каждый день про себя "Отче наш" читаю, меня бабушка приучила.
Как и положено, гостя Володя встретил на пороге своего дома - лежа животом на широком настиле, установленном на коляске. В таком положении проходят его дни.
- Не умираешь без жены с голоду? - с улыбкой спрашиваю хозяина.
- Даже и не думаю, - подхватывает Левадный.
Такой полушутливый тон Володя поддерживал до конца беседы, хотя говорили мы о вещах самых серьезных. После восьмого класса Володя пошел учиться на сварщика. В свободное время любил путешествовать, посещал секцию альпинизма, успел побывать на Кавказе. После того как в 16-летнем возрасте его сбил мотоциклист, оглох на одно ухо, из-за чего мог быть комиссован. Володя же "закосил" под слышащего и пошел в армию. Мужчина, по его мнению, обязан пройти эту закалку. Попал в стройбат в Крым. Через два месяца, работая на объекте, упал со второго этажа, сломал шею, неделю пролежал без сознания в алуштинской реанимации. Потом был окружной госпиталь в Одессе, где здоровье только ухудшилось. Врачи не заметили вовремя пролежней на копчике, и сгнившее мясо пришлось вырезать до костей. С тех пор долго лежать на спине он не может. Домой 18-летнего инвалида привезли два солдатика и майор. Передали родителям - живи, как хочешь. Поступившие на сберкнижку 15 тысяч рублей страховки (Левадный считается инвалидом Советской Армии) с распадом СССР "растворились". Помощь от украинской армии вовсе не получил. Поразительно, но о постигшей его беде Володя рассказывает без горечи, с юморком. На армию не обижен, о пропавших деньгах нисколечко не жалеет.


"В Наташе я увидел человека, с которым можно и в горы пойти"

Он долго осмысливал новое свое положение. На улицу на носилках его выносили пару раз в год. Отчаяния не испытывал, а вот чувство одиночества, когда хотелось с кем-нибудь поговорить, давило. Через два года после травмы написал в газету "Двое". Так в жизнь юноши-инвалида вошла Наташа.
- После газетной публикации, - рассказывает Владимир Левадный, - мне пришло три тысячи писем из всех уголков Советского Союза. Хлопцы даже из тюрем писали, чтобы держался. Девушки приезжали в одиночку и с малыми детьми. Натахино письмо сразу выделил для себя - интересное, лицо на фотографии симпатичное. Когда она приехала, я долго не тянул, через пару дней сделал предложение. Дал время подумать, начали переписываться. Она просила, чтобы я приехал и забрал ее. Не понимал я тогда, что на Западной Украине другие порядки, да и не мог никуда ехать. В итоге приехала она. Мама моя была изначально против. Думаю, боялась, что Натаха не справится и уедет, а у меня будет душевная травма. Колхоз дал нам 10 тонн зерна (Наташа потом отработала), мы его продали и купили у людей дом. Поначалу переживал, справимся ли, живя вдвоем. Но потом увидел в Натахе человека, с которым можно и в горы пойти. Она сильная, постоянно в движении. Без жены я бы не стал таким, какой есть. Лежал бы на кровати себе. А может, и не лежал уже. Мы 14 лет вместе, это большой срок. Мама поняла это, но вслух так и не признала.
Мне нравится как, не спеша, подбирая слова, Володя говорит о жене. Сквозь поток шуток пробивается сожаление: он, мужчина, не может сделать так, чтоб его Наташа меньше "крутилась". Хотя пытался, и довольно удачно, наладить бизнес.
Восемь лет назад организовал в Николаевке игротеку. Нашел помещение, поставил в нем бильярд, игровые приставки. Решать проблемы помогали друзья, возившие Володину коляску по селу на прицепе. В самой игротеке хозяйничала Наташа. Полгода частный предприниматель Левадный исправно платил налоги, потом пришли "инстанции" и задавили инструкциями. Не сдавшись, открыл в своем дворе точку по приему металлолома. Пять лет металл со двора вывозили фурами, чистый месячный заработок составлял две-три тысячи гривен. Из Запорожья даже приезжали бандиты, просились в долю, грозились поломать позвоночник. Точку Левадный закрыл, когда, растащив колхоз, люди стали воровать металл друг у друга. Сейчас побочных заработков в семье нет, живут на его пенсию в 800 гривен. Еще Наташе приплачивают 100 гривен по уходу за инвалидом первой группы.
Володя понемногу столярничает: приспособился, лежа на коляске, строгать, выпиливать. Созданные полочки, стульчики раздаривает.
- Живу, - говорит, - нормально. Единственное, что не могу сам - надеть носки и штаны... Люди в селе - очень хорошие, я плохих пока не встречал. К нам часто соседи приходят. Много друзей у меня в Бердянске, Крыму, общаюсь с ними по интернету. Два компьютера друзья подарили. Жить не скучно.
Все хорошо у лежачего инвалида быть не может. Обижает, например, чиновничье равнодушие. Дали в собесе электроколяску, а о ремонте ее не беспокоятся. Приходится передвигаться вручную, за месяц пара перчаток стирается. Но, говорит Володя Левадный, он "не тот человек, который любит других нагружать своими проблемами".
- Неужели у тебя никогда не портится настроение, не достают трудности?
- Бывают, конечно, всякие минуты. Тогда мы с женой перечитываем девиз, который прикрепили на холодильник, чтоб был всегда под рукой: "Жизнь коротка. Нарушай правила. Прощай быстро. Целуйся медленно. Люби искренне. Смейся несдержанно. Никогда не жалей о том, что заставляет тебя огорчаться". Мне в последнее время, наоборот, хочется идти только в бой! Если будете писать о нас, дайте в газете номер телефона и электронный адрес. Буду рад любому общению.
P.S. Позвонить Владимиру и Наташе Левадным можно по номерам: 8-099-712-90-44 и 8-099-744-24-95. Написать по адресу: vovik@gobius.com

Автор: Юрий Гаев
Источник: facts.kiev.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ