Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Брассом с высоким классом

Еще до начала продолжающегося в Казани чемпионата мира по водным видам спорта в Глазго прошло мировое первенство по плаванию для паралимпийцев. Петербуржец Андрей Калина, не имеющий руки, завоевал там четыре награды, причем три из них – золотые. С ним беседует наш корреспондент.

– Андрей, вы настоящий спортсмен-профессионал или просто любитель поплавать наперегонки?

– Наверное, все-таки профессионал, раз плавание для меня главное дело в жизни. Начиналось все как хобби, но после того как в 15 лет поехал на первый чемпионат мира, понял, что плаванием можно заниматься серьезно. Так что хобби стало любимым делом, а затем переросло в профессию. Плаванием я сейчас живу и в прямом, и в переносном смысле слова. Большую лепту в мое становление как спортсмена внесли родители и тренеры, вовремя заметившие, что я могу добиться многого.

– Есть ли принципиальные отличия между традиционным и паралимпийским плаванием?

– Конечно, у нас очень много разных классов, не все могут потянуть тот или иной вид из-за очень разных ограничений по здоровью. Лично у меня врожденная аномалия — нет левой руки ниже локтя. В какой-то степени мне легче, потому что не возникало ощущения, что я чего-то лишился. В паралимпийском спорте велика роль тренеров, которые должны довольно быстро определить возможности своих подопечных. Еще один нюанс заключается в том, что у паралимпийцев чаще случаются травмы, что связано с их общим состоянием. Но мы учимся на примерах из традиционного спорта и постепенно выходим на более высокий уровень.

– Значит, тем, кто с детства имеет определенные ограничения, легче, чем ставшим инвалидами?

– Я сам часто задумывался об этом. Например, в нашей сборной плавает Олеся Владыкина, которая потеряла часть руки, попав в аварию. По сути, сейчас у нас одинаковые ситуации, и, сравнивая мой и ее тренировочный процесс, больших отличий я не вижу. Те же, кто видел меня в бассейне, говорят, что со стороны все выглядит так, будто у меня есть обе руки и соревнуется абсолютно здоровый спортсмен. Я действительно стараюсь ориентироваться на обычных пловцов, лишь несколько адаптируя их технику с учетом собственных способностей, и это приносит результаты.

– Раньше вы выступали за украинскую сборную. Почему переехали в Петербург?

– Я сам из города Славянска, тренировался в Киеве и на всех предыдущих чемпионатах мира и Паралимпийских играх действительно плавал за Украину. Перебраться в Россию думал еще после Паралимпийских игр в Лондоне, но по семейным обстоятельствам получилось только через год. Определяющими факторами стали условия для тренировок и уровень жизни – по обеим составляющим в России комфортнее. Правда, из-за так называемого карантина, обязательного при смене страны, пришлось на два года остаться без соревнований.

– Как строится у вас тренировочный процесс сегодня?

– Занимаюсь в школе «Экран» у Ольги Байдаловой и Александра Миронова, таких хороших условий у меня никогда прежде не было. Тренируюсь шесть дней в неделю, четыре из них – по два раза в день. Когда двухразовое занятие, начинаю с 7.30 и до полудня работаю в воде и в зале. Второе занятие с трех до шести вечера. В бассейне есть все условия для полноценного восстановления, могу не только отдохнуть, даже поспать днем. Так что спасибо всему персоналу плавательного комплекса и директору бассейна Виктору Кузнецову.

– Вы специализируетесь на брассе, но завоевываете награды и в комплексном плавании, и кролем медали берете. Какова специфика выбора вида у спортсменов-паралимпийцев?

– Я действительно очень люблю брасс, это самый технически сложный вид. Он требует максимальной собранности на каждой тренировке, необходимо выдавать предельно точные движения. Так что иду вместе с брассом, начиная с детского плавания в речке до спортивной дорожки Паралимпиады. Вообще же отбор у паралимпийцев проходит через комплекс, уже на юношеском уровне обязательная дистанция – комплексные 200 метров. На мой взгляд, ключевым на этой дистанции является отрезок брассом, и, чтобы добиваться успеха, есть два пути – либо идеально плыть брассом, либо в совершенстве овладевать тремя другими дисциплинами. Что касается меня, то я здорово плыву брассом и неплохо другими стилями.

– Вы ведь побеждали и на Паралимпийских играх. Каковы ваши достижения на этих соревнованиях?

– В 2004 году я выиграл в Афинах свой любимый брасс – 100 метров плюс взял «серебро» в комплексе. Через восемь лет в Пекине опять победил в брассе и завоевал «серебро» и «бронзу». В Лондоне-2012 снова выиграл брасс, присовокупив серебряную награду. Уверен, что в Рио следующим летом медали тоже будут!

– Есть ли принципиальные отличия между чемпионатом мира и Играми?

– Если смотреть со спортивной точки зрения, то уровень практически одинаковый, потому что одни и те же спортсмены выступают и там, и там. Другое дело, что сами организаторы представляют Паралимпийские игры совершенно иначе. Яркость события в разы больше, страны-хозяйки хотят проявить себя как можно лучше. Во время же чемпионатов мира порой нет необходимой рекламы, поэтому и трибуны оказываются менее заполненными.

– Как я понимаю из ваших слов, чемпионаты мира стали проводиться чаще?

– Да, сначала они проходили раз в четыре года, потом пауза между ними составляла три года, а теперь чемпионаты мира будут проводиться каждые два года. Кроме того, начиная с 2009 года организуются чемпионаты Европы. Вообще тенденция такова, что паралимпийскому плаванию в мире уделяется все большее внимание, и приятно, что наша страна в этом плане ничуть не отстает – два раза в год проходят чемпионаты России, зимний и летний, плюс кубок страны. То, что российская команда выиграла первое место в общем зачете, только доказывает уровень развития плавания паралимпийцев у нас.

Дмитрий Нечипоренко

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ