Архив:

«Персонал привыкнет»

На сайте Федерального портала проектов нормативных актов размещен проект постановления правительства РФ по импортозамещению медицинского оборудования. Сейчас он находится на стадии общественных обсуждений и антикоррупционной экспертизы. The New Times поговорил с медицинскими работниками и узнал, как они относятся к возможным изменениям 

В документе предлагается ограничить «допуск отдельных видов медицинских изделий, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Перечень импортных медицинских изделий, которые предлагается заменить отечественными, занимает почти 6 страниц. 

В нем есть и такие позиции:

  • трости, костыли и опоры-ходунки
  • дефибриляторы
  • ультразвуковые сканеры
  • детская ортопедическая обувь
  • антисептики и тест-полоски для определения уровня глюкозы в крови
  • искусственные клапаны сердца
  • стоматологическое оборудование
  • протезы кистей, стоп и грудных желез

Корреспондент NT отправился в одну из городских больниц Москвы, чтобы поговорить с врачами и понять, следует ли опасаться за свое здоровье в случае принятия постановления. 

«А что тут скажешь…» 

Все врачи, которых удалось застать врасплох в коридорах больницы, отказались что-либо говорить, ссылаясь на свою занятость или опасаясь, что их потом выгонят с работы. Лишь обреченно отмахивались, бурча «А что тут скажешь…» 

В ординаторской хирургического отделения — 4 уставших врача. «Вы хотите нам помочь, или чтобы нас уволили?» — звучит дежурный ответ. Женщина незаметно показывает пальцем, к кому подойти. Это заведующий отделением, доктор медицинских наук Григорий Иванов (имя и фамилия изменены. — NT). 

Сперва он неохотно отвечает на вопросы по возможному импортозамещению медицинских изделий: «Клапаны сердца у нас (российского производства. — NT) есть, не хуже импортных, дефибриляторы отечественные видел лет 20–30 назад, аппараты УЗИ есть. Да, наверное, все можно найти…» 

Но в какой-то момент врача буквально прорывает. «Знаете, это как с автомобилями: есть «Жигули», а есть и другие. Можно ездить на «Жигулях»? Можно, но качество несопоставимое. Есть в медицине фирмы-производители, такие же, как «Мерседес», «БМВ», «Ауди» в мире автомобилей, — фирмы, выпускающие топовое оборудование, и никому в мире не приходит на ум что-то менять. Денег в стране нет: ни на медицину, ни на остальное. Неужели кто-то бы занимался импортозамещением, если бы были деньги?» 

Иванов рассказал про различия в качестве хирургического оборудования (его нет в перечне изделий, которые могут подвергнуться импортозамщению. — NT). По его словам, отечественными аналогами можно оперировать, но если человек привык оперировать на хороших инструментах, ему будет тяжело с нашими. Но привыкнет, конечно, в конце концов. 

«Медицине скоро кирдык придет. Скоро ничего не будет. Год от года все будет хуже и хуже. Ни лекарств не будет. Ничего. Проблема в том, что есть лекарства мировых брендов, на которые у Минздрава сейчас нет денег. Зарплаты падают, медикаментов становится все меньше, да и те, в основном, дженерики — препараты, формулы которых раскрыты, и выпускают их все, кому ни лень. Чаще всего это китайские и индийские производители. Качество препаратов крайне низкое», — говорит заведующий хирургическим отделением. 

Иванов полагает, что пока приоритет отдан военно-промышленному комплексу, а не медицине и социальной сфере, все так и будет продолжаться. «Наверное, если бы я был президентом и у меня была хорошая медицинская страховка, может, я бы тоже решил, что армия важнее», — размышляет Иванов. 

«А есть хорошее?» 

— Хорошо что вы пришли, нам выговориться нужно было. — комментируют исповедь начальника его коллеги. 

— Совсем грустно стало. Давайте теперь о хорошем, — говорит еще один врач. — А есть хорошее? — парирует Иванов. 

Один из пациентов больницы тоже согласился поговорить о перспективах импортозамещения. «Ужасно все это, — говорит Сергей Иволгин (имя и фамилия изменены. — NT). — Мы не должны возвращаться в каменный век. Надо быть большими идиотами, чтобы это принять. Кто наверху думает о людях? Людей лишают возможности нормально лечиться. Возвращаемся к  Холодной войне, к 70-м». 

Бывшая медицинская сестра, работавшая в реанимации новорожденных и попавшая под сокращение кадров, пожелала не раскрывать своего имени, но рассказала, что она работала, в основном, с немецкими повязками, пластырями на переклейку вен, антисептиками, дезинфицирующими препаратами и бинтами. «Вы покупали бинты в аптеке российского производства? Сравните их с немецкими. Разница по качеству очевидна». 

— А что было отечественное? 

— Некоторые лекарства, физрастворы, шприцы, но, если вспоминать, то практически все было зарубежного производства, — отвечает она. 

Семен Потапов, палатный медбрат, более оптимистично смотрит на замещение медизделий. Он надеется, что этот проект приведет к развитию производства в стране. 

«Сиюминутно не заменить, но почему бы и нет. Наше оборудовоние и расходные материалы, конечно, проигрывают в качестве и удобстве, я лично видел, какие к нам в отделение приносили российского производства перфузионные инфузаматы (аппарат, размером с небольшой радиоприемник, в него вставляется шприц, задается скорость инфузии, и таким образом капаются лекарства, например в реанимациях) на пробу, — все были восприняты негативно», — делится своими соображениями Семен. Но он полагает, что если все такие аппараты иностранного производства заменить на российские, то персонал привыкнет. То же самое и с расходными материалами: бинты, шприцы, марли, тампоны. Например, шприцы иностранные — хорошие, а российские — «явный дискомфорт» из-за того, что неудобная этикетка, а когда нужно открывать сотни шприцев, то это существенно, поршень ходит с трудом. Но, по его мнению, все просто к хорошему привыкли. Если бы больницы закупали наши шприцы, то предприятия улучшали бы качество продукции. «Конечно, все упирается в деньги, и глупо разглагольствовать на эту тему — все знают, как у нас в стране что устроено, и почему за рубежом такие отличия, но я верю, что перемены к лучшему», — резюмирует Семен. 

Илья Панин

Источник: The New Times

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ