Архив:

Летящая за ветром

Около 200 километров накатал на велосипеде этим летом минчанин Дмитрий Тимашков. Расстояние для опытного велосипедиста незначительное. Если не считать, что его он преодолел вместе с 8–летней дочерью Лилией, которая страдает тяжелой формой ДЦП. Для этого инициативный папа переделал специальную беговую коляску в велоприцеп. И отправился колесить по окрестностям. 

Казалось бы, велоприцепов сегодня существует великое множество. Однако те, которые предназначены для здоровых деток, мальчикам и девочкам с серьезными физическими нарушениями не подходят. Хотя участие в спортивной деятельности, свидетельствует мировой опыт, — прекрасное средство реабилитации как для них самих, так и для их родителей. 

— Велоприцеп служит для того, чтобы катать на нем ребенка с тяжелой степенью инвалидности, — представляет Дмитрий свою разработку. — Вы часто видите на улице таких детей? Нет. А все потому, что многие родители просто стесняются выходить с ними на улицу. А тут «три в одном»: и прогулка, и спорт, и никаких косых взглядов. Мы с дочкой, например, сначала катались по Лошицкому парку недалеко от дома. Летом переехали жить на дачу и освоили маршрут до Минского моря и обратно — около 20 км. Что очень важно, кроме эмоционального удовольствия, которое испытывает Лилия, я вижу большие перемены в ее физическом состоянии. 

За настроением маленькой пассажирки папа следит при помощи зеркала: все эмоции он давно научился читать по лицу. Что до безопасности на дороге, то, увы, культура наших водителей оставляет желать лучшего. Дмитрий вспоминает, как однажды мимо велоконструкции пронеслась фура, не сбавляя скорости. Сердце екнуло. И с тех пор по оживленным дорогам он с дочерью старается не ездить... 

Конечно, хорошо было бы, чтобы такие устройства для реабилитации разрабатывались инженерами, а не любителями, и были доступны многим семьям, говорит Дмитрий Тимашков. Во время поездок за границу он не раз видел, как дети с тяжелыми физическими ограничениями при помощи специальных приспособлений и помощников катаются на коньках и на лыжах, играют в футбол. Даже те, кто не ходит и не властен над своими руками. Дмитрий интересовался в Министерстве спорта и туризма: есть ли что–то подобное для спортивных занятий у нас? Оказалось, нет, детям с тяжелой инвалидностью до сих пор предлагается только медицинская реабилитация. Массаж и ЛФК в четырех стенах... И вот, будучи активным участником клуба родительской инициативы «Содея», папа Лилии решил поделиться своим опытом с другими родителями и пригласил всех на катание в велоприцепе в Центральный детский парк им. М.Горького в Минске. 

— Моему сыну очень нравится кататься в коляске, — поделилась Екатерина Станкевич, мама 7–летнего Егора с тяжелой формой ДЦП. — Но велоприцеп — это совсем другое. Тут можно испытывать те же эмоции, что и велосипедист: скорость, сопротивление воздуха, ветер в лицо... 

Чтобы узнать впечатления 10–летней Вероники, ее мама Наталья Матусевич протянула дочери карточку со специальным образом размещенными буквами и цифрами. И предложила проследить за указательным пальцем девочки. «Это было непередаваемо, — буквы быстро складывались в слова. — Я хочу еще». 

— Обучение для детей с тяжелыми формами ДЦП, которое традиционно предлагается в нашей стране, на мой взгляд, неэффективно и не позволяет детям развиваться, — считает Наталья. — К счастью, мы пошли другим путем и освоили невербальное общение по алфавитной табличке. Сейчас Вероника учится в 25–й минской средней школе, на дому. 3–й класс окончила на «восьмерки». Да, она не может самостоятельно двигаться и не говорит. Но это не значит, что она ничего не понимает. Помню, как растерялась учительница английского языка, когда пришла к нам впервые. Но Вероника, которая очень хорошо чувствует людей, написала: «Боюсь, что вы сбежите от меня». Видимо, профессиональные амбиции взяли верх. Сейчас они уже из букв английские слова составляют... 

Компетентно

Татьяна Синица, доцент кафедры психологии БГУ: 

— В нашей стране предусмотрены хорошие центры коррекционно–развивающего обучения и реабилитации, где занимаются с детками с тяжелыми формами ДЦП. Но родители при этом никак не участвуют. Это большая проблема. Ведь никто так не заинтересован в своем ребенке, как они. Никто лучше родителей не может видеть нюансы, отражающие изменения в поведении их детей. Некоторые учатся этому сами. Другим нужно помогать. Но так или иначе родителей обязательно надо включать в занятия с детьми, как сегодня это делают во всем мире. Что касается содействия инклюзии, включению детей с особенностями развития в систему общего образования и даже простого общения со здоровыми сверстниками, тут я также вижу большую пользу. Причем как для особенных деток, так и для обычных. Мы с сыном Ильей, кстати, и сами участвовали в некоторых мероприятиях клуба инициативных родителей «Содея». Уверена, что подобная практика расширяет диапазон умения общаться с разными людьми и принимать их такими, какие они есть. В то же время родители поддерживают друг друга, и у них возникает перспективный взгляд на жизнь.

Надежда Декола

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ