Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Работа вместо жалости

В нынешних условиях объемы государственной доброты явно не соответствуют потребностям инвалидов, так что вопрос обретения нормальной профессии для тех, кто вынужден проводить большую часть времени дома, стал по-настоящему насущным.

В 2010 году я в составе делегации журналистов из разных стран по приглашению того самого Госдепа США знакомился с американской журналистикой. В один из дней нас привезли в город Ноксвилл, штат Теннесси — там нам надлежало узнать, как делается обычная городская еженедельная газета.

В одном из углов полупустого ньюсрума двое сотрудников пили кофе и что-то с кем-то обсуждали по скайпу. Бородатый человек на экране выглядел довольно самоуверенно и явно пытался втолковать своим собеседникам, что они неправы. «Джозеф — администратор нашего сайта, — пояснил замглавного, который и проводил для нас экскурсию по редакции, — и еще он отвечает за графику». Выяснилось, что характер у бородатого Джозефа тяжелый, но зато он профессионал в своем деле, так что с его мнением приходится считаться. «А где его стол?» — спросил я, чтобы поддержать разговор. Тут мне объяснили, что Джозеф работает из дома, поскольку уже пятнадцать лет передвигается только в инвалидной коляске.

Был фермером, авария с трактором, позвоночник, операция… Когда стало понятно, что физический труд, равно как и работа в офисе для него отныне исключены, какие-то благотворительные организации предложили Джозефу на выбор обучиться нескольким профессиям, позволяющих трудиться на дому. Бывший фермер выбрал нечто вроде создания сайтов, постепенно стал профи в своем новом деле и теперь зарабатывает не хуже своих коллег, которые ежедневно заполняют тот самый ньюсрум. Его предпоследним местом работы была, кажется, ассоциация зерноторговцев штата — для них он администрировал им же сделанный сайт. Несколько суровую заносчивость он, видимо, сохранил еще с тех пор, когда сам был фермером: так, видимо, и выглядит человек, честно живущий на честно заработанные честным трудом деньги. Вся эта история была нам озвучена как совершеннейшая банальность: ну да, ну работает, ну профи, ну из дома, ну инвалид — и что?

Ну да, ну работает, ну профи, ну из дома, ну инвалид — и что?

И ничего. Тут уместно было бы вспомнить про голодного, которому народная мудрость рекомендует дать не рыбу, но удочку. Научить инвалида зарабатывать свои трудом себе на жизнь, если он это хочет и может делать, — куда уж проще. Помнится, в давние времена в НИИ туберкулеза, где моя бабушка работала старшим рентгенологом, существовала какая-то таинственная «трудотерапия», в ходе которой пациенты делали что-то такое полезное. Но там речь шла о чем-то вроде кружка «Умелые руки», разве что для взрослых. Предполагалось, что советское государство обеспечит инвалиду достойную жизнь просто по доброте душевной. В нынешних условиях объемы государственной доброты явно не соответствуют потребностям инвалидов, так что вопрос обретения нормальной профессии для тех, кто вынужден проводить большую часть времени дома, стал по-настоящему насущным.

«Хочешь? Можешь? Начинай!» — сказала себе инвалид I группы Татьяна Трушова и запустила проект под названием «Хомона» — по первым слогам своего лозунга. Татьяна не ходит, но несмотря на это закончила сначала филфак педагогического института в родном Бийске, потом поехала в Москву учиться на переводчика в специализированном институте-интернате для инвалидов с нарушениями опорно-двигательного аппарата. С первого раза не поступила, но не отчаялась — вернулась домой и прикатила в коляске на очередное заседание в мэрию. «Хочу образование!» — заявила Татьяна чиновникам. «Так у вас оно уже есть», — ответили ей чиновники, для которых инвалид что с образованием, что без — просто еще один иждивенец на государственной шее. «Тогда устройте меня на работу!» — парировала Татьяна. Поняв, что отделаться от настырной колясочницы так просто не удастся, чиновники решили, что проще дать денег — и Татьяна отправилась в столицу во второй раз, и на этот раз поступила. Сама она считает, что у инвалида есть два варианта: «Первый — уютно сидеть на диване, это не страшно, не больно, просто жизнь проходит мимо. Второй — вы покупаете базуку, выбираете цель… и дальше по инструкции. Система всегда сдается». 

Вы покупаете базуку, выбираете цель… и дальше по инструкции. Система всегда сдается

Сама Татьяна, как можно догадаться, сдаваться не собиралась. Но получив диплом переводчика, поняла — эта работа не для нее. Правда, попутно перевела немало любовных романов с английского (сама она их называет «мусорной литературой», но признает: переводя не слишком качественные чужие тексты, научилась писать свои собственные). К тому же, за переводы платили унизительно мало, и Татьяне пришлось вернуться в Бийск, где на тот момент еще даже не было нормального интернета. Все полученные навыки грозили остаться мертвым грузом, но тут один из ее друзей попросил написать статью для своего сайта. Татьяна написала, и очень удивилась, когда ей заплатили за это деньги. Так Татьяна нашла свою нишу, но продолжала мечтать о собственном проекте. И им стала «Хомона».

В соцсетях есть немало групп, в которых инвалиды общаются между собой, есть в интернете и самые разнообразные курсы. Казалось бы — иди, то есть, сиди и учись! Беда в том, что у многих вместе со способностью передвигаться болезнь забирает и львиную часть уверенности в себе. Человеку легче махнуть на себя рукой, чем постараться жить максимально полноценно. Но «Хомона», где работают инвалиды, показывает, что выбор лучшей жизни есть всегда. И что эта лучшая жизнь стоит того, чтобы за нее бороться.

Первым шагом Татьяны Трушовой стало создание в рамках «Хомоны» студии «Продающаяся публицистика»: там она, как опытный копирайтер, учит писать и редактировать тексты. Ученикам — таким же, как и она, инвалидам — необходим лишь компьютер и интернет. В финале на рынок выйдут пусть начинающие, но уже специалисты, которые смогут предложить свои навыки многочисленным сайтам, нуждающимся в контенте, написанном нормальным русским языком.

В ближайших планах запуск еще двух студий — «Photoshop» и «Создание сайтов» (привет, Джозеф!) Всего же Татьяна намерена открыть в рамках проекта «Хомона» семь студий, каждая из которых рассчитана на 40 часов занятий в течение 6 месяцев.

Сайт «Хомона» встречает посетителей трогательным и одновременно амбициозным подзаголовком: «Площадка для людей с безграничными возможностями». В доказательство на сайте можно прочесть несколько настоящих историй успеха — тем более ценных, учитывая, что успех этот достигнут в буквальном смысле слова «не выходя из дома». Для людей, вынужденных проводить большую часть времени в четырех стенах, «Хомона» не только возможность освоить современную и востребованную профессию, но и место общения, а общение с теми, кому несмотря на инвалидность, удалось стать финансово независимым, может и должно мотивировать других людей, находящихся в аналогичной ситуации. Но если общаться можно бесплатно, то обучение стоит денег — в конце концов, преподаватели (в том числе и сама Татьяна) помогают людям стать финансово независимыми — так почему же они сами должны делать это бесплатно? Стоит денег и сама техническая организация вебинаторов — площадок для онлайн-обучения. Другое дело, что сами студенты будут обучаться бесплатно. Если мы с вами поможем им собрать необходимые для этого деньги. Если мы всем миром скинемся им на удочки. Кстати, требуется не так уж и много — 285 тысяч рублей на полгода.

Учитывая энергию Татьяны Трушовой и мотивацию тех, кого она учит писать и редактировать, я не удивлюсь, если однажды на этом самом месте появится другой текст, написанный гораздо лучше — и его автором будет один из учеников Татьяны. И то, что написавший его человек передвигается в инвалидном кресле, вряд ли заинтересует читателей. Точно так же, как жители Ноксвилла, кликая на сайт своей газеты, вряд ли подозревают, что он сделан бывшим фермером, который просто честно зарабатывает себе на жизнь честным трудом.

Антон Алексеев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ