Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Переправа, переправа или такая недоступная среда

Тема создания доступной среды для лиц с ограниченными возможностями здоровья является топовой уже в течение нескольких лет. Однако, как и прежде, принимаемые меры подчас делаются для галочки. 

А мост и ныне там 

Мосты через Белую для нескольких тысяч проживающих в частном секторе за рекой жителей республиканского центра — объекты стратегические. Попасть без них в центр города было бы весьма затруднительно. Несколько месяцев назад в «СА» стали поступать жалобы на то, что дальний висячий мост возле детского сада «Росинка» находится в аварийном состоянии. Мы вышли на место и убедились, что он находился действительно в весьма неприглядном виде. В уже изрядно подгнившем покрытии появились «провалы» шириной с метр или более, в плачевном состоянии и металлические конструкции переправы. Тем не менее жителям района этот мост особенно необходим, в том числе родители через него водили детей в детский сад, здесь же недалеко расположена школа.

В скором времени на этом мосту можно ожидать перемен к лучшему. Как можно узнать, посетив интернет-ресурс zakupki.gov.ru (официальный сайт РФ для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг), недавно состоялся аукцион на выполнение работ по его ремонту. Цена контракта — 218 тыс. рублей. Будем надеяться, что выделенных денег хватит, и скоро жители района получат возможность пользоваться этим мостом. К слову, если же сравнивать с мостом напротив горпарка, сумма затрат кажется не столь значительной. Как сообщается на сайте zakupki.gov.ru, муниципальный контракт на выполнение работ по капитальному ремонту объекта капитального строительства: «Капитальный ремонт пешеходного моста через р.Белая в г.Майкопе в районе «Городского парка культуры и отдыха» был заключен осенью прошлого года и уже в ноябре был подписан акт сдачи-приемки готовых работ. Цена договора составила 1,765 млн. рублей». 

То, что на необходимость приведения мостов в надлежащий вид власти обратили внимание, есть своя доля заслуг и Майкопской городской организации людей с ограниченными возможностями здоровья «Легионеры милосердия». Ее председатель Владимир Трофимов в свое время обратился в прокуратуру с жалобой на то, что мосты через Белую не оборудованы условиями доступной среды для людей, передвигающихся в инвалидном кресле. Действительно, по итогам прокурорской проверки в отношении моста, расположенного в районе городского парка, возле бассейна, было установлено нарушение в том, каким образом оборудован пандус. Его уклон составил более 40% при допустимом не более 10%, а съезд с противоположной стороны моста вовсе отсутствовал. Вопрос имеет социальное значение, решили в прокуратуре и обратились в суд с заявлением в интересах неограниченного круга лиц. 30 апреля 2013 года Майкопский городской суд рассмотрел иск прокуратуры к мэрии Майкопа и МКУ «Благоустройство МО «Город Майкоп». Бездействие муниципальных служб, выразившееся в отсутствии контроля за техническим состоянием моста, было признано незаконным. Ответчики были обязаны привести объект в надлежащий вид.

684e7cd5ade959a1adb8f7f7d5da717a.jpg

— Доводы представителей ответчиков об отсутствии надлежащего финансирования суд посчитал несостоятельными, поскольку в силу ст.ст. 2, 18 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. В связи с этим недостаточность денежных средств не могла служить основанием для ненадлежащего содержания и обустройства указанного моста, — прокомментировали «СА» этот случай в пресс-службе Майкопского городского суда. — Несколько ранее, 1 апреля 2013 года, по иску прокуратуры суд признал незаконным бездействие МКУ «Благоустройство» и мэрии города, выразившееся в необорудовании условий доступной среды на мосту в районе детского санатория «Росинка». Далее, 9 апреля 2013 года Майкопский городской суд по аналогичному иску прокуратуры признал незаконным бездействие муниципалитета в части неисполнения обязанности по контролю за техническим состоянием моста через реку Белая, расположенного по ул.Подлесной в г.Майкопе (в районе плотины). Основанием для иска также стали результаты прокурорской проверки, проведенной по жалобе Трофимова. 

…берег левый, берег правый

Далее муниципалитет приступил к исполнению судебных решений. Был заключен контракт на обустройство пандусов на мосту по ул.Подлесной (через плотину) и в районе детского сада «Росинка». Цена контракта составила порядка 100 тыс. рублей. Работы были выполнены, ответствующий акт сдачи-приемки работы составлен 17 апреля 2015 года. Однако, что касается висячего моста возле «Росинки», толку от этого оказалось мало — как мы уже говорили, пока мост находится в весьма плачевном состоянии и проход по нему закрыт.

01e5c1ac1fca671849933965fc2645b2.jpg

С мостом напротив городского парка ситуация тоже двоякая. Сразу перед сходом с моста на левом берегу — заросшие бурьяном ступеньки, но подняться человеку в инвалидной коляске на эту высоту невозможно — пандуса нет. Единственный подъезд к мосту — засыпанная гравием, в котором вязнут колеса инвалидной коляски, крутая дорожка в стороне. 

— Спуститься здесь можно, однако в этом есть риск свернуть себе шею... — горько шутит Владимир Трофимов. 

Далее, когда мы двигались вдоль набережной, наш собеседник развил мысль:

— Вроде не так давно завершен капитальный ремонт моста, однако около месяца назад на нем опять велись какие-то работы. Мост оборудован пандусами, однако пользы от этого мало. Во-первых, сами по себе пандусы мало чего стоят в условиях, когда к мосту нет нормального подъезда ни с одной, ни с другой стороны реки. Во-вторых, на покрытии моста со стороны парка есть практически незаметная для прохожего «приступка». Зато я, передвигаясь на инвалидной коляске, ее очень хорошо ощущаю... Я могу «взять» ее с разгона, однако преодоление подобных препятствий вряд ли хорошо скажется на техническом состоянии моей коляски…

— Но если инвалид все же переедет через мост, у него будет возможность лишь покататься вокруг бассейна. Подъем на коляске по ведущей в парк асфальтированной дорожке будет делом очень нелегким, — развивает мысль Владимир Трофимов.

Да и в целом состояние набережной по левому берегу Белой таково, что в темное время здесь и здоровый человек ноги переломать может. А ведь это зона отдыха для очень многих горожан. 

— К сожалению, я и мечтать не могу о том, чтобы без чьей-то помощи спуститься к реке, к воде, — говорит Владимир Трофимов.

Движемся по набережной в обратную сторону — к дальнему висячему мосту у детского сада «Росинка». По ходу дела встречные здороваются с Владимиром — видно, человек прожил в этом районе много лет, его знают и уважают соседи. Мы тоже поневоле проникаемся уважением к нашему собеседнику. 

— Если почитать законы о том, как надо поддерживать инвалидов, так душа радуется и хочется жить. Только вот в реальности мы часто сталкиваемся совсем с другим. Бывает и так, что для решения самых очевидных вопросов приходится идти в суд. Здесь отдельное спасибо работникам прокуратуры, — говорит наш собеседник. — Хотя не все так плохо. В том, что касается создания условий доступной среды, есть некоторые подвижки. Например, мэрия города пошла нам навстречу в вопросе оборудования двух туалетов для инвалидов — в городском парке и на республиканском стадионе. Поверьте мне, без иронии, для нас это очень важно.

Но встречаются случаи бездушия, непонимания, а то и откровенной халатности. Не так давно «Легионеры милосердия» проводили встречу в Майкопе. Практически в центре города у одного из ее участников сломалась коляска.

— Мы звонили на телефоны служб, которые должны помогать людям, но в итоге пожилому человеку пришлось на солнцепеке ожидать поддержки более часа. Может, некоторые наши чиновники искренне верят в то, что всю жизнь будут молоды и здоровы? — задается вопросом Владимир Трофимов.

Но самое тяжелое, что может ждать человека, потерявшего здоровье, который не видит реальной возможности найти себе место в обществе, — апатия, потеря интереса к жизни.

— К сожалению, сегодня инвалиды по большей части разделены, лишены связи с окружающим миром и живут в своих маленьких, замкнутых мирках. Очень много людей спиваются, — говорит наш собеседник. — Чтобы попытаться сломать эти барьеры, мы и создали организацию «Легионеры милосердия», объединяющую всех людей с ограниченными возможностями здоровья, в рамках которой мы пытаемся общими усилиями решать общие вопросы и отстаивать наши права. Если подумать, то все наше общество состоит из людей с ограниченными возможностями здоровья. Нет у человека зуба — у него уже возможности здоровья несколько ограничены. Или если кто-то убежден, что он абсолютно здоров, опять-таки, ведь всех ждут старость, болезни...

Сам Трофимов — «шейник». В результате травмы у него практически парализованы руки и ноги. Поэтому коляска с электрическим приводом (которой он управляет джойстиком при помощи нескольких пальцев на руке) для него отнюдь не роскошь. При этом чувствуется, что перед нами человек, не привыкший просить о помощи. Путь пересекает грунтовая дорога — съезд к реке. Он, не предупредив, ускоряя ход, преодолевает сделанные машинами выбоины. Раньше, когда он спускался по косогору на набережную, нам было, мягко сказать, не по себе от зрелища. Сейчас и вовсе сердце екнуло: район малолюдный, если коляска перевернется, дожидаться помощи придется долго...

— Не страшно?

— А куда деваться? Страшно было раньше, когда на мосту через плотину не было пандусов, и приходилось перебираться на другой берег по проезжей части. Бывает, едет «КамАЗ» с лесом, и у меня сердце сжимается: «Господи, уж достаточно жизнь меня поломала! Помоги! Если что случится, то пусть сразу умру...» 

Далее движемся молча. Висячий мост возле «Росинки». Сам проход на мост заварен решеткой. Идем влево и вверх по асфальтированной дороге. Далее — по улице Кирова — движемся обратно к дому Владимира Трофимова. 

Вывод из увиденного и услышанного: по итогам исполнения решений суда кардинального улучшения ситуаций в плане доступности мостов Владимир Трофимов не почувствовал. Исключение — мост через плотину, здесь его оценка положительная. А ведь работы произведены и оплачены из бюджета на всех трех мостах. 

О правовой «культуре» и «доступной» среде

На обеспечение реализации различных направлений Государственной программы РФ «Доступная среда» на 2011—2015 годы общий объем бюджетных ассигнований составляет более 168 млрд. рублей. В Адыгее на реализацию аналогичной региональной программы предусмотрено порядка 110 млн. рублей. Средства немалые, и есть значительный общественный интерес в том, чтобы эти траты принесли максимальную пользу. Ведь это прямо касается благополучия жизни огромного числа наших сограждан. Как следует из паспорта долгосрочной целевой программы РА «Доступная среда» на 2013—2015 годы, в регионе проживают порядка 37,5 тыс. инвалидов, из которых 1,4 тыс. составляют дети-инвалиды, 1,1 тыс. — инвалиды войны и инвалиды вследствие военной травмы, более 1,2 — инвалиды по зрению и 590 — инвалиды с полной утерей слуха. Это каждый 8 житель республики (в Российской Федерации — каждый 12).

Однако удастся ли по итогам реализации данных государственных программ поднять ситуацию на принципиально новый уровень — вопрос спорный. Ведь помимо обустройства «доступной среды» по ее формальным признакам необходимо ломать барьеры несколько иного плана. Пообщавшись с Владимиром Трофимовым и другими его собратьями по несчастью, мы выслушали достаточно историй о том, как обустроенные перед официальными учреждениями пандусы оказываются ведущими в никуда — в саму дверь на инвалидной коляске въехать нельзя. Или про то, что оборудованные подъемники на самом деле оказываются в нерабочем состоянии. Вполне обыденной, к сожалению, представляется ситуация, когда принимающий человека с ограниченными возможностями здоровья чиновник особо не пытается скрыть своего отношения: «Зачем пришли? Сидели бы дома...» или просто пытается избежать общения с неудобным и «неприятным» заявителем...

Еще один показательный момент, и эту тему мы поднимали на страницах «СА» неоднократно. При обустройстве тротуаров и пешеходных переходов практически ничего не стоит (в том числе и в сугубо материальном смысле...) оборудовать нормальные съезды с тротуара на проезжую часть. Из цепочки бордюрных камней исключается один, в образовавшемся пространстве формируют откос асфальта или тротуарной плитки. В нижней части конструкцию укрепляют положенным на бок бордюрным камнем. C этим камнем и возникают проблемы. Есть правила, устанавливающие, что высота бордюрного камня на съезде не должна превышать четыре сантиметра (причем это допустимый максимум, естественно, желательно, чтобы зазор был меньше). На практике же, как и прежде, это правило сплошь и рядом нарушается. Причем это делается и возле вновь возводимых объектов. А это дает основание полагать, что за четыре года с начала реализации программы «Доступная среда» государство так и не смогло убедить застройщиков и ответственные за благоустройство службы следовать самым элементарным требованиям, необходимость соблюдения которых, к слову, прямо обусловлена международными обязательствами России (ратифицированной РФ Конвенцией ООН о правах инвалидов), федеральным и региональным законодательством. 

Повторимся, если в некоторых случаях создание условий доступной среды потребует значительных вложений (лифты, подъемники), то при обустройстве тротуаров для облегчения жизни инвалидов, мам с колясками и пожилых людей достаточно просто следовать установленным правилам. А как этот вопрос решается перед новостройкой на перекрестке улиц Победы и Советской в Майкопе? Пандусы к офисным помещениям на первом этаже устроены — это уже неплохо, однако подъезд к ним по тротуару затруднен. Или вообще «гениальное» решение — упирающийся в бордюр и бетонный столб пешеходный переход на пересечении улиц Победы и Пушкина возле городского парка. 

А теперь посмотрим на новый республиканский стадион: выйдя из главных ворот и повернув налево, мы упремся в пожарный проезд. Для того, чтобы добраться от него до расположенного по соседству современного и также адаптированного под нужды инвалидов физкультурно-оздоровительного комплекса (а заодно и до остановки общественного транспорта), инвалиду-колясочнику придется «спрыгнуть» с бордюра 15—20 сантиметров высотой, а потом забраться на такую же высоту…

Да простят нас те из ответственных лиц, кого может в той или иной мере задеть то, о чем мы говорим. Эти примеры указаны методом случайной выборки. Хотя во многих других местах ситуация не лучше...

Дмитрий Кизянов