Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Недобрые услуги. Новый закон о соцобслуживании вызывает много вопросов

В июле стало известно о планах правительства ввести категории нуждаемости для получения социальных льгот и пособий – такое предложение сформулировал Минфин, а Минтруд подготовил соответствующий законопроект. Речь идет о мере экономии бюджета: по идее чиновников, право на ряд льгот должны получать только те, кто действительно без них не обойдется. 

Между тем, согласно действующему с января закону «Об основах социального обслуживания граждан», критерий нуждаемости уже действует применительно к социальным услугам – таким, как уход за пенсионерами на дому, временное проживание в приюте или путевка в санаторий по инвалидности. Получить их бесплатно теперь могут только те, кто докажет местному управлению соцзащиты, что они действительно необходимы.

Об идее правительственных чиновников «НИ» ранее неоднократно писали. Напомним, в июле Минфин опубликовал доклад, из которого следовало, что многие россияне, которые получают льготы и пособия, относятся к нуждающимся категориям лишь формально, а на деле без помощи за госсчет вполне обойдутся. Вскоре стало известно, что Минтруд подготовил законопроект, согласно которому четырем категориям льготников, чтобы претендовать на госпомощь, придется получить документ о нуждаемости. Речь шла о пособиях на ребенка, о компенсациях за детсады, о мерах соцподдержки медработников и фармацевтов, о субсидиях на жилье сельским учителям. Позднее было решено отдать этот вопрос на откуп регионам.

Предложение вызвало резкую критику общественников и экспертов: они усомнились, что оптимизация соцвыплат позволит сэкономить бюджет, зато нуждающимся придется столкнуться не только с новыми бюрократическими сложностями, но и с неизбежными злоупотреблениями: чиновники будут заинтересованы в том, чтобы при любой возможности не выдавать льготнику документ о нуждаемости.

Между тем категория нуждаемости с недавнего времени действует применительно к социальным услугам. С января в России вступил в силу федеральный закон № 442 «Об основах социального обслуживания граждан». В соответствии с ним бесплатные социальные услуги гражданину отныне оказываются не по факту отношения к льготной категории, а в связи с индивидуальной нуждаемостью. Кто заслуживает помощи из бюджета, а кто – нет, решают районные и городские управления соцзащиты населения (УСЗН). Критерии нуждаемости закреплены в подзаконных актах регионов.

Что касается платных социальных услуг, то их по закону могут оказывать не только бюджетные и казенные учреждения, но и коммерческие предприятия по договору с муниципальными властями. Порядок оказания платных услуг утверждают регионы – в некоторых субъектах, например в Москве, они появились еще до вступления в силу 442-ФЗ. И платными, и бесплатными могут быть, например, покупка продуктов и лекарств, кормление, уборка, гигиенические процедуры и сопровождение на улице пожилого одинокого человека; предоставление медоборудования, путевки в санаторий или лагерь для ребенка-инвалида.

Список категорий, имеющих право на бесплатное соцобслуживание, в каждом регионе свой, однако большинство пунктов пересекаются. В Москве, например, бесплатную соцпомощь могут получить следующие граждане: инвалиды и участники Великой Отечественной войны, войн с Финляндией и Японией; их вдовы и вдовцы, не вступившие в повторный брак; труженики тыла; бывшие несовершеннолетние узники концлагерей и гетто; жители блокадного Ленинграда; инвалиды детства, а также лица, подвергшиеся насилию (последняя категория считается нуждающейся в бесплатной соцпомощи только в столице). То есть претендовать на помощь, полностью оплаченную из бюджета, может только очень ограниченное число получателей соцуслуг. Однако даже тем, кто очевидно относится к одной из этих категорий, подчас оказывается сложно убедить чиновника УСЗН в необходимости определенной услуги.

Несколько месяцев назад корреспонденту «НИ» поступила информация о ситуации, сложившейся в столичном кризисном центре для женщин и детей на улице Дубки. «С начала весны услуги, которые раньше оказывались всем категориям населения бесплатно, оказываются либо за деньги, либо по предоставлению пакета документов в РУСЗН (районное управление социальной защиты населения). Набор необходимых документов может различаться в разных районах Москвы, в некоторых РУСЗН совершенно откровенно стараются не признавать право обратившихся к ним граждан на бесплатную помощь», – рассказала одна из волонтеров центра. Кроме того, по словам сотрудников центра, в организации после вступления в силу 442-ФЗ в разы увеличилось количество бумажной волокиты и, соответственно, выросла трудовая нагрузка.

В столичном департаменте соцзащиты населения «НИ» тогда заявили, что «волонтеры не имеют полной информации и не отвечают за организацию работы в центре». Информацию об отказах в нуждаемости со стороны управлений соцзащиты в ведомстве не подтвердили, поскольку «из письма не следует, о каких РУСЗН идет речь и в отношении каких лиц». А на утверждение, что чиновники навязывают пострадавшим платные услуги, в департаменте ответили, что «ГБУ «Центр помощи женщинам и детям» работает в соответствии с федеральным и московским законодательством». Кроме того, там пояснили, что некоторые так называемые «срочные социальные услуги» могут оказываться женщинам без документов из РУСЗН и договора о предоставлении социальных услуг: это, в частности, горячее питание, обеспечение продуктами и предметами первой необходимости, временное жилье, экстренная помощь психолога и юриста. В каких случаях речь может идти именно о срочных социальных услугах, чиновники не пояснили.

На прошлой неделе прокуратура Новодвинска Архангельской области сообщила, что суд постановил выделить ребенку-инвалиду путевку в санаторий. С соответствующим иском в суд обращалась прокуратура, куда мать мальчика пожаловалась на отказ в соцуслуге. Ребенка не сочли нуждающимся в бесплатной путевке; в суде чиновники местной соцзащиты и фонда социального страхования объяснили это недостатком финансирования. Оспорить отказ удалось только через суд.

Родители детей-инвалидов Свердловской области в апреле этого года не смогли получить средства реабилитации – инвалидные коляски, пеленки и подгузники. Мать ребенка, страдающего тяжелой формой ДПЦ, Светлана Запятина сообщала в интервью местным СМИ, что за четыре месяца получила только 33 пеленки вместо 1200, подгузников не получила вовсе; коляску, из которой мальчик уже вырос, не заменили. В нуждаемости ей не то что отказали – власти просто не стали отвечать на ее заявку. Руководство местного фонда социального страхования объясняло происходящее сокращением финансирования на 66%; однако на вопрос матери, где же хотя бы 44% положенной помощи, ответа так и не последовало.

Подавляющее большинство получателей социальных услуг не подпадает под критерии нуждаемости и вынуждены за них платить, при этом тарифы регионы устанавливают на свое усмотрение. Так, большой скандал этим летом вызвало августовское повышение тарифов на соцуслуги в Волгоградской области: покупка хлеба для одинокого пенсионера, например, обойдется ему в 40 рублей, а транспорт на один час – в 173,3 рубля. Депутат облдумы Михаил Таранцов по этому поводу направил обращение губернатору: «Учитывая сложную экономическую ситуацию в стране и в Волгоградской области, серьезную озабоченность вызывает необоснованность и несвоевременность введения в действие с 1 августа приказа комитета, – отметил парламентарий. – Даже самые распространенные и востребованные социально-бытовые услуги – уборка жилых помещений, вынос мусора, обеспечение книгами, приготовление пищи, кормление, оплата услуг ЖКХ и связи, сдача вещей в стирку и химчистку, обеспечение водой, отправка почты, гигиенические процедуры и т.д. – подорожали от полутора до 38 раз». В местном комитете соцзащиты населения в ответ лишь напомнили, что людям, чей доход ниже полутора прожиточных минимумов, за соцуслуги платить не придется. А жители Ногинска несколько месяцев назад протестовали против семикратного роста тарифов: помощь соцработника в мытье головы, например, стала стоить 235 рублей, покупка лекарств – 117 рублей, вызов неотложки – 236 рублей.

Центр «Народная экспертиза» Общероссийского народного фронта (ОНФ) в июле провел мониторинг новшеств, связанных с ФЗ-442, и пришел к выводу, что «темпы, которыми региональные власти претворяют в жизнь положения закона, все еще остаются крайне недостаточными». Самую большую критику вызвали горячие линии социальных органов, «организация которых является одним из ключевых пунктов информационно-разъяснительной работы с населением, рекомендованных Министерством труда и социальной защиты». Выяснилось, что большинство сотрудников не отличаются достаточной компетентностью и чаще всего просто «футболили» обращающихся к властям. Активисты также провели соцопрос и выяснили, что изменения в оказании социальных услуг заметили 29% респондентов, причем одним из самых заметных эффектов закона стало изменение стоимости услуг (36%) и соотношения платных и бесплатных услуг (28%). Кроме того, из опроса «также следует, что до сих пор многие граждане, которые по закону № 442 имеют право на получение соцуслуг, даже не догадываются об этом», – отмечали в ОНФ.

И все же главная проблема 442-ФЗ в том, что он не выполняется, говорят эксперты, опрошенные «НИ». «Есть проблемы с качеством услуг, – рассказывает член Совета по правам человека при президенте РФ Елена Тополева-Солдунова. – Закон был нацелен в том числе на подключение негосударственного сектора к соцуслугам для создания конкуренции. Но бизнес не идет в эту сферу совершенно. Мы сейчас пытаемся понять почему. С одной стороны, какой-то большой прибыли им ожидать трудно. С другой – для них даже налоговые льготы предусмотрены. Еще одна проблема – регионы предъявляют завышенные требования к поставщикам этих услуг. Например, у таких НКО уже должны быть какие-то госконтракты. Так что даже НКО, которые хотели бы оказывать соцуслуги, часто не могут этого делать», – поясняет общественница.

«Очевидно, что пока закон не заработал так, как должен, – говорит глава РОО «Право ребенка» Борис Альтшулер. – Прошло семь месяцев. По некоторым конкретным ситуациям можно судить, что есть улучшения. Например, звонит семья многодетная, в очень тяжелой ситуации – так ей предложили и активно оказывают соцпомощь даже без подписания договора. С другой стороны – страшный нижегородский случай (на прошлой неделе житель города Олег Белов убил шестерых детей, жену и мать. – «НИ»). Информация о неблагополучии семьи поступала очень долго. Где была соцзащита? Наверняка опека, как всегда, приходила раз в месяц, и всё», – говорит «НИ» правозащитник. По его мнению, за неисполнение закона должна быть административная ответственность и наказание вплоть до дисквалификации чиновников.

В Германии соцуслуги малоимущим оплачивает государство

В Германии государственные и муниципальные учреждения «левых» заработков не имеют. Все их функции строго регламентированы, а каждая услуга имеет цену в соответствии с прейскурантом. Это может быть получение нового паспорта, изменение фамилии или даже имени, регистрация брака и так далее. Стоимость требуемой услуги заранее сообщается посетителю, и оплата идет в казну государства или города. Все фирмы, осуществляющие помощь старикам и инвалидам или услуги психологов, – частные. Но в случаях, если патронаж осуществляется в отношении малоимущих людей, живущих на социальное пособие или очень незначительную пенсию, то практически все виды услуг – от уборки квартиры, приготовления обеда, посещения магазинов до педикюра и медицинских процедур – фирме оплачивает государство и больничные кассы.

Адель Калиниченко, Мюнхен

Маргарита Алехина

Источник: Новые Известия

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ