Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Квартира с боем. Право на жильё для детей-инвалидов нужно доказывать в суде

Свой девятый день рождения в эту пятницу инвалид Иван Маскаленко встретит в тесноте арендованного жилья. Без уверенности в том, что у него когда-нибудь появится своя комната.

Суд, который определил выделить ему, его маме и брату жильё по договору социального найма прошёл ещё в конце марта, но оказался не последним. Когда будет принято окончательное решение – неизвестно. Но даже если в итоге признают правоту семьи Ивана, ещё несколько месяцев придётся ждать самого жилья и надеяться, что его найдут не слишком далеко от школы, куда он ходит.

История Ивана

Мама Ивана Татьяна Маскаленко узнала о том, что сын ничего не слышит, не сразу. Инвалидность по слуху поставили только в год. Жила тогда в Хабарском районе с мужем и старшим сыном. Рождение Ивана и постановка диагноза изменили привычный уклад жизни – в районе не оказалось ни школ, не педагогов, которые могли бы заниматься с глухим ребёнком. По ипотечному кредиту в Камне-на-Оби была куплена квартира, но напряжение в семье нарастало, и в итоге Татьяне пришлось разойтись с мужем, а квартиру продать, чтобы погасить долги по ипотеке. Осталась практически без денег, без жилья, но решила сделать всё, чтобы сын смог стать нормальным гражданином, а не изгоем в обществе.

Сначала семья Ивана приняла участие в благотворительном марафоне «Поддержим ребёнка», чтобы найти деньги на реабилитацию после кохлеарной имплантации, которую сделали по краевой квоте. С помощью добрых людей собрали средства для поездки в Москву, обследований, терапии. Три года усилий окупились сторицей – ребёнок научился слышать, различать звуки и даже немного говорить, хотя поначалу его речь была понятна только маме. Переехали в Барнаул, пошли в коррекционную школу, и теперь у Вани есть все шансы наверстать упущенное. Только жилья пока нет – семье из трёх человек приходится скитаться по съёмным углам.

В октябре прошлого года семья встала в очередь, как нуждающаяся в жилье. Сказали сразу: будете просто ждать – никогда не дождётесь. Пошли в прокуратуру. Потом стали собирать все необходимые документы для суда. Центральный районный суд г. Барнаула 27 марта 2015 года удовлетворил иск прокурора Центрального района г. Барнаула в интересах Ивана Маскаленко и его законного представителя Татьяны Маскаленко к Главному управлению строительства, транспорта, жилищно-коммунального и дорожного хозяйства Алтайского края о возложении обязанности предоставить семье жилое помещение. Но оглашение решения не стало счастливым эпилогом – пошли отсрочки, апелляции, оспаривание.

По признанию самой Татьяны Маскаленко, ей не столько нужна квартира в городе, как здоровый ребёнок. Если бы реабилитация позволила полностью его вылечить, она с удовольствием вырвалась бы из большого пыльного города в деревню.

Неохотная помощь

Случай семьи Маскаленко – не единственный в крае. Семей с детьми-инвалидами, которые не имеют своего жилья, в регионе сотни. Большинство стоит в очередях на выделение квартир на условиях соцнайма без видимых перспектив, порой по 10 лет и больше. Хотя по закону жильё детям-инвалидам должно выделяться вне очереди. Некоторые идут в суд. Три семьи в краевом центре по суду уже дождались своего жилья, как минимум ещё три семьи судятся.

Предоставление жилья детям-инвалидам в крае регулируется Жилищным Кодексом России, Федеральным Законом №181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» и Законом Алтайского края № 136-ЗС «О предоставлении жилых помещений государственного жилищного фонда Алтайского края».

По словам Марии Доценко, юриста, оказывающего помощь семьям с детьми-инвалидами, чтобы получить жильё, необходимо доказать два факта – что у ребёнка-инвалида определённое, указанное в перечне, заболевание и что семья ребёнка нуждается в улучшении жилищных условий. На сбор документов об инвалидности ребёнка уходит от года до трёх лет, поэтому в суд граждане идут уже не с младенцами. Имущественное положение также необходимо удостоверять документально. Ведь ответчик в суде будет изыскивать любые возможности убедить судью в том, что семье жильё не положено. В случае с Татьяной Маскаленко аргументом была квартира в Камне-на-Оби. Мол, было же жильё, пусть и ипотечное, в залоге у банка. В другом аналогичном деле пришлось доказывать, что частный дом, где матери ребёнка принадлежит 8,4 кв. метра, просто не пригоден для проживания.

Но даже если с доказательством заболеваний и нужды в жилье нет проблем, суды затягиваются надолго. Чтобы не выделять жильё семье с ребёнком-инвалидом, используются любые доводы, такие, например, что после изменений 2014 года в закон Алтайского края №136-ЗС «у Главного управления отсутствуют правовые основания для обеспечения данной категории граждан жилыми помещениями». Мол, да, раньше про инвалидов в законе говорилось, потом их оттуда убрали, а на нет и суда нет. Правда, суд с такой трактовкой не согласен, «внесение указанных изменений не исключает обязанности субъекта Российской Федерации по обеспечению инвалидов жильём», сказано в решении Центрального районного суда г. Барнаула по аналогичному делу в декабре прошлого года.

Роль посредника

Кому-то из семей, чтобы доказать своё право на жильё, приходится пройти через 13 судебных заседаний, кто-то укладывается в три-четыре. Но даже после положительного решения приходится ждать. Сначала – предоставленную законом ответчику отсрочку исполнения решений – от трёх месяцев до полугода. Потом денег, потом поиска жилья. При этом, почему-то, через посредника. Жильё часто подыскивается для семей с детьми-инвалидами только формально подходящее под решение суда. Например, в бараке рядом с Черницким кладбищем. Или во Власихе. Или на посёлке Южном с долгами по коммуналке от прошлых хозяев. Закон ведь не обязывает предоставлять жильё без долгов. А ещё далеко от коррекционных школ, на этажах, которые могут быть не удобны – закон это тоже не обговаривает, а здравым смыслом и состраданием чиновники пользуются избирательно. Одной семье пришлось даже прийти с ребёнком инвалидом-колясочником в управление ЖКХ и поставить ультиматум – не уйдём, пока не дадут возможность искать жильё самостоятельно. В итоге дали. Семья нашла квартиру на первом этаже на улице Гущина.

Совсем не ясным местом для семей с детьми-инвалидами остаётся сумма, выделяемая государством на приобретение жилья. Суд обговаривает лишь площадь, которую необходимо предоставить семье – 18 кв. метров на каждого для семьи из трёх и более человек, 42 кв. метра для семьи из двух человек и 33 кв. метра для одного человека. Плюс ещё 18 кв. метров дополнительно для инвалида. Посредники сумму скрывают до последнего, а цену квартиры можно узнать лишь при окончательном оформлении документов. Непрозрачный механизм выделения средств на жильё детям-инвалидам создаёт почву для злоупотреблений.

С тем, как расходуются средства на жильё для инвалидов, сейчас разбираются компетентные органы, но даже если с этим всё в порядке, удивляет нерасторопность государственной машины социальной помощи. Складывается ощущение, что её оказывают не тогда когда нужно, а только в крайнем случае. Когда нуждающийся гражданин загнал чиновника в угол с криком «Помоги!», и тому уже некуда деваться…

Мнение эксперта

Вера Волошина, председатель правления АКОО родителей детей-инвалидов и инвалидов детства «Незабудка»:

– Не припомню случаев, чтобы хоть какая-та семья с ребёнком-инвалидом получила от государства жильё. Хотя много нуждающихся, есть даже одинокие мамы с тремя детьми. Многие стоят в очереди, а пока снимают жильё и ютятся у родственников.

Мнение юриста

Мария Доценко, барнаульский юрист:

– Недавно ко мне обратились женщины, у которых есть решения судов о предоставлении жилья. Это было криком души матерей с детьми-инвалидами. Каждая женщина прошла через множество заседаний судов. В одном случае квартира, с горем пополам, была получена. Но три семьи ещё борются за свои права. И по каждому случаю решение суда не исполняется в среднем от трёх до десяти месяцев.

Обязанность по предоставлению жилых помещений семьям, имеющим детей-инвалидов, законодательством РФ возложена на Главное управление ЖКХ края. Решениями судов лишь констатируется данная обязанность. Все необходимые мероприятия для выделения денежных средств и покупки жилых помещений Главное управление ЖКХ имеет возможность производить и до обращений граждан в суд. Однако и сегодня семьям, где проживают дети-инвалиды, в обычном порядке невозможно получить причитающиеся по закону квартиры. Хотя у них есть право получить их вне очереди.

Очень часто детей-инвалидов воспитывают матери-одиночки. Многие из них, даже получив квартиры от государства, живут в страхе, что чиновники могут отнять у них жильё. Получается, что женщинам, которым и так не легко, приходится преодолевать множество преград, которые воздвигает государство, и даже доказав свою правоту, они не могут жить спокойно.

Петр Шульга

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ