Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«В России паралимпийцы чувствуют некую второсортность»

В шотландском городе Глазго с 13 по 19 июля пройдет чемпионат мира по плаванию среди лиц с ограниченными возможностями, который проводит Международный паралимпийский комитет. В соревнованиях участвует и российская команда. 

В преддверии чемпионата корреспондент «Русской планеты» поговорил с мастером спорта международного класса по пара-плаванию Маргаритой Маркушиной о развитии и перспективах спорта для детей-инвалидов в Саратове и об основных отличиях между обычными олимпийцами и спортсменами с ограниченными возможностями.

– Рита, а ты помнишь тот день, с которого началась твоя спортивная карьера? Почему именно плавание?

– Этот день я помню прекрасно, будто он был вчера. Мама привела меня в спортшколу 21 января 2000 года. Мы подали все необходимые документы и меня приняли. С тех пор прошло уже больше 15 лет. Почему плавание? Мой диагноз — ДЦП. Врачи посоветовали маме отдать меня в плавание. И выбора никакого не оставили. Сказали, что ребенка надо отдавать только в бассейн. Плавание — универсальный вид спорта, в котором тренируются разные группы мышц. Изначально ни о каких спортивных успехах речи даже не шло. Я занималась просто для здоровья. Потом меня перевели из оздоровительной группы в спортивную. Тренер увидел во мне потенциал, посчитал, что я способна идти дальше.

– И как ты отнеслась к тому, что на тебя возлагают определенные надежды?

– Если честно, то в первые годы никакого восторга у меня занятия в спортивной школе не вызывали. Оздоровительным плаванием я занималась три раза в неделю, а в спортивной группе тренировки проходили чуть ли не каждый день. Первое время мне было непривычно, я не хотела ходить, мне даже было больно. Меня заставляла мама. Она меня насильно тащила на тренировки, несмотря на то, что я упиралась, сопротивлялась. В те годы мы на этой почве очень сильно ругались. Я мучилась первые два года. Интерес к тренировкам, привычка, азарт пришли позже. Огромное спасибо моей маме и моему тренеру Татьяне Васильевне Шумиловой за их терпение и веру в меня! Если бы не они, то я не смогла бы добиться и половины того, чего добилась к настоящему времени.

– Ты, наверное, рада, что это время осталось позади. А чем сейчас для тебя является плавание?

– За 15 лет изменилось многое. Плавание меня полностью изменило. Я стала сильнее не только физически, но и морально, увереннее в себе. В первую очередь, плавание для меня — это способ поддержание здоровья. Если бы не плавание, то я уселась бы в коляску. Плавание помогло мне укрепить мышцы ног, и сейчас я могу спокойно самостоятельно передвигаться по городу. Всего лишь несколько лет назад плавание для меня было хобби, занятием для души. Кстати, я неоднократно бросала заниматься спортом. Если в семь лет мама могла меня еще затащить на тренировку, то в 15 ей это было уже не под силу. Как раз примерно в 15 лет я бросила заниматься плаванием. Я не смогла в тот момент перебороть себя. Нежелание заниматься спортом взяло надо мной верх. Такой кризисный период наступает рано или поздно у любого спортсмена. Но не все спортсмены могут перебороть себя и вернуться в спорт. Возвращаются единицы. Раньше нас в команде было человек 20. Из этих 20 человек осталось двое. Сегодня плавание для меня скорее работа.

– Профессиональный спорт мешает повседневной жизни?

– Я бы не сказала, что очень мешает. Занятия спортом мешают только учебе. Тяжело было на первом курсе. А потом как-то привыкла, освоилась, начала проявлять себя не только в учебе, но и в общественной жизни факультета, стала выступать на соревнованиях за сборную университета. Большинство преподавателей все же идут навстречу, с пониманием относятся к моим тренировкам. Сейчас я уже перешла на четвертый курс.

Профессиональный спорт еще мешает личной жизни. Я живу с мамой. Вот мама меня во всем понимает и поддерживает. Хотя и ей первое время было трудно меня отпускать на сборы, которые могли длиться месяц. Когда мама отдавала меня на плавание, она представляла себе это несколько иным образом. Думала, придет ее дочка в бассейн, ножками побултыхает 40 минут и домой. Оказалась все совсем не так. Но самое главное — мама в меня верила и продолжает верить.

С друзьями дело обстоит сложнее. Некоторые обижаются, что я не могу много времени им уделять, но перед выбором никогда не ставили. Плавание изменило мой круг общения. Большинство моих друзей — это паралимпийские спортсмены, моя команда.

– Российские паралимпийцы на Олимпийских Играх в Лондоне в 2012 году в плавании смогли заработать в общей сложности 42 медали (5-е место в медальном зачете). А вот российские олимпийцы три года назад на Олимпиаде не смогли завоевать ни одной золотой медали и оказались на 11-м месте в общем медальном зачете в плавании. В чем причина такого успеха наших паралимпийцев и неуспеха олимпийцев?

– Главное отличие, на мой взгляд, в том, что паралимпийцы сильны духом. У олимпийцев такого нет. В июле 2012 года мы были на спортивных сборах на Кипре. На базе тренировались вместе и паралимпийские спортсмены, и олимпийские. Так что у меня была возможность сравнить. Так вот, олимпийцы как-то не очень серьезно подходят к тренировкам на сборах. У меня впечатление создалось, что они не тренироваться приехали, а погулять и отдохнуть. Нет, мы тоже все время на базе не сидели, гуляли по городу, ездили на экскурсии, но олимпийцы в этом меры не знают. У них, в отличие от паралимпийцев, нет четкой и сильной установки на победу, на улучшение своих результатов. Может, дело в том, что паралимпийцам просто необходимо побеждать не только в спорте, но и в повседневной жизни, чуть ли не ежедневно.

– Какие установки даны на предстоящий чемпионат мира в Глазго?

– Я очень хочу, чтобы мы были на этом чемпионате первыми! Но нам безумно мешают в этом китайцы. Они опережают нас буквально на одну сотую секунды. В эстафете, я думаю, на первом месте будут китайцы, на втором мы, а на третьем украинцы. У Украины сильная паралимпийская сборная по плаванию. Это что касается мужчин. Женской сборной еще пахать и пахать. В этом году, скорее всего, в эстафете наши девочки окажутся на четвертом месте. На первом будут американки, на втором китаянки, а на третьем, вполне возможно, что итальянки. Тут прогнозы делать сложнее, чем у мальчиков. Какого-то определенного лидера нет. Все постоянно меняется. Если состав нашей сборной обновят, то и мы можем оказаться в тройке лидеров.

– А что нужно сделать, чтобы в эстафете наши девушки обошли американок и китаянок?

– Просто нужно больше тренироваться.

– Куда уж больше? 25 часов в сутки?

– Дело не только в тренировках. Надо еще поменять состав, омолодить его. Спортсменкам, которые плывут эстафету, должно быть комфортно друг с другом. От взаимодействия внутри команды многое зависит. Помню, как нам тренер сказал однажды: «Поплывешь ты, ты, и ты». Мне от его решения стало как-то неуютно. В итоге — никакого результата.

– В Москве, Санкт-Петербурге, Сочи какое-то движение навстречу паралимпийцам идет. Но ведь у нас примерно восемьдесят процентов страны – это глубинка. Есть масса талантливых ребят, но для них не созданы условия. Как с условиями дела обстоят в Саратове?

– В Москве и Санкт-Петербурге для спортсменов с ограниченными возможностями делается многое. Конечно, в большинстве случаев все проблемы сводятся к отсутствию финансирования. Бывало, что с трудом находили деньги, чтобы организовать питание спортсменов на соревнованиях или сборах. Не хватает денег на автобусы, чтобы доставить спортсменов в бассейн. В Европе для спортсменов созданы все условия — гостиница, транспорт, питание и так далее. За границей не делается различий между олимпийцем и паралимпийцем. В других странах для всех все одинаково. В России же пока паралимпийцы чувствуют некую второсортность. Уже на носу Олимпиада в Рио-де-Жанейро, а еще не все паралимпийцы получили вознаграждение за победы на Паралимпийских Играх в Лондоне. Точно так же было и с Чемпионатом мира в Монреале, Чемпионатом Европы в Эйндховене — деньги паралимпийцы получали частично и еще пока не полностью. Обычная практика, если положенные за победу деньги выплачивают частями на протяжении нескольких лет. Саратов — это, наверное, единственный город, в котором ни на что никогда не могут выдать деньги спокойно и в полном объеме. Я общаюсь с пловцами со всей России и поэтому знаю, о чем говорю. Куда бы мы ни приехали, у нас постоянно возникают проблемы. Было и так, что нам даже не оплачивали гостиницу. Мы приезжали, а нас не заселяли. Приходилось ждать, пока этот вопрос решат. Главная проблема в Саратове для паралимпийского спорта — это нехватка денег. Раньше спортсменам ежемесячно выплачивали определенную сумму. Размер таких выплат зависел от достижений спортсмена и от его званий. Если кто-то из нас занимал призовое место на соревнованиях, то ему увеличивали ежемесячную выплату вдвое. Сейчас такого нет, ведь кризисные времена наступили. Про ежемесячные выплаты нам пришлось забыть. Мы, конечно, постоянно жалуемся по этому поводу тренерам, но в финансовых вопросах они мало что могут решить.

Для тренировок наша спортивная школа арендует бассейн «Саратов», наверное, лучший в городе. Государство перечисляет деньги на счет спортивной школы, а школа непосредственно оплачивает уже аренду бассейна. За тренировки мы ничего не платим. Кроме этого, нас обеспечивают всем необходимым инвентарем. Хотелось, чтобы выдавали почаще и лучшего качества, но хотя бы так. Купальники я покупаю себе сама, гидрокостюмы нам выдают (они нужны только для участия в соревнованиях). Шапочка у меня фирменная – сборной России, мне ее тоже выдали. Очки для плавания я предпочитаю сама себе покупать. Те, которые выдают — мне не нравятся. У меня есть любимая форма очков, в которых мне удобно плавать. Вот очки этой формы и покупаю.

– Самый лучший бассейн в городе приспособлен для того, чтобы в нем занимались люди с ограниченными возможностями?

– Бассейн «Саратов» совсем не приспособлен для людей с ограниченными возможностями. В самом бассейне нет ни пандусов, ни специальной дорожки для колясочников. Только в само здание бассейна ведет специальная дорожка с пандусами. Специальные туалеты также отсутствуют.

– Можешь ли ты назвать Саратов городом для комфортной жизни лиц с ограниченными возможностями? Я имею в виду и развитие инфраструктуры, и уровень воспитания саратовцев.

– В Саратове увидеть пандус — не редкость. Но такие пандусы не соответствуют стандартам: большой угол наклона, отсутствует нескользящее покрытие, где-то нет поручней. Учитывая все это, люди на колясках пользоваться такими приспособлениями не могут. Теперь о том, что касается воспитания окружающих людей. Трудно от того, что я не такая, как все, было в начальной школе. Я боялась, что надо мной будут смеяться. И кстати, были такие моменты. Несмотря на свой диагноз, я училась в обыкновенной среднеобразовательной школе. Моя мама настолько боялась за меня, что устроилась работать учителем начальных классов и социальным педагогом в ту школу, в которую пошла учиться я. Она хотела всегда быть рядом со мной, поддерживать, помогать. В средней школе я уже не чувствовала никаких различий между собой и одноклассниками, меня стали уважать, ценить, кто-то даже завидовать моим успехам в спорте. Мы общались на равных. Случалось, что, проходя по улице, я слышала, как меня обсуждают. Я научилась на это не обращать внимания. Я такой же человек, как и все окружающие!

– Уверен, что у тебя немало наград. Есть какие-то особенные? Может, те, которые тебе стоили больших усилий? Или наиболее престижные?

– Самая особенная для меня — это первая моя награда. В 2007 году на чемпионате России в Туле я завоевала «серебро». Свою самую престижную награду я получила в Швеции в 2013 году. Тогда я взяла первое место на дистанции 400 метров вольным стилем и третье место на дистанции 100 метров на спине. В прошлом году на Чемпионате Европы я была лишь четвертой. Мне до третьего места год назад чуть-чуть не хватило. Но я не расстраиваюсь. Главное не победа, а участие. Пройти отбор на такие соревнования — это уже победа. Для того чтобы попасть на чемпионат Европы, то надо предварительно отобраться на чемпионате России. А как отобраться? Только много и упорно тренируясь. Мои успехи и успехи моей команды — это кропотливый труд тренеров. Мой тренер Татьяна Васильевна тренирует меня в Саратове. Она не ездит на сборы, так как параллельно занимается с маленькими детьми, которых просто не на кого оставлять. Но задания для тренировок пишет мне именно она.

– В следующем году ты окончишь технический университет. Тебе вручат диплом, значок выпускника политеха. Какие планы на будущее?

– Пока еще не знаю. Подумываю над тем, чтобы продолжить обучение в магистратуре. Но скорее всего, от этой идеи я откажусь. Я безумно хочу поскорее окончить политех, потому что мне очень тяжело совмещать и учебу, и занятия спортом. Преподаватели в университете хоть и идут навстречу, но посещение лекций, экзамены, зачеты, курсовые, практику никто не отменял. Просто я хочу посвящать спорту намного больше времени. Я не собираюсь бросать плавание! У меня с плаванием связано еще много надежд.

– Как тебя изменило плавание? Какой ты была сегодня, если бы 15 лет назад не пришла в спортивную школу?

– Я набрала бы в весе. В этом я уверена. Спорт помог мне преодолеть лень, помог стать сильнее физически, помог не усесться в инвалидную коляску. Бывает, я думаю над тем, что было, если бы я родилась здоровой. Скорее всего, я также занялась бы спортом. Только не плаванием, а баскетболом. Тренировки научили меня не сидеть без дела, ценить свое время.

– Ты чем-то еще помимо плавания занимаешься?

– Я стараюсь много путешествовать. Если я куда-то еду, то это необязательно на соревнования или на сборы. Лет пять назад любила выйти во двор и мяч попинать. Сейчас увлеклась оригами, бисероплетением. Но этим я занимаюсь в зависимости от настроения.

Трудности в восстановлении и популяризации детского паралимпийского спорта в Саратове еще есть, говорит тренер Ольга Маркова. Но постепенно для талантливых воспитанников открываются новые возможности стать профессионалами.

– Сейчас государством много делается для того, чтобы развивать паралимпийское движение. Многое, это вовсе не означает, что все возможное. Стремиться есть к чему. Паралимпийский спорт — это спорт, который требует больше энергии, больше отдачи, больше затрат и больше внимания, ведь мы тренируем не обычных детей. Если сравнивать с 90-ми годами, даже началом 2000-х, прорыв есть. Спорт для людей с ограниченными возможностями становится более доступным. Саратов в этом отношении, правда, пока что не в числе лидеров. Несмотря на это, наши воспитанники продолжают завоевывать призовые места на соревнованиях, активно и упорно заниматься, хотя порой им приходится делать это в совсем не приспособленных местах.

Вячеслав Коротин

Источник: Русская Планета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ