Архив:

Прагматичный гуманизм

Для тех, кто не в курсе, поясню: в нашей стране инвалиды с особенностями интеллектуального развития (если они не могут жить полностью самостоятельно и у них нет родственников/опекунов) проживают в психоневрологических интернатах (ПНИ). Выпускники профильных детских домов ПНИ после достижения 18 лет просто переезжают туда на постоянное место жительства и проводят в этих интернатах всю жизнь. Живущие в семьях оказываются там обычно позже, когда родители либо уходят из жизни, либо в силу возраста и болезней уже не могут ухаживать за своими детьми. И альтернативы пока практически нет.

Что такое ПНИ? Это учреждение, в силу сложившейся в советские времена традиции, достаточно крупное и закрытое. Хотя по современным стандартам в нем должны проживать не более 300 человек, четыре из восьми психоневрологических интернатов Петербурга до сих пор остаются «тысячниками». Всего же жильцов в городских ПНИ, по данным комитета по социальной политике, в начале года насчитывалось более 7 тысяч. Это люди с самыми различными диагнозами и самых различных возрастов (что примечательно, 75% населения ПНИ – лица мужского пола).

И в таких интернатах (наполовину общежитие – наполовину больница) люди проводят десятилетия. Без права на личное пространство, так как площадей для индивидуальных комнат нет. Без возможности самому решать, как жить, когда спать, что есть, ведь в любом учреждении есть режим, расписание, столовая. Каждый человек имеет подобный опыт, от пионерлагеря до больницы. Но опыт временный! Для жильцов ПНИ – это жизнь, чаще всего до самой смерти.

У общественников – своя статистика. По их данным, в российских интернатах проживают около 300 тысяч человек с ментальными расстройствами. Наверняка многие из них при соответствующей поддержке могли бы жить самостоятельно. Говоря об этом, эксперты зачастую ссылаются на западный опыт. В первую очередь наших ближайших скандинавских соседей. И кажется, что эта гуманность доступна лишь богатым: «Они-то могут себе позволить приставить личных помощников к каждому инвалиду».

Однако не стоит переоценивать гуманизм наших соседей. Точнее, недооценивать их практичность. Безусловно, есть очень тяжелые инвалиды, которые круглосуточно требуют внимания сиделки, и это обходится дороже, чем жизнь в интернате. Но таковых меньшинство. Большинство же при соответствующем обучении нуждаются лишь в определенном контроле и поддержке. И затраты на организацию такого проживания государству оказываются выгодны.

Петербургская «Перспектива» совместно с партнерами издала в этом году книгу «Достойная жизнь – наш выбор», собрав в нее опыт российских НКО, помогающих организовать существование молодых людей с ментальной инвалидностью вне семьи или интерната. Все проекты не просто подробно описаны, но и снабжены экономическими выкладками. Правда, сопоставить их с реальными затратами на содержание ПНИ достаточно сложно (ведь они подразумевают не только питание и медобслуживание, но и «коммуналку», капремонт и проч.) Тем не менее общественники – и, признаюсь, я вместе с ними – уверены, что организация самостоятельного проживания в большинстве случаев экономически выгодна.

Почему же государство не торопится распространить этот опыт? Почему даже не пытается найти хоть какую-то альтернативу ПНИ? Вероятно, ему легче оплачивать содержание больших и понятных бюрократическому уму интернатов, чем «ломать систему». Даже если это позволит сэкономить средства налогоплательщиков и обеспечить право на достойную жизнь тем, кому не повезло родиться здоровыми.

Кстати

Ст. 19 Конвенции о правах инвалидов (ратифицирована Россией в 2012 году): «Государства – участники настоящей конвенции признают равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, при равных с другими людьми вариантах выбора, и принимают эффективные и надлежащие меры для того, чтобы содействовать полной реализации инвалидами этого права и их полному включению и вовлечению в местное сообщество...».

Светлана Дмитриева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ