Архив:

Александр Абросимов: Инвалидность - это не прибавка к пенсии и не перечень льгот

Руководитель медико-социальной экспертизы Петербуга рассказал ОК-inform, почему многие негативно относятся к экспертизе «на инвалидность», зачем городские поликлиники готовятся к ажиотажу среди пациентов и что делать, если у вас вымогают деньги за направление на МСЭ

МСЭ предполагает конфликт интересов общества и личности

- Александр Владимирович, почему у многих граждан само понятие МСЭ (медико-социальной экспертизы) зачастую вызывает негативную реакцию? Сразу начинают ругать бюрократию, чиновников, врачей, очереди и уверяют, что просто так инвалидность получить невозможно?.. Или дело в том, что наши люди в принципе не любят лишний раз обследоваться?

- Вопрос в другом. По большому счету МСЭ всегда существует на грани между интересами общества и интересами личности, а эти интересы могут не совпадать. Экспертиза как госуслуга если не предполагает, то не исключает факт конфликта между этими интересами. Человек может считать одно, а общество в лице государства устанавливает совершенно другие критерии, которые с его мнением не совпадают. Может, поэтому нас и не любят.

Второй момент - о нелюбви к обследованиям. Когда мне говорят, мол, не хочу обследоваться, но хочу быть инвалидом, то я-то понимаю, что так не бывает. Потому что инвалид - изначально тяжелобольной человек. А у нас под инвалидностью зачастую подразумевают некий перечень льгот, некую прибавку к пенсии из-за состояния здоровья. «Вот у меня это есть - значит, я инвалид!». Вовсе нет. Далеко не каждый больной человек - инвалид.

Когда меня спрашивают, что нужно, чтобы быть инвалидом, я всегда отвечаю: можно иметь диагноз длиной в одну строчку и быть инвалидом, а можно иметь лист формата А4, исписанный диагнозами, и инвалидом не являться. Важен не перечень какой-то, а степень нарушения функций организма, вызванных какими-то нарушениями. И, как следствие этого, - какие-то ограничения жизнедеятельности. Это принципиально важно.

- С точки зрения не медицинской, а, скорее, утилитарной: у нас лучше считаться инвалидом или инвалидности не иметь?

- Еще в СССР многие стремились получить инвалидность, но так было далеко не везде. Я работал в медсанчасти ЛОМО, в районной комиссии. И практически никто из сотрудников ЛОМО не хотел получать инвалидность. Я, врач с высшим образованием, придя на работу, получал 105 рублей, а на ЛОМО получали 180, а в КБ - и 800 рублей. И человек понимал, что сегодня он станет инвалидом, завтра его уволят, и он сюда больше не вернется. Приходили люди после тяжелых заболеваний на комиссию и пытались нас убедить, что они абсолютно здоровы. Сегодня люди приходят как с просьбой установить, так и снять инвалидность, и эта тенденция увеличилась за последние 10 лет. Трудоустроиться и здоровому сегодня непросто, а инвалиду - значительно сложнее.

- А что трудней - снять инвалидность или ее установить?

- И то и другое. Потому что надо пройти обследование, и если по критериям мы видим, что он - инвалид, как же мы согласимся с тем, что это не так?

Порядок установления инвалидности - заявительный

- Участковый врач должен бегать за больным и уговаривать его обследоваться для МСЭ?

- Гражданин должен обратиться к врачу в поликлинике, там его заявление рассмотрят, потом на комиссии будет рассмотрена его история. И затем могут дать направление на МСЭ. Однако, несмотря на отрицательное заключение поликлиники, он может обратиться к нам, и мы будем обязаны его освидетельствовать.

- А поликлиникам выгодно давать или не давать направления на МСЭ?

- Им без разницы, на их показателях это не сказывается.

- Почему тогда так много жалоб на поликлиники: что тянут с комиссией, требуют лишние, как кажется пациентам, анализы и обследования?

- Жалоб будет еще больше, потому что повышаются требования к качеству, глубине обследования. Поликлиника, прежде чем дать направление, должна выполнить комплекс диагностических мероприятий, а они требуют времени.

- А там, «наверху», видят связь с реальностью? Наши поликлиники и так задыхаются…

- А этот вопрос не ко мне, а на Малую Садовую, дом 1. Или еще выше.

- Люди жалуются, что для МСЭ требуется ворох документов. Это обоснованно?

- Диагноз должен быть верифицирован. Мы переходим к доказательной медицине. Просто сказать: «У меня болит», и на этом фоне доктор должен поставить диагноз - так быть не может. С каждым днем появляются новые методы исследований, объективизирующие состояние и функции, так почему ими не воспользоваться? Это, в конечном счете, идет на пользу больному.

Инвалидность - это не просто возраст

- У Санкт-Петербурга по части МСЭ наверняка есть своя специфика: много пожилых, блокадники…

- Смешанная патология требуют большего объема обследований. Но инвалидность - это не просто возраст. Когда принималось решение о приравнивании жителей блокадного Ленинграда к инвалидам ВОВ, был целый бум, в том числе и у нас. Очереди, сложнейшее мероприятие, которое проводилось около двух лет. После этого руководство спросило, как у нас обстоят дела, и я ответил, что много жалоб. Потому что оказалось около 30 тысяч человек - не инвалидов, из них часть не хочет ими быть, несмотря на возраст и статус жителя блокадного Ленинграда. Но жалобы шли, потому что люди, не понимая системы, вместо того, чтобы обратиться к депутатам и потребовать пересмотра подходов, воспринимали это просто как надбавку к пенсии просто за факт пребывания в блокадном Ленинграде, просто как доплату. А на самом деле они должны были получать не надбавку, а вторую пенсию - по инвалидности. И это вызывало недовольство: «Я не хочу быть инвалидом, но вы мне заплатите за то, что я был жителем блокадного Ленинграда!». То есть люди восприняли это как социальную несправедливость.

- В законодательстве сохраняется принцип не доплаты за что-то, а назначения второй пенсии по инвалидности?

- Да, именно так. Новых льгот не появилось, поэтому пока спокойно. Но если дойдет до детей войны, тружеников тыла - будет то же самое, если мы пойдем по тому же пути. Мы переживали это неоднократно.

- Скажите, а зачем требовалось инвалидам даже с тяжелыми увечьями - без рук, без ног - так часто ходить на МСЭ, ведь очевидно, что ноги-руки не отрастут?

- На этот вопрос я впервые ответил в 1989 году, когда стал главным экспертом по МСЭ. Но с удовольствием объясню и сейчас. Подходы простые: в СССР существовал совместный приказ Минздрава и Минсобеса, который определял порядок протезирования. Согласно ему, хирург, сделавший ампутацию, обязан был в недельный срок направить в протезно-ортопедическое предприятие извещение об этом. Затем в течение 30 дней это предприятие обязано было приехать в стационар и изготовить больному учебно-тренировочный протез. Больного выписывали с этим протезом, он осваивал его, затем шел на то же предприятие и заказывал протез уже для постоянного ношения. В те годы лечебная сеть не имела права продлевать надолго больничный лист без нашей санкции.

Тогда человек приходил к нам на лечебно-тренировочном протезе и показывал извещение о том, что у него заказан протез для постоянного ношения. Но мы его инвалидом не признавали даже через 4 месяца после ампутации. Мы ему писали: «Временно нетрудоспособен». Через 6-7 месяцев человек получал постоянный протез и опять шел к нам уже на нем. И тогда мы ему устанавливали сразу 3-ю группу инвалидности бессрочно. Но при этом все это время он находился на больничном, его не увольняли с работы, и зачастую с постоянным протезом он возвращался в свой цех. То есть человек все время оставался при работе.

Что получилось сейчас: человек спрашивает, можно ли изготовить протез? Платно - пожалуйста. А бесплатно - только инвалиду. И человек к нам приходит непротезированный, на костылях. Можно его признать инвалидом 3-й группы, как тогда признавали? Нельзя. Потому что на костылях человек в свой цех прийти не сможет. Значит, мы должны ему установить инвалидность 2-й группы бессрочно, с которой он не сможет работать. А зачем это делать, если его отпротезируют, установят 3-ю группу и он вновь пойдет в свой цех?! Да, нога не отрастет, но можно получить протез и продолжать работать.

- Людей это не устраивает или они не знают этих тонкостей?

- Все знают. Человеку дали 2-ю группу, и предприятие его тут же увольняет. И что мы получили в итоге? Реабилитацию? Нет! Потому что лучше работать, себя обеспечивать, хотя и быть инвалидом.

Вымогают деньги за направление на МСЭ - в полицию!

- Нашу страну постоянно ругают за невозможность инвалиду выйти на улицу, полноценно существовать. Меняется ли что-то в этом направлении?

- Однозначно меняется. Еще 10 лет назад государство даже не брало на себя обязательств обеспечивать людей техническими средствами реабилитации (ТСР). Их просто не было! В лучшем случае предоставляли коляску и автомобиль с ручным управлением. А сейчас номенклатура расширяется, перечень корректируется, то есть нормативная база появилась. Да, есть трудности, но люди забывают, что 10 лет этого вообще еще не было.

- Многие жалуются, что зачастую возникают трудности с получением каких-то ТСР…

- Меняется нормативная база. Например, из нее ушла такая вещь, как урологические прокладки, теперь их надо приобретать за свой счет. И это создало базу для конфликта. Для Петербурга это актуально: когда нормативная база только составлялась, я не был согласен с рядом позиций. Например, памперсы считались ТСР. Для кого-то, безусловно, да - если это активный молодой инвалид и эти памперсы помогают ему реабилитироваться, но в условиях Петербурга в значительной степени памперсы были не средством реабилитации, а средством ухода за пожилым человеком. И надо ли в этой ситуации называть их ТСР? Они никуда и никого не реабилитируют. Но меня обвинили в дискриминации по возрасту. До сих пор дискутируем.

- Жесткие сроки действия анализов, направлений для МСЭ - это как-то обоснованно?

- Анализы действительны 10 дней, само направление на МСЭ - 30 дней. Больше не надо, потому что мы должно понимать, сориентироваться, насколько состояние человека соответствует тому, что в направлении. Но состояние больного - понятие динамическое, бывает лучше-хуже. Бывают и казусные ситуации. Например, человек вышел из нашей ВТЭК, где в инвалидности ему отказали. Вышел, упал и сломал ту же ногу. Пересмотрели, дали группу. Что касается объема исследований, то все переходит на стандарты. Например, дорогостоящие исследования нужны один раз - при первичном обследовании. Мы смотрим: очевидно, морфологические изменения есть. А дальше нас интересует не столько верификация морфологической составляющей диагноза, а верификация функциональной составляющей, то есть то, насколько нарушены его функции. Стало ли лучше или хуже, поддается терапии или нет. И от этого зависит группа инвалидности. Потому что сам по себе диагноз ничего не значит.

- Сталкивались ли вы с тем, что в амбулаторном звене у больных вымогают деньги за направление на МСЭ? Или это фантазии обиженных пациентов?

- А Вы знаете, эти фантазии могут оказаться реальностью. На уровне поликлиник могут задерживать с направлениями и вымогать деньги. В таких случаях есть администрация медучреждения, а лучше сразу - в полицию.

- Было обещано, что уже с 2014 года мы перейдем на международную классификацию для определения инвалидности (МКФ). Почему так и не перешли?

- Переходим, последние приказы Минтруда содержат положения МКФ. Но дело в другом: МКФ в Европе ориентирована на европейский подход, то есть это некий универсальный язык. МКФ позволяет инвалидам свободно перемещаться, пользоваться ТСР там, где используют МКФ. Но в условиях нашей страны большого смысла в этом не вижу, потому что это очень тесно смыкается с другими социально-экономическими проблемами. Например, руководитель Ингушетии недавно попросил Валентину Матвиенко изменить законодательство, заявив, что у него в регионе количество вакантных мест превышает количество безработных. Матвиенко согласилась: давайте изменим, будем лишать неработающих людей социальных благ, которые они получают за счет тех, кто работает!

Понимаете, когда ко мне приходит дама в бриллиантах и уверяет, что она 5 лет как безработная и ей не на что жить, я позволю себе в этом усомниться. Мы работаем со страховыми компаниями и выясняем, что у нее ипотека застрахована на 20 млн, и она сама совладелица крупного бизнеса. Так что МКФ - это для сознательного общества, если хотите.

- Но если по показаниям вы и даме в бриллиантах должны дать инвалидность?

- Если есть основания - дадим и ей. Но все-таки надо оценивать реальную ситуацию.

- Сейчас у вас есть очереди, в сроки укладываетесь?

- Очередей нет. В течение 30 дней со дня подачи заявления оно рассматривается. А вот поликлиники ограничены по своим возможностям. Но это вопрос уже не ко мне.

Марина Бойцова

Источник: Ок-информ.ру

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ