Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Они купаются в роскоши за государственный счет». Зачем писать моральный кодекс для чиновников?

Минтруд готовит для чиновников Кодекс этики. Проект документа обсуждался в начале июля на заседании Общественной палаты (ОП) РФ. В частности, госслужащим предлагают отказаться от компрометирующих подарков. Согласно кодексу, чиновник должен стать образцом кристальной честности как на службе, так и за ее пределами, а в своих действиях руководствоваться принципами патриотизма и гуманизма. 

О том, где проходит чиновничья грань дозволенного и может ли общество диктовать народным избранникам правила поведения, «Ленте.ру» рассказал председатель комиссии ОП по социальной поддержке граждан и качеству жизни Владимир Слепак.

- Так ли нужен этот кодекс?

- Мы забыли о самом главном — о том, что было присуще русской аристократии и офицерству: образованность, принципы личностного характера, служение отечеству. Эти принципы начали работать во всем мире в интересах государственной службы еще 40-50 лет назад. В других странах аналогичные кодексы принимались в первую очередь — еще до того, как были приняты остальные положения о государственной службе.

- В основе вашего документа  — принципы патриотизма?

- Но в нем нет ура-патриотизма. Чиновнику, согласно кодексу, нужно быть безупречным представителем государственной власти. Иметь соответствующие морально-этические принципы как на работе, так и в быту.

- Прямо-таки идеальный гражданин получается...

- Мы не разделяем нравственные принципы и принципы патриотизма. Мы считаем, что нормальный чиновник должен быть и образцом в человеческом плане, и патриотом. Неоднократно мы пытались попросить чиновников пересесть на отечественный транспорт, если они патриоты, отдыхать в наших здравницах, учить своих детей в российских образовательных учреждениях...

- Но чиновники привыкли выбирать для себя самое лучшее.

- К сожалению, сложился такой стереотип, и мы сами во всем виноваты. Расхождение морали как раз и создает негативную атмосферу в обществе. Чиновнику надо жить по средствам. Когда мы видим декларации, в которых жены зарабатывают сотни миллионов рублей, дети занимают посты — все это требует какого-то взвешенного отношения. К сожалению, стереотип о чиновнике — это дорогие иномарки и элитное жилье. Такой образ дискредитирует всю систему государственной власти. Особенно это касается вопросов образования детей госслужащих и системы здравоохранения.

- И что — не ездить теперь в Европу? Не покупать иномарки?

- Отдыхать пускай ездят в Сочи, в Крым. У нас сегодня угнетающая ситуация с туризмом. Во многих странах мира 10-15 процентов ВВП приходится на эту отрасль, а мы прикрепили ее к министерству культуры.

- Почему наши госслужащие не стесняются показывать свое богатство?

- Не все. Есть чиновники, которые поступают иначе. Вот, например, Вячеслав Володин (первый заместитель руководителя администрации президента — прим.«Ленты.ру») в этом году пожертвовал 40 миллионов на благотворительность — показал, каким может быть госслужащий. К сожалению, это практически единственный подобный поступок в среде наших чиновников.

С другой стороны, достаточно вспомнить чиновников и их жен, которые ни в чем себя не ограничивают. И когда мы сегодня говорим, что 23 миллиона человек за чертой бедности, наши чиновники погрязли в роскоши и проводят какие-то праздники непонятные.

- И что их теперь — сажать?

- Нужно определиться, что первично для страны. Например, последнее дело губернатора Сахалина Александра Хорошавина (арестован по делу о крупном мошенничестве — прим.«Ленты.ру»). Если бы Общественная палата не обратила на это внимание, может, он до сих пор бы «украшал» российскую элиту.

- Разве общественники могут как-то повлиять на власть имущих?

- Порядок наступит, когда люди поймут, что могут сами контролировать этот процесс. Ведь любой чиновник подотчетен обществу. Но системы этой отчетности сейчас весьма лояльны. Мы предложили новый подход: собирать представителей гражданского общества и оценивать работу каждого чиновника по его результатам. Я думаю, если ввести эту систему, не будет тех досадных ошибок, которые были у нас в Минобороны, Минсельхозе, когда люди не просто разваливали систему, а еще и дискредитировали государство. Несмотря на это у нас очень много воспитанных и достойных людей. Нередки ситуации, когда горе-чиновники, заняв какой-то пост, вытравливают с мест всех порядочных людей, которые там работали. Именно так было во время реформы МВД. Самая большая потеря для государства — когда профессионалы уходят. Наши чиновники сегодня пытаются создать видимость безупречной работы рафинированными страничками на сайтах ведомств. Но за недостоверную информацию должна быть предусмотрена ответственность.

- То есть вы настаиваете в первую очередь на открытости?

- Не совсем. Есть у нас открытое правительство. Я считаю, что это категорически неправильная структура. Во-первых, ее нет в конституции, а во-вторых, никого не интересует сегодня открытость правительства, интересуют только его способность решать поставленные вопросы. А если открытость есть, то пусть будет и ответственность, причем уголовная. Уж слишком дорогая ситуация получается, когда люди врут. Примеры — Сердюков и губернатор Сахалина. Ни у кого не нашлось смелости поставить им оценку. Я считаю, что гражданское общество может раз в год заслушать в той же Общественной палате каждого чиновника и поставить ему объективную оценку — по делам и ошибкам, по числу выполненных обещаний. Потому что гражданское общество не зависит ни от кого.

- Из чего будет состоять оценка?

- Должна быть объективная шкала критериев. Мы только что говорили, что нужно и совесть иметь, и порядочность, и патриотизм. Чиновникам, у которых этого нет, нечего делать во власти. Я не понимаю, для чего чиновникам из министерств и ведомств нужны представительские Mercedes, BMW и Audi. Это же средство передвижения, а не демонстрация богатства. Сегодня они купаются в роскоши за государственный счет. Почему бы не купить отечественный автомобиль такого класса?

- Может быть, потому что такого нет в природе?

- Тем не менее немыслимо предоставлять сверхблага чиновникам в стране, где столько детей-инвалидов и тех, кому нужны срочные операции. А мы все проводим какие-то праздники...

- Так, может, имеет смысл создать регулирующий орган, который будет следить именно за чиновниками?

- Даже спецслужбы не помогут. Новое ведомство, созданное для контроля за чиновниками, станет очередным драконом. У нас и так достаточно «органов». Хорошавин же нарисовался не из королевства кривых зеркал. Ведь кто-то его привел во власть, кто-то отвечал в правоохранительной системе, — нужно привлечь к коллективной ответственности тех, кто на его преступления смотрел сквозь пальцы. Сегодня не помешало бы провести расследование в отношении людей, связанных с сахалинским губернатором. Когда смотришь на такие несметные богатства, которые нам показали по телевизору, ясно, что это преступление самого высокого уровня. И отвечать за него должен не один человек, но и те люди, которые позволили ему так распоясаться.

- По правде говоря, идея оценивать работу чиновников не нова.

- Сегодня десятки коммерческих агентств паразитируют на этой ниве и ставят оценки. Лидер Общественной палаты Бречалов поставил вопрос о бюджетах, которые расходуются на пиар чиновников. Оценки, появляющиеся в специально созданных рейтинговых агентствах, — как раз результат этого политического пиара. Но политтехнологии изжили себя, теперь люди будут голосовать за качество жизни. Все остальное — демагогия.

Анастасия Чеповская

Источник: Лента.Ру