Архив:

"Я его и безногого люблю..."

Наталья не бросила мужа даже после того, как он потерял ноги и работу. Семья Проценко – оптимисты. На трудности не жалуются. Наталья, жена Алексея, родом из села Мияссы Нижнетавдинского района, это в сорока километрах от районного центра. Мама работала сначала поваром в детском саду, потом – дояркой, папа умер 30 лет назад. Сама Наташа выучилась на продавца в западно-сибирском колледже, сейчас работает по специальности.

Алексей – из Кировограда, с Украины. Еще когда он был в школьном возрасте, семья переехала в Мияссы. Здесь и познакомились будущие супруги – на танцах в 2001 году. Алексей тогда демобилизовался из армии, заметил Наталью в клубе, пригласил на медленный танец:

- Быстрые-то я не любил и не умел танцевать, любил медленные, - улыбается Алексей.

А у Натальи в тот период была первая любовь, она встречалась с другим парнем.

- С детского сада и на все школьные годы была у нас дружба, к свадьбе дело шло! А тут я встретила Лешу. И он нарушил мои планы!

Супруги смеются:

- Я ее отбил!

- Нет, это я первая к тебе подошла!

Вскоре молодые люди поженились и переехали в Тюмень, прожили там шесть лет. Кем только ни работал Алексей: трактористом, помощником бурильщика, сварщиком. Работал без выходных, только в праздники отдыхал. А когда заболели ноги – все изменилось.

- Пришлось уволиться - начальство настояло - и уехать. Сказали: «Ногу вылечишь – приходи».

Но вылечить не получилось. В 2006 году выяснилось, что у мужчины склероз нижних конечностей. Врачи грозили ампутацией.

- Страх потери ног был, конечно, сильный. Непонятно, как жить дальше? Но беда сплотила нас с женой, да я в супруге и не сомневался ни разу – мы друг за друга горой.

В 2008 году Алексею все-таки ампутировали одну ногу, через полгода – вторую.

- Около полугода прошло, прежде чем я более или менее смирился. Поначалу я буквально ничего не мог, меня даже в баню на руках носили. Не представлял, как жить дальше. Были даже мысли о самоубийстве. Из жуткой депрессии меня мама спасла. Говорит однажды: «Пойдем, в огороде поможешь». А я: «Чем же я помогу?» «Пойдем-пойдем», - говорит. Пошли, и я понял, что могу работать. Лук прополол, морковку. Отвлекла меня мама от дурных мыслей. Это меня и спасло – осознание, что я не беспомощный, да еще и работать могу.

Алексею повезло с женой, ведь у нее и в мыслях не было оставить мужа.

- Я его и такого, безногого, люблю! Жизнь-то продолжается. А сейчас Леша еще и помогает столько. И своей маме, которая живет в частном доме, тоже. И картошку в огороде копает, и дрова колет, и снег убирает. Я уже и не помню его с ногами. Начинаешь прежние фотографии смотреть – и удивляешься.

Я спросила у Алексея, как же у него получается картошку копать?

- Очень просто, на попе езжу!

Сейчас мужчина столярничает, делает мебель из старых шифоньеров. И… бесплатно раздает друзьям. Говорит: я не привык торговаться. Хотя порой пенсии по инвалидности и не хватает на жизнь.

В Нижней Тавде существует общество инвалидов – вместе они ездят на рыбалку, на спортивные состязания. Два раза в неделю у Алексея – тренировки в спорткомплексе. Спорт-сменов здесь много.

- Целый ворох медалей привезен с соревнований, - Наталья с гордостью показывает мне награды мужа.

У Алексея очень сильные, натренированные руки – он поднимает штанги:

- Беру вес до 80 килограммов. От жизни мы не отстаем. Вот и получается, что инвалиды активнее, чем здоровые люди.

Можно сказать, что руки заменили мужчине ноги. На свой второй этаж он поднимается без коляски, а буквально на руках. В Тавде Алексею как инвалиду два года назад дали квартиру, правда, на втором этаже. Пандусов, конечно, нет. Вот и оставляет он уличную коляску в подъезде, поднимается, как может, сам наверх, а уже в квартире садится в домашнюю коляску.

- Предлагали другое жилье, на первом этаже, но там дом хуже, а у нас дети. Вот я и решил, что уж лучше буду подниматься, но зато семья живет в хорошем доме.

У супругов двое детей – 8-летний сын Вова и 10-детняя дочь Маша. Оба хорошо учатся, Маша увлечена лошадями.

Родители со смехом делятся:

- Она тут предложила бабушке и дедушке: давайте машину продадим, а лошадь купим!

Вот только одного супруги боятся: закупорка сосудов может продолжиться, перейти на руки. Остается надеяться на лучшее.

Наталья Аверина

Источник: Провинция

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ