Архив:

Хотим работать! Защищенным трудовым мастерским нужен официальный статус

О трудовой реабилитации инвалидов сейчас говорится немало. Получают субсидии работодатели, готовые создать для них рабочие места. Но понятие «инвалид», как известно, объединяет в себе самые разные, порой существенно отличающиеся, диагнозы. Кто-то с инвалидностью самостоятельно находит себе занятие и без проблем с ним справляется, кому-то работа на открытом рынке труда не будет доступна, как ни старайся.

Но это вовсе не означает, что такой человек должен сидеть дома. Ему просто нужны настолько специальные условия и подходы, что ни один предприниматель, как его ни субсидируй, никогда не создаст. А вот социальные учреждения и общественные организации вполне могли бы. И тому уже есть примеры. Защищенные трудовые мастерские, де-юре отсутствующие в России, де-факто уже существуют и успешно работают.

– Сейчас государственная система поддержки детей до 18 лет в принципе отработана, – рассказывает руководитель центра социально-трудовой адаптации инвалидов «Мастер ОК» Ольга Эгель. – А что потом? Ребенок заканчивает школу и, если он никуда не поступил, вынужден оставаться дома. Идти ему некуда. Районные центры реабилитации чаще всего оказывают услуги временного, «кружкового» характера, а многим родителям это не подходит. У нас, например, все родители или работающие, или многодетные – у них нет возможности несколько раз в неделю привозить/увозить ребенка на полтора часа. Им нужны центры, где он может быть под присмотром весь день. И не просто под присмотром, но и с возможностью делать что-то полезное и развиваться.

В центре пять дней в неделю с 10.00 до 17.00 работают трудовые мастерские: столярная, швейная, ткацкая, по батику, торцевой живописи, работе с кожей и медиамастерская. Еще одно, не менее важное и охватывающее всех приходящих в мастерские направление – социально-бытовая адаптация. Все ребята по очереди дежурят на кухне, где под руководством педагога осваивают навыки самостоятельного приготовления пищи, пользования бытовыми приборами, уборки. Ну и психологическое сопровождение, совместный досуг и выезды на отдых...

– Сейчас нас посещают 37 молодых людей, каждый по своей индивидуальной программе, – рассказывает Ольга Эгель. – График гибкий. Кто-то ходит каждый день с утра до вечера, кто-то в первую или вторую половину дня. Все по потребностям. Записаться к нам можно на сайте https://centrtruda.com. Принимаем ребят старше 18 лет при наличии у нас свободных мест.

Работа предполагает зарплату. Тут вопрос, как говорится, щекотливый. По нашему законодательству, человек с «нерабочей» группой инвалидности, по сути, лишен любой возможности официально заработать хотя бы какие-то деньги. Эту проблему могли бы снять те самые вышеупомянутые защищенные мастерские, если бы их статус закрепили официально.

– Мы не занимаемся обучением, никаких дипломов, подтверждающих профессиональную подготовку, не даем. Мы даем навыки, – поясняет Ольга Эгель. – Но у нас есть и «дипломированные» ребята. В швейной мастерской, например, в основном работают выпускники профессионально-реабилитационных центров и лицея, которые имеют профессию портного или вышивальщика, но не могут работать на открытом рынке. Им нужно индивидуальное сопровождение, а бизнес, что понятно, ориентирован на прибыль и обеспечить его не может.

Мы пробовали устраивать наших ребят (с рабочей группой инвалидности, а их у нас меньшинство) через районные центры занятости, чтобы они зарабатывали. К сожалению, в большинстве случаев они все равно выпадают из среды, не чувствуют себя комфортно, не становятся частью коллектива. Они в нем, скорее, изгои – люди их либо боятся, либо игнорируют, либо пытаются использовать. Да и план, скажем честно, большинство делать не в состоянии.

У нас тут тоже не досуг – работа. И одна из наших задач – научить трудовой дисциплине, привить ответственность за процесс, чтобы ребята начали работать в полную меру своих возможностей. Те, кто трудится в мастерских, получают небольшой доход с продажи изделий на ярмарках-выставках, в которых мы принимаем участие.

Изделия, кстати, получаются чудесные. В швейной мастерской из лоскутков и обрывков, которые в основном достаются от добрых людей, делают чудесные сумки, покрывала, наволочки. В ткацкой – на настоящих ткацких станках производят выполненные в русском народном стиле шарфы, половики. Стены центра и мастерских напоминают небольшой музей, где можно заглядеться на красочные панно, удивительные фантазийные часы...

Этим мастерским еще бы свой маленький магазинчик для реализации произведенного, но, увы, как вздыхает Ольга Эгель, даже ярмарки-продажи «форма странная, под вопросом с точки зрения легальности».

В прошлом году в центре с государственной поддержкой был начат проект «Школа самостоятельной жизни». Программа обучения весьма обширна и познавательна: основы финансово-экономической грамотности и ведение личного бюджета; социальные контакты, личные отношения и сексуальное воспитание; социально-бытовая адаптация и ведение домашнего хозяйства. Этим летом проект завершается, и по итогам работы планируется выпуск книжек-пособий, с помощью которых молодые люди с особенностями развития смогут строить свою жизнь самостоятельно, без участия взрослых. Об этом проекте и интересном опыте, полученном в ходе его реализации, читайте в одном из следующих выпусков рубрики «Без барьеров».

«Защищенные мастерские» — термин, не прописанный в законах, но нашедший уже применение на практике. Он подразумевает создание специальных рабочих мест с системой сопровождения, позволяющих осуществлять трудовую деятельность людям с ментальными нарушениями и сочетанными патологиями, для которых крайне затруднено или недоступно трудоустройство (даже поддерживаемое) на открытом рынке.

Светлана Осеева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ