Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

По ту и эту сторону коляски

У Максима Лапшина два дня рождения. Первый – когда он появился на свет. Второй – когда вернулся практически с того света. В 27 лет автокатастрофа кардинально изменила обычную – «как у многих – работа, дом, друзья» – жизнь. Началась «новая глава» – на коляске и появилась новая, самая важная, цель – снова встать на ноги.

Это надолго

Все случилось 20 сентября 2012 года. Максим ехал на работу. Как он вспоминает, задумался на затяжном повороте над каким-то рабочим моментом и вдруг понял, что машину повело, впереди – встречка... Резко повернул, чтобы уйти от возможного столкновения... Очнулся уже в больнице. Диагноз: «перелом двух грудных позвонков, ушиб спинного мозга», ну и «по мелочи», как шутит сам пострадавший: «ушибы всего, чего только можно».

Так Максим стал «спинальником», у него сохранилась чувствительность рук, но все, что ниже груди, неподвижно. Позвоночник теперь фиксирует металлическая пластина, а единственным средством передвижения стала инвалидная коляска.

– Еще когда меня катили по коридору после аварии, – вспоминает Максим, – я понял, что не чувствую нижнюю часть тела. Поначалу думал, что через какое-то время все пройдет, встану и пойду.

Понимание, что «это надолго», пришло позже. Максим прочитал все, что нашел в Интернете про свой диагноз, осознал ситуацию и решил ни в коем случае не сдаваться. Со всей своей энергией он принялся приспосабливаться к новой жизни и делать все возможное, чтобы восстановиться.

– Поначалу было сложно. Вещи, которые всегда были привычными, стали ощущаться по-другому. Встать с кровати, одеться – многое, что раньше делал на автомате, пришлось осваивать заново. Взять то же обустройство дома: как без опыта, с нуля, понять, что и где удобнее будет сделать для более самостоятельной жизни? Я живу с мамой, и это мне нужно ей помогать, а не ей меня носить!

Максим быстро понял, что теперь вся ответственность за его передвижения лежит на крепком корпусе и сильных руках. Сильные руки – это возможность подтянуться и встать, катить коляску и работать.

– После больницы все мышцы куда-то сдулись, ручки были слабенькие, как у дряхлого дедушки. Это никуда не годилось, и первое время я спал с гантелями. Потом постепенно научился сползать на пол, передвигаться на руках по полу. Что мог – то и делал. Может, делал не все правильно, но в какой-то момент почувствовал, что спина «включилась». После стал заниматься с реабилитологом.

Движение – жизнь

Когда бытовые вопросы немного уладились, Максим тут же озадачился возвращением на работу, отказываясь сидеть на пособии. И тут ему повезло: искать, кто возьмет колясочника в штат, не пришлось. В ОАО «Метрострой», где Максим до аварии работал инженером-строителем, узнав о беде сотрудника, не ограничились букетом цветов, принесенным в больницу. Ему помогли с лечением, с установкой пандусов в подъезде, чтобы он мог самостоятельно выходить из дома, а когда Максим захотел вернуться в коллектив, тут же нашли для него должность инженера технадзора, которая позволяет трудиться на дому.

– То, что я имею возможность работать и неплохо зарабатывать, – большая удача. Это очень хорошее подспорье в покупке лекарств и индивидуальных средств реабилитации. К примеру, мне не надо ждать бесплатную коляску, я могу купить ту, которая мне удобна, и потом получить компенсацию. Я очень благодарен и моему работодателю, и моим друзьям, которые всегда меня поддерживали. Правда, не все смогли общаться после аварии, – честно уточняет Максим. – Одна моя знакомая сказала прямо, что не может этого делать, потому что ей тяжело видеть меня в инвалидной коляске. Я не в обиде: она сказала честно, и я ей за это благодарен...

Главное, во что верит Максим, движение – жизнь! Потеряв возможность передвигаться на своих двоих, он не потерял интерес к насыщенным будням. Кино – хорошо, театр – отлично, шашлыки с друзьями – всегда! Благодаря активному образу жизни он быстро стал экспертом по доступной среде.

– Оказавшись по эту сторону коляски, быстро понял, что доступной среды у нас в городе, мягко говоря, мало. Что говорить о развлекательных местах, если я даже в свою поликлинику попасть не могу: перед входом меня встречают две ступеньки и ни малейшего намека на пандус. Где-то пандусы есть, но спроектированы так неудачно, что по ним очень тяжело, а иногда и вовсе небезопасно взбираться. С лифтами тоже проблемы: не всегда в них можно вкатиться на коляске. Общественный транспорт – и вовсе «миссия невыполнима», — смеется Максим. – Для передвижения по городу я пользуюсь услугами социального такси. А вообще очень мечтаю о собственной машине с ручным управлением – уже жуть как хочется погонять!

Все получится!

– Мне во многом повезло, – размышляет Максим. – Сохранилась подвижность рук, живу на первом этаже, имею возможность работать... Но думаю, что если бы этого не было, все равно ни за что бы не унывал!

Он любит повторять вычитанное как-то в Интернете: «Инвалид не тот, у кого нет ноги, инвалид тот, кто ноет, глядя на свою ранку (физическую или душевную), и ждет, что сейчас его как пострадавшего начнут ублажать. Инвалид – это психология, образ жизни. Это отсутствие духа, а не части тела». Эта фраза хорошо отражает его собственные мысли и чувства. Чем-чем, а отсутствием духа Максим не страдает. Он продолжает активные тренировки и щедро делится своим опытом на страничке в социальной сети:

«...Сегодня ровно год с того дня, когда в один миг все перевернулось, все поменялось... За все время ни разу не появлялись мысли о суициде или о чем-то похожем (знаю, что многих с похожей травмой такие чувства посещают), нет никакого желания «убить свое горе» в алкоголе. Пока не начну ходить – никакого алкоголя, а потом он мне и вообще будет, думаю, не нужен.

Море эмоций, которые переполняют меня и которым я не позволяю выйти, ждут момента первых самостоятельных шагов... Вот тогда и буду рыдать, как маленький мальчик... но только от счастья.

...Поменялись какие-то взгляды на жизнь, на окружающих... Пусть я потерял «часть себя», потерял какие-то возможности и способности... Я все равно самый счастливый человек! Я увидел, насколько замечательные люди меня окружают. Я очень благодарен вам всем – моей маме, моим близким, моим друзьям, моим коллегам. Без вас и вашей поддержки я не знаю, что бы со мной было... Я ради себя, ради мамы и ради вас хочу все преодолеть и пойти, пойти своими ногами... Это главное желание и главная задача в моей жизни – к 30 годкам пританцовывать и напевать песню «30 лет» «Сектора газа»... Да, это не быстро, но главное, что и сейчас есть результаты. Поясница же становится все крепче и крепче. Я знаю – ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ».

В марте этого года Максим отпраздновал 30-летие. «Пританцовывать» на своих двоих он пока не может, но встать – встал. И даже пошел. При помощи брусьев дома, усиленных тренировок, квалифицированного реабилитолога и роботизированного комплекса для восстановления функции нижних конечностей «Локомат» в реабилитационном центре. А в мае порадовал друзей в Сети видеосъемкой передвижений с помощью ходунков и реабилитолога.

«Всем привет! Новое видео тренировок. Вот так вот учимся ходить заново. Без помощи инструктора такие передвижения еще невозможны, но это временно. В таких ходунках начал заниматься только в мае, до этого была ходьба дома в брусьях. Скажу сразу, чтобы развеять возможные слухи, – сам я не хожу! Но работаем в этом направлении!»

Совет от Максима

«Конечно, у всех ситуации разные, но точно знаю, что нельзя отчаиваться, нужно пытаться, пробовать. Ведь вам с этим жить, вам учиться управлять своим телом, а не кому-то другому. Понятно, что говорить о полном восстановлении можно далеко не всегда, но все равно нужно делать все по максимуму, хотя бы для того, чтобы быть на самообслуживании.

А еще – чем больше вы будете лежать без движения, тем больше обретете сопутствующих лежачему образу жизни проблем. Общайтесь с позитивными людьми! Найдите группы в соцсетях, объединяющие людей с похожим диагнозом, там всегда можно узнать что-то полезное, получить нужный толчок вперед. А еще не жалуйтесь! И не слушайте жалобы других!»

Ирина Сидорина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ