Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

"Книксен" перед инвалидом

Немецкие автобусы «приседают» возле людей с ограниченными возможностями

Помню первого инвалида, увиденного в Германии. Бодрый старичок, восседавший в открытом персональном электромобиле (цена 999 евро), не поднимаясь с кресла, нажал удобно расположенную кнопку на двери затормозившего у остановки автобуса. Тот наклонился в сторону пассажира так, чтобы было удобно войти хоть человеку с тростью, хоть мамаше с коляской, и пенсионер лихо вкатил в салон - в ту часть, которая обустроена под нужды наименее приспособленных к дорожным тяготам граждан.

Видимо, старичку предстоял далекий путь или он спешил, ведь и на одной зарядке электромобиля (который, как правило, оплачивает инвалидам больничная касса) можно преодолеть около 60 верст со скоростью до 25 километров в час. Такая вот мобильность у здешних людей с ограниченными возможностями. Мобильность, которая - в особенности после присоединения Германии нынешней весной к Конвенции ООН о правах инвалидов - является не лозунгом, а директивой, со всей немецкой настойчивостью проводимой в жизнь.
Эта настойчивость не удивительна. Ведь вслед за Швецией ФРГ провозгласила девиз: «От пациента - к согражданину!» Согражданин, в отличие от пациента, прикованного к койке или безвылазно пребывающего в квартире, должен не только быть обслужен и накормлен, но и оставаться мобильным. И не только в ограниченном, городском ареале обитания, но и за пределами такового. Ради решения этой задачи работают телефонные горячие линии Немецкой железной дороги и аэропортов, позвонив по которым любой инвалид может обеспечить себе бесплатное сопровождение от входа в (аэро)вокзал до места назначения. Да и сами эти вокзалы проходят жесткую проверку на соответствие нуждам людей с ограниченными возможностями. Так, Немецкие железные дороги обязаны (!) предоставлять планы реконструкции и строительства вокзалов Немецкому совету инвалидов, который координирует работу десятков общественных организаций, пекущихся о пациентах-согражданах. И не факт, что эти планы сразу будут здесь утверждены взыскательными экспертами.
В ФРГ официально признаны инвалидами почти 9 миллионов человек, из них почти 7 миллионов - граждане с тяжелой формой инвалидности. На какие средства живет фактически каждый десятый житель Германии? Кто заботится о нем? Какие он имеет права? Может быть, читателя удивит, но в ФРГ не существует как таковой пенсии по инвалидности. Тем не менее это не означает, будто человек с ограниченными возможностями лишен куска хлеба. В самом худшем случае он, в соответствии с федеральным законом о соцобеспечении, получает 386 евро в месяц. Это, разумеется, только на пропитание. Деньги на оплату жилья (арендуемого или собственного), на приобретение одежды и так далее социальные ведомства выделяют подопечным по другим статьям расходов.
В ситуации, когда человеку показано постоянное пребывание в заведении медицинского типа, государство принимает на себя бессрочную заботу о нем. Другое дело, если у пациента есть богатые родственники, обязанные по закону заботиться о члене семьи, их попросят «к кассе». Только не надо полагать, будто речь в данном случае идет о лечебных заведениях, финансируемых по принципу «на тебе, боже, что нам негоже». Местечко Тильбек, например, представляет собой специализированный городок для инвалидов, в котором все живут в отдельных домиках на одну-две персоны и там же получают необходимую медицинскую (и психологическую) помощь. В среднем содержание одного больного здесь, включая социальную помощь, государственные дотации, вспомоществование от церкви, обходится в 3000 евро в месяц.
Если же инвалид не стал обитателем этого особенного городка, если проходит курс лечения (и просто живет) не в стационарных условиях, а дома, немецкое общество постарается, чтобы он ни в чем не испытывал нужды. Так, государство оплачивает услуги родственников (или лиц, которых выберет сам инвалид), ухаживающих за больным в домашней обстановке. Разумеется, помимо этого - исходя из степени потребности в уходе - государством оплачиваются и услуги квалифицированного персонала: медсестер, массажистов, сиделок, специалистов по лечебной гимнастике, психологов. Увеличение выплат по указанным статьям запланировано правительством на несколько лет вперед.
Но и это не все. Общество в лице больничной кассы оплачивает инвалидам модернизацию жилья под их нужды и - в случае невозможности такового (допустим, «старый фонд») - бесплатно помогает родственникам сограждан подыскать для страждущих более подходящие пенаты. Да и опять-таки за счет государства, если у инвалида нет обеспеченной родни, перебраться в них.
Дабы не утомлять читателя сложными расчетами (германская система обеспечения инвалидов построена на учете десятков параметров нужд, чаяний и прав конкретного пациента), приведу пример из жизни. У моей пожилой знакомой, российской немки, что называется, отказали ноги. После установления степени инвалидности на комиссии, после получения женщиной удостоверения инвалида (к слову, за ним не приходится ковылять, его пересылают по почте, и дает оно право на множество льгот: от налоговых послаблений, существенных скидок на посещение кино, театров, музеев, бассейнов и до бесплатного проезда в транспорте) - словом, после всего этого ее супруг - помимо платы по уходу за больной женой - получил уведомление о праве на 1250 евро «на особые нужды». На приобретение, допустим, специальной медицинской кровати для жены и под модернизацию ванной комнаты. Вместе с этим, образно говоря, «чеком» на обустройство пришел и список организаций, обязанных безвозмездно помочь супругам с потенциальным выбором иного, более комфортабельного жилья. Гуманно и заботливо, не так ли?
К слову, для того, чтобы инвалид ощутил на себе заботу местного общества, ему отнюдь не обязательно быть гражданином Германии и всю жизнь платить налоги. Россияне с ограниченными возможностями, постоянно проживающие в ФРГ, имеют абсолютно те же права, что их немецкие коллеги по несчастью. Более того. Чтобы они не испытывали языковых проблем, возникающих в ходе общения с местными «бюрократами» (нам бы таких, предпочитающих улаживать многие проблемы посредством переписки или по интернету), в ФРГ активно действует общество русскоязычных инвалидов, которое называется «Под одной крышей».
Впрочем, есть в ФРГ и еще не решенные проблемы в деле ресоциализации «пациентов в сограждан». Например, не исчерпан окончательно вопрос о так называемом «личном бюджете инвалида» - 553 евро, которые планировалось ежемесячно выделять под персональные нужды каждому немцу, больному с рождения. Не получила пока повсеместного распространения и практика совместного обучения различающихся по возможностям детей (до сих пор только 15,7 процента детей-инвалидов посещают обычные школы, 84,3 процента - специальные учебные заведения, в то время как Конвенция ООН предполагает именно совместное образование). Впрочем, это частности, которые решаются в рабочем порядке. А вот о маленьких согражданах забота тут особая. Ведь помимо всего, что полагается взрослым, родители детей с отклонениями в развитии получают от государства ежегодную доплату в размере свыше 10 евро на один день специализированного, целебного отдыха малышей. Таких дней может быть до тридцати. Каталоги оздоровительных центров (их больше 150), приспособленных для нуждающихся в особом уходе детей, доступны всем. В том числе и в интернете.

тем временем в россии...
«Нас как не принимали, так и не принимают»

В прошлом году Россия ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, которая принята Ген-ассамблеей ООН и провозглашает равенство возможностей, доступность городской среды и другие замечательные понятия. На деле говорить о равенстве людей с ограниченными возможностями и людей среднестатистических не приходится. Во-первых, инвалиды не могут самостоятельно себя обеспечить. В прошлом году из 780 тысяч петербургских инвалидов работу получили только 20 тысяч, хотя могут и хотят работать больше 100 тысяч человек.
-За последние годы ситуация практически не изменилась. Если раньше инвалиды сидели дома просто так, то теперь они сидят дома с красным дипломом: систему образования наладили, но работы все равно нет, - рассказывает главный редактор журнала «Русский инвалид» Геннадий Дягилев. - Нужно вернуть штрафы для работодателей, которые не могут взять инвалида на работу: тогда эти деньги пойдут тому, кто сможет трудоустроить человека с ограниченными возможностями. Эти средства понадобятся на обустройство его рабочего места.
Между тем безработный инвалид с учетом федеральных и местных выплат может рассчитывать максимум на 5 тысяч рублей. После достижения мужчинами 60 лет, а женщинами 55 лет - к вышеназванной сумме прибавляется пенсия по инвалидности, максимальный размер базовой части которой составляет для одинокого человека 3900 рублей. Даже с учетом льгот - бесплатного проезда в общественном транспорте для некоторых категорий инвалидов и 50-процентной скидки на оплату жилья - прожить на эти деньги сложно.
Вторую проблему - недоступности городской среды - решить еще сложнее. В самом тяжелом положении оказываются инвалиды-колясочники. Выйти из квартиры и посетить магазин для них равноценно подвигу. Только 5 процентов всех петербургских зданий, несмотря на городскую программу по их переустройству, приспособлены для людей в инвалидных колясках. При этом новые дома в нарушение законов строят так, что инвалид никогда не сможет ни зайти в них, ни выйти назад.
- Даже если где-то и появляется пандус, то это не значит, что им в действительности может воспользоваться инвалид. Делают неумело, под неправильным углом, без перил - просто для галочки, а не для людей, - сетует Геннадий Дягилев.
Петербургское правительство гордится тем, что закупает низкопольный транспорт. В прошлом году, по сведениям комитета по социальной политике, было приобретено около 300 таких машин. Однако войти в трамвай или автобус без посторонней помощи инвалид все равно не может: высота пола не согласуется с высотой тротуара. Метро и вокзалы в большинстве своем также не приспособлены для колясок. Для российского общества инвалиды как бы не существуют. Они учатся в отдельных школах и интернатах, не появляются в общественных местах, потому что не могут до них добраться.
Несмотря на недоступность транспорта и инфраструктуры, люди с ограниченными возможностями объединяются по спортивным интересам. Вот уже ряд лет в Петербурге существует несколько спортивных клубов для инвалидов. Это клуб по настольному теннису «СПб СКИТ», баскетбольный клуб «Баски», клуб танцев «Танец на колесах», клуб плавания, клуб фехтования на инвалидных колясках. Большинство из этих сообществ держатся на альтруизме, насколько им помогает город - вопрос спорный. Например, клуб по настольному теннису существует в городе почти десять лет. Сейчас здесь тренируются около двух десятков человек. Они занимают призовые места на чемпионатах России и Петербурга среди инвалидов, а вот в зарубежных первенствах питерские теннисисты никогда не участвовали.
- Надо заработать рейтинг, то есть ездить на международные турниры, а у нас для этого нет должного финансирования, - сказал президент клуба «СПб СКИТ» Давид Паравян.
Да что там финансирование, возникают трудности с площадками для тренировок, арендовать которые зачастую помогают спонсоры. Правда, недавно в Купчино построили Дворец спорта, предназначенный для инвалидов-колясочников. Спортсмены надеются, что им выделят место для тренировок, но город никаких гарантий не дает. Правда и другое - клуб «Танец на колесах», например, поддерживает спорткомитет. Чиновники выделяют им помещение для тренировок прямо у себя в здании на Миллионной, 22. Но добраться сюда - порой настоящий подвиг для ребят.
- Я живу в Красном Селе, и на дорогу до спортзала у меня уходит больше двух часов. Сначала добираюсь на автобусе, затем на метро, домой с тренировки возвращаюсь уже ближе к полуночи, каждый раз на дорогу трачу колоссальные усилия, - рассказывает Андрей Антонов.
В конце августа на Кубок континента по спортивным танцам на колясках в наш город приедет много зарубежных гостей с ограниченными возможностями. Любопытно, что организаторы, понимая всю трудность положения инвалидов, в помощь им нанимают группы волонтеров. - Нас как не принимали, так и не принимают. Вот уже около двадцати лет существует Всероссийское общество инвалидов. И что? Даже пандусы для колясочников, о которых так много говорили, на пальцах пересчитать можно, - пожаловалась инвалид Людмила Муравьева. В Петербурге из культурных объектов для свободного передвижения инвалидов оборудованы только Малый драматический театр, Театр на Литейном, Эрмитаж, Русский музей и Михайловский замок.

Авторы: Дария Орешкина, Софья Прокошева, Антон Шандоров
Источник: nevskoevremya.spb.ru

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ