Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«Ослеп и пришел к богу». Слепой инвалид живет в разрушенной квартире

В обществе сложился стереотип, что все «униженные и оскорбленные», которые оказались на обочине жизни, «белые и пушистые» и «невинно пострадавшие». Увы, так бывает только в сказках и на страницах такой же сказочной бульварной прессы. Ведь жизнь – штука слишком сложная и жестокая.

Пример тому, часть биографии нижегородца Вячеслава Белямова – типичная для «веселых 90-х». Финал таких историй, как правило, трагичен. Но всегда есть исключения. Ведь мир не без добрых людей.

Сидел за похищение человека

Белямов отсидел в одной из нижегородских колоний по достаточно экзотической 126 статье УК РФ – «похищение человека». По его рассказам, он познакомился с некой дамой, которая решила связать с ним свою судьбу. Женщина была замужем и имела ребенка, но «молодым» это не мешало и они в поисках лучшей доли ездили в столицу. После одной из поездок, в 2007 году, муж «проснулся» и написал заявление в полицию о похищении супруги. В результате, как только Белямов оказался в родном Нижнем, на его руках защелкнулись наручники. А «спутница жизни» заявила, что тот насильно усадил ее в машину и вывез в Подмосковье, где держал в качестве заложницы.

Суд определил ему 8 лет строгого режима, отбывать которые Вячеслав отправился в одну из колоний Варнавинского района. Работы там не было, посему Белямов принялся обжаловать приговор и придумывать всевозможные кары своей пассии, когда он освободиться. Но время шло, он стал помогать батюшке в тюремной церкви. И постепенно приобщился к православной вере, которая учит прощать своих недругов.

О зоновской и армейской медицине в России можно слагать песни–плачи. Поэтому неудивительно, что когда Вячеслав неожиданно ослеп на один глаз, тюремные врачи только развели руками. А в прошлом году он полностью потерял зрение. Ему досрочно оформили инвалидность, а вот про положенную пенсию забыли – в колонии шла очередная реорганизация, и было не до слепого зэка. В нынешнем году неожиданно вспомнили.

Когда это произошло, соответствующему работнику колонии нужно было решать, какая пенсия положена социальная или трудовая. Выяснилось, что Белямов когда-то работал водителем трамвая, значит, ему положена трудовая пенсия. Вот тут-то и начались «свинцовые мерзости». Наученный горьким опытом других заключенных, слепой зэк напрочь отказывался подписывать любые бумаги. Боялся, что подпишет бумагу, по которой лишится оставленной на свободе квартиры – такое с бесправными заключенными бывало неоднократно. Посему Белямов пошел в «глухой отказ». И неизвестно, чем бы это закончилось, если бы в его судьбу не вмешалась нижегородская ОНК (общественно – наблюдательная комиссия в местах лишения свободы).

По рассказам ее зампредседателя Андрея Буланова, который собственно и занимался дальнейшей судьбой слепого зэка, он выехал в колонию, все объяснил и Вячеслав подписал нужные бумаги. 5 марта у того истекал срок заключения, а 19 уже заканчивался срок инвалидности. Произошел редкий случай, когда руководство ГУФСИНа пошло навстречу и оформило пожизненную инвалидность досрочно. Но редко бывает в российских бюрократической практике без ляпов – паспорт Белямову сделали с четырьмя ошибками, что добавило еще полтора месяца бюрократической возни. Однако, вышедшего на свободу и забывшего про месть бывшего зэка ждал новый «сюрприз».

Аферисты - «молодожены» и чреда «сюрпризов»

Вернувшись в свою квартиру на Сортировке, он обнаружил выбитую дверь. Соседи пояснили, что пока тот сидел, в его квартире появилась парочка неких «молодоженов», которые назвались его наследниками. Те поведали соседям, что хозяина убили в колонии, а они оформляют квартиру на себя и делают в ней ремонт. И действительно, поломали межкомнатные стены, куда-то дели всю сантехнику и выбросили мебель. Мало того – снесли навесной потолок! Кто они такие, Белямов так и не узнал – родных у него не было. Он остался один в разрушенной квартире.

Теперь представим, как слепому человеку в ней ориентироваться. Присесть ему негде - даже стулья все выкинули, а плиту и газовую колонку он включать боится – может пожар произойти. Все тот же Андрей Буланов повел слепца по присутствующим местам, что бы оформить опеку. Где, понятно, потребовалась куча бумажек, которых у бывшего зэка отродясь не было. Тем не менее, с помощью Буланова их удалось восстановить.

Последовал еще один «сюрприз» - огромный долг по коммунальным платежам за квартиру, пока он находился в колонии. Начался новый виток хождений по присутствующим местам, в результате чего часть долга скостили. Но это была капля в море.

Большую часть пенсии инвалид потратил на унитаз – что бы хоть какое-то удобство было в доме. Коммунальщики посчитали приведение квартиры инвалида в порядок обременительным, в то время как работники соцзащиты обмерили квартиру и составили смету для ремонта.

И на кого рассчитывать слепому человеку в такой ситуации? Только на Бога! Еще в колонии, батюшка из тюремной церкви познакомил Белямова с настоятелем Крестовоздвиженского храма в Лыскове. Верующие люди помогли слепцу добраться туда. В этом городе Вячеслав провел, как сам считает, лучшие дни своей жизни – в молитвах и адаптивном для незрячего человека труде. Теперь он ищет работу на предприятиях для слепых. Увы, таковых в Нижегородской области уже почти не осталось. А пока верующие люди подкармливают бывшего зэка и помогают в обустройстве жилья. Так и живет: чем Бог пошлет.

Но и тут опять же, «не слава Богу». По российскому законодательству, с этого года социальные услуги могут оказывать и некоммерческие организации. Т.е. «окормлять» в прямом смысле этого слова, Белямова могут и «общественники» в лице того же «опекуна» Андрея Буланова. Точнее организации, которую он представляет. Увы, ряду нижегородских общественных организаций, которые подали заявку на социальный патронат в министерство социальной политики, было отказано. Причина отказа понятна: общественников просто «не пускают к кормушке», ведь тогда государственные деньги потекут мимо чиновников. А крайними остаются такие люди, как одинокий и слепой бывший зэк, чей мир, как и в тюремной камере, сейчас измеряется четырьмя стенами. Но Вячеслав не сдается и тихо молится в своей «келье». 

Константин Гусев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ