Архив:

Наказание за оскорбление инвалидов предлагают ужесточить. Поможет?

В России предлагают ужесточить наказание за унижение человека с ограниченными возможностями здоровья и приравнять к отягчающему обстоятельству в уголовном деле. Это может грозить виновнику лишением свободы до 5 лет, а в лучшем случае — штрафом до полумиллиона рублей.

Пакет поправок в законодательство разработал депутат Законодательного собрания Ленинградской области Владимир Петров. Парламентарий уверен, что вынесение людей с инвалидностью в отдельную группу в Кодекс об административных правонарушениях и Уголовный кодекс РФ станет «реальным актом защиты прав и свобод».

Идея внести поправки в закон возникла у депутата после недавнего инцидента, который произошел в Нижнем Новгороде c сестрой модели Наталья Водяновой — Оксаной Водяновой, у которой есть особенность в развитии.

Оксана Водянова и сопровождавшая ее няня зашли в шашлычную, чтобы выпить воды, но так и не дождались своего заказа. Директор заведения не просто попросил нежеланных гостей покинуть заведение, но и позвал на подмогу сотрудников частного охранного предприятия.

Поможет ли изменение в законодательстве изменить отношение в обществе к людям с инвалидностью?

4aaf46c975e6a67570240a6389fcb068.jpg

Маргарита Колпащикова, председатель Коми республиканского отделения Всероссийского общества инвалидов:

— Я могу однозначно сказать, что это не принесет того результата, на который все уповают, если такие поправки в закон будут приняты. Самое главное, я считаю, что действительно должно быть просвещение в обществе. Не нужно опять каким-то образом выделять эту группу людей уже прямо до такой степени. Ведь обижают и оскорбляют не только людей с инвалидностью, любого человека, того же пожилого, могут оскорбить и обидеть. Могут оскорбить ребенка. Это все едино. Отношение к людям должно быть нормальным и адекватным, несмотря на то, какое у него физическое или умственное состояние. Оно должно быть одинаково абсолютно ко всем.

d8011e1c78e95c0930b5cf1abadf5972.jpg

Николай Костин, эксперт общественной организации, защищающей права людей с инвалидностью, «Аппарель», Сыктывкар:

— Нет смысла ужесточать наказание, так как мы все по своей природе равны. Да, есть у людей, имеющих инвалидность, те или иные особенности в развитии или во внешности, но ведь это не повод для оскорблений, и мне кажется, это только ужесточит и настроит общество против нас. Даже сегодня, получается, мы боремся за доступность тех же магазинов или пешеходных дорожек и остановочных комплексов. А я больше чем уверен: люди думают, не много ли этот Костин просит, тут людям на продукты денег не хватает, а ему дорогой низкопольный автобус подавай, много ли он на нем будет ездить, да лучше бы пазиков штуки три купили... Я ведь требую не только для себя, не раз попадал на низкопольный автобус, а там ехала мамочка с ребенком в коляске, и я понимаю — вот удобно же, и в душе так приятно, не передать. Или пожилой человек заходит с остановки без всякой нагрузки в автобус, и тоже ведь здорово. На мой взгляд, нельзя вообще унижать или каким-либо образом оскорблять, не важно, человек он с инвалидностью или нет, нас всех одинаково должен защищать закон РФ, а не выборочно.

97ea3211783993538907861a2bb6909f.jpg

Евгений Гузей, председатель Коми республиканской общественной организации молодых людей с инвалидностью «Пульс»:

— Я наивно полагал, что в нашей стране вообще никого оскорблять нельзя. Оказывается, нет, только людей с инвалидностью, и только после принятия закона. Отвратительная инициатива, она противоречит конвенции о правах инвалидов, где указывается равенство перед законом всех групп населения, как с инвалидностью, так и без. Тут же опять идет отделение одних от других. Не говоря уже о том, что появится новое широкое поле для махинаций и злоупотреблений.

2ee25c8c28e161d6268d49055ba902f5.jpg

Андрей Журавлев, участник реабилитационной велокоманды «Кентавр», председатель кировского общества инвалидов «Лучик»:

— Как простой гражданин я приветствую эти меры. Однако, если вникнуть в проблему, то окажется, что не все так однозначно. У меня лично было несколько подобных случаев, которые решались мирным путем, без скандала. Очень много зависит от самого инвалида, от его состояния, прежде всего психического. Ведь не секрет, что при некоторых видах заболеваний, человек ведет себя довольно странно или даже неадекватно. Естественно, что людям не нравится такое соседство. В целом, исходя из моего опыта, могу сказать, что отношение к инвалидам в России соответствует пословице «встречают по одежке — провожают по уму». Надеюсь, этот закон поможет усмирить особо буйных «непонимающих».

527f44ef22d92e608a7287e1f5b559a4.jpg

Ольга Шебеко, член Общественной палаты Кировской области, специалист по благотворительным акциям региональной общественной организации родителей детей-инвалидов «Дорогою добра»:

— Ужесточить наказание за оскорбление людей с инвалидностью — это та же самая дискриминация. Единственное, что нужно людям с ограниченными возможностями здоровья, на мой взгляд, это чтоб к ним относились как к равным. А подобные предложения опять ставят их на ступеньку ниже остальных. И, кстати, что делать с теми людьми, чья инвалидность не видна на первый взгляд: больными сахарным диабетом, муковисцидозом, раком, гипертонической болезнью, артритом и огромным множеством других заболеваний, о которых нельзя догадаться по внешнему виду? И неужели оскорбить или унизить человека без нарушений развития — это более допустимо и «нормально», чем человека с инвалидностью? Мне кажется, большая проблема нашего общества заключается в том, что мы не можем принять идею самоценности жизни каждого человека. Дело в том, что у нас право стать важной для общества личностью надо заслужить. А люди с инвалидностью, как считается, большой видимой пользы обществу, государству не приносят. Но к человеку нельзя подходить с такой меркой. И кто может сказать о себе, не лукавя: «Вот я, несомненно, нужен, без меня мир не сможет обойтись»! Поэтому достаточно разглядеть в стоящем напротив человеке человека. Такого же равного, достойного того же отношения, которого мы ожидаем к самим себе, и применение уголовного кодекса окажется излишним.

c8ad85c28ae3860485f36609c979fa52.jpg

Наталья Горбенко, руководитель мончегорского отделения всероссийского общества слепых, Мурманск:

— У нас в Мончегорске был аналогичный случай нижегородскому. Молодой человек, инвалид по зрению и к тому же с нарушением координации движений не имел возможности зайти в супермаркет. Его не пустили в магазин посчитав, что он в алкогольном опьянении. Мужчина был вместе с семьей, и они объясняли охране, что такие внешние физиологические проявления — последствия сложных хирургических вмешательств, повреждения нервной системы и клинической смерти. Но никакие аргументы не заставили охрану прислушаться. В таких ситуациях нам просто необходима защита закона! А наши люди боятся лишь наказания рублем. Вспомним ситуацию со штрафами за нарушения ПДД. Навести порядок на дороге удалось с помощью повышения штрафов. Ужесточение закона стало бы для нас дополнительным подспорьем и защитой. Однако я считаю, что унижение достоинство проявляется не только в виде бранных слов, но и в создании социальных условий. Вот например, инвалид имеет право воспользоваться помощью социального работника. Сразу отмечу, что услуга эта платная, и мы отдаем часть своей пенсии за то, чтобы социальные работники помогали нам в быту. Но вот у специалистов этой службы есть регламент — полчаса на каждого. К челну нашего общества, незрячей женщине без обеих ног приходит помощница у которой есть полчаса на то что бы помыть человека, убрать в квартире, помочь на кухне. Работница спешит, делает все как успеет, так как их в службе ругают за нарушение регламента! Это не унижение? Я, незрячий человек, не выхожу из дома в субботу и воскресенье, потому что могу рассчитывать на сопровождение только в рабочие дни. Это не унижение?

8725df68cd97d092f0ba3748006b25b7.jpg

Анна Добрецова, руководитель Благотворительного фонда «Открыть Мир», Кострома:

— Я считаю, что людей нужно учить помогать друг другу, учить понимать и принимать такими, какие они есть. К сожалению, многие родители особенных детей привыкли к тому, что на их детей общество реагирует не так, поэтому они порой буквально с порога вынуждены занимать оборонительную позицию. А этого быть не должно. Выход я вижу в инклюзивном образовании: учить общаться с особенными людьми нужно не на уроках, а в естественной среде. Конечно, для тех, кто обижает слабых и беззащитных, в обществе должны быть меры. Если кто-то выгоняет инвалидов, общество должно реагировать и осуждать такие действия. Но я не думаю, что за это должно быть жесткое уголовное преследование — как, например, за кражу. Обидеть инвалида — это то же самое, что оставить семью, бросить детей. За это не сажают в тюрьму. Но есть моральное порицание. И права особых детей должны быть защищены. Я считаю, что общество должно получать больше информации об особых людях: нужно создавать условия для общения между обычными и особенными людьми, чтобы все воспринимали это общение естественно.

c87ec850f22af079aaef3a513365d4f4.jpg

Айгюль Саидова, руководитель детской парикмахерской «KindersOn», Кострома:

— Я считаю, что наказание не надо ужесточать. Зло порождает зло. Проблема заключается в том, что менталитет советских людей, которые привыкли относиться к инвалидам со страхом и настороженностью, еще не сменился. Это я видела на примере своей семьи: моя старшая сестра — инвалид по слуху, а дядя родился с синдромом Дауна. Мое детство прошло среди особых людей, и я видела со стороны, как это тяжело. Когда у дедушки с бабушкой родился особый ребенок, это скрывалось от соседей, казалось чем-то постыдным, в то время в обществе считалось нормой сдавать ребенка-инвалида в дом малютки, а если он оставался в семье — его сторонились. Я не могу сказать, чтобы моего дядю, который в душе остался ребенком, дразнили, но всем было дико, и люди с опаской на него смотрели. А мою сестру, инвалида по слуху, можно сказать, загубили. От нее отказались в обычной школе — ее пришлось сдать в интернат, где она стала запаздывать в развитии и не смогла получить того уровня социализации, который получила бы при инклюзивном обучении в обычной школе.

Когда я открыла детскую парикмахерскую, нам предложили подстригать «особых» детей. Я увидела, сколько у их родителей терпения. Они классные! С ними можно найти общий язык — можно работать и можно дружить. Мы потихоньку начали их подстригать.

В этом году я прошла в финал всероссийского конкурса «Goodstarter» и увидела, сколько у нас людей, которые делают классные проекты с особыми детками — если не сами, то с общественной поддержкой. И мы решили организовать проект «Особенное лето»: разместили информацию на краудфандинговой площадке «планета.ру». Нам удалось убедить людей! Мы рассказали, что есть особые дети, их не нужно бояться, и каждый человек может такому ребенку помочь. Людей нужно просто учить этому.

Получилась такая позитивная волна! Люди покупали особым детям «виртуальную стрижку» или даже целый абонемент, чтобы такие малыши смогли пользоваться услугами нашей парикмахерской бесплатно. Благодаря этому проекту мы собрали 100 тысяч рублей и открыли третье рабочее место для парикмахера, который наряду с обычными подстригает и особенных детей. Это столько добра! Конечно, в каждом проекте есть сложности. Почему-то у нас в школе учат вычислению логарифма, но не учат общению с особыми людьми: большинство не знают, как на них реагировать, боятся, что особый человек причинит вред. А ведь все, что нужно для понимания, — это совместные мероприятия и грамотный педагог, который может показать, объяснить и рассказать детям как себя вести, чтобы исчезли барьеры и страх. Вести социально ориентированный бизнес не сложно. Нужно лишь немного поменять сознание.

74485f7d21810c51a591d5e20a303ce4.jpg

Виктор Курзенев, инвалид первой группы, Йошкар-Ола:

— Я про случай с сестрой Водяновой хочу сказать: хорошо, что обратили внимание на такое и стараются предать гласности поступки, оскорбляющие достоинство любого человека. Я думаю также, что важно показывать не только негатив, но и достижения инвалидов. Нужно это делать регулярно, как, например, в Финляндии. Там на всех каналах есть передачи, посвященные людям с ограниченными возможностями. Чем чаще говорить и показывать, тем толерантнее люди будут относиться к нам.

Как бывает в жизни сейчас? Например, в регистратуре поликлиники меня как инвалида первой группы обслуживают вне очереди. Довольно часто у нас же очереди в регистратуре, стоящие в них люди начинают высказывать недовольство: такой-сякой, мы тут уже столько времени стоим… Я им объясняю — инвалид, на протезах хожу. Как правило, на этой стадии конфликт оказывается исчерпан. Но если бы все госучреждения размещали эту информацию об обслуживании инвалидов вне очереди, наверное такой агрессии попытки использовать свое право не вызывали бы. Хотят ввести наказание за оскорбление инвалидов? Хорошо, что обратили внимание на проблему.

7484ffa5ab086507ba8e5340aaa71a35.jpg

Наталия Богомолова, председатель регионального отделения Всероссийского общества инвалидов, сопредседатель регионального отделения Общероссийского народного фронта, Йошкар-Ола:

— В нашу организацию инвалидов и в ОНФ обратилась мама ребенка-аутиста, посещающего группу детского садика в Йошкар-Оле. Ситуация такая: администрация дошкольного учреждения, а затем и родители, узнав о диагнозе, который не так давно поставили ребенку, стали требовать прекратить посещение группы. Дело оказалось в прокуратуре и дошло до комиссии по делам несовершеннолетних. Наверное, такие истории неприятия инвалидов, оскорбительные и унизительные, есть повсюду. Они, конечно же, исключение из правил. Именно поэтому предложение выделять инвалидов в качестве отдельной группы в КоАП и в Уголовном кодексе — верное. Как и предполагаемое наказание. 

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ