Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Госзакупки на здоровье.

В Министерстве промышленности и торговли РФ вышел проект постановления, согласно которому предлагается запретить госзакупку иностранных медицинских изделий, аналоги которых производятся в России. В списке — 101 пункт. Среди товаров, попавших под запрет, — бинты, костыли, антисептики, детская ортопедическая обувь, аппараты искусственной вентиляции легких, инкубаторы для новорожденных, протезы клапанов сердца и многое другое.

Как передает газета «Коммерсант», список лоббировали крупные российские производители медизделий, а вот Минэкономразвития и ФАС выступили против. Специалисты утверждают, что при составлении «штрафного списка» не была проведена экспертная оценка и согласование с Минздравом РФ. Врачи, которых обошли вниманием при создании данного постановления, могли бы жаловаться на качество медицинских изделий, но этого не делают. В основном тревогу бьют некоммерческие организации. Пока обсуждение постановления Минпромторга, которое должно было закончиться 17 августа, продлили до 1 октября.

Ситуация вокруг медицинских изделий — не единственная проблема, которую вызвала программа импортозамещения, за которую всерьез взялись в середине прошлого года в связи с обменом санкциями.

Плюсы и минусы

По сообщению «РИА Новости», глава Минпромторга Денис Мантуров утверждает, что суммарная стоимость всех проектов импортозамещения составляет 2,5 триллиона рублей. По его словам, деньги выделяются самым значимым проектам, среди которых — производство фармацевтических субстанций для лекарств от туберкулеза, ВИЧ и онкологи. Данные проекты, добавил министр, должны финансироваться не только через бюджет, но и регуляторные меры, а также госзакупки. У последних есть свои плюсы и минусы.

Лекарственные препараты закупаются посредством открытых аукционов в электронной форме, что позволяет обеспечить прозрачность закупок, увеличить конкуренцию и сэкономить средства, объяснили специалисты минздрава Челябинской области. По результатам конкурентных закупок экономия составляет 10 %, что позволяет осуществить повторное приобретение лекарственных препаратов для новых зарегистрированных пациентов, а также для пациентов, у которых изменилась схема лечения. Это плюс.

С другой стороны, в законе прописаны ограничения сроков проведения закупок, поэтому минздрав не может в любой момент закупить препараты, даже если на данный момент их остро не хватает. Для решения этой проблемы осуществляются попытки создать так называемый переходящий товарный запас, чтобы в случае крайней необходимости своевременно обеспечить лекарственными препаратами нуждающиеся категории граждан. Кроме того, чтобы не закупать лекарства за границей, в рамках импортозамещения в стране создаются фармацевтические кластеры, которые осуществляют весь цикл производства лекарственных препаратов на территории РФ.

Но есть еще один нюанс. «По новому законодательству поставщик, который участвует в тендерных закупках на приобретение лекарственных препаратов и предлагает импортную продукцию, к торгам не допускается, — объясняет Арина Устюгова, начальник управления лекарственного обеспечения министерства здравоохранения Челябинской области. — Однако иностранные фармацевтические компании нашли выход из ситуации: они локализуют свое производство лекарств на территории России».

В случае с лекарственными препаратами для диабетиков в рамках группы человеческих инсулинов отечественные разработки составляют всего 10-15 %. Остальные — с использованием импортных составляющих. Подтверждает ситуацию заместитель директора Областного аптечного склада Валерий Яковенко. Отечественные лекарственные препараты, по его мнению, условно можно назвать отечественными, так как большинство из них созданы с использованием импортных компонентов, а доля импортных препаратов в целом на сегодняшний день составляет 70 % от их общего числа.

Мозги не закупишь

Еще один острый вопрос, который возникает в связи с импортозамещением, — это соотношение количества и качества. «Отечественные препараты, может, и дешевле, но зачастую они уступают по качеству, и чтобы компенсировать заболевание, нужно использовать их в большем количестве, чем импортные аналоги. В итоге выходит только дороже», — поясняет ситуацию председатель правления Челябинского регионального диабетического общественного движения «Вместе» Ирина Исакова. При этом важно помнить, что от эффективности терапии зависит дальнейшая судьба пациента — потеряет ли он работоспособность, станет ли инвалидом. Так что это еще вопрос: что же для государства лучше — купить хороший препарат или пожизненно потом выплачивать пенсию инвалидам социальными льготами?

В рамках импортозамещения остро стоит не только вопрос ввоза готовых продуктов, но и проблема импорта инноваций и знаний. И это действительно проблема, учитывая тот факт, что Евросоюз и США объявили России, в том числе, и технологическую блокаду. Наращивание собственных мощностей и постепенное вытеснение иностранной продукции — процесс постепенный. В одночасье этот вопрос не решить. «Разработка новых форм требует серьезных инвестиций в мозги, а затем и в создание команд, научных коллективов. Здесь у нас пробел, — добавляет Валерий Яковенко. — Мы только начинаем производить отечественные препараты. Пока производство все равно осуществляется из импортных составляющих, которые покупаются за валюту». То же самое касается и медицинской техники: на то, чтобы научиться делать ее хорошо, отечественным производителям потребуются десятилетия конкуренции. Однако весьма сложно говорить о какой‑либо конкуренции в условиях жесткого государственного регулирования рынка.

Екатерина Сырцева