Архив:

Сложно делить пирог, которого нет. Почему путевки в санатории достаются только тем, кто готов за них бороться

То, что родное государство с трудом отвечает по социальным обязательствам, давно уже секрет Полишинеля. Словно мальчик, пальцем пытающийся заткнуть в плотине дырки, которых с каждым годом становится все больше. Одна из самых безнадежных в этом смысле историй касается путевок в санатории, которые должны выдаваться нуждающимся бесплатно, по медицинским показаниям.

Семья Анжелы Надточий переехала в Петербург из Новосибирска в 2008 году. Папа, мама и две дочери 1992 года рождения, Кристина и Ангелина, страдающие детским церебральным параличом.

Поселились в Шушарах, муж работает на стройке, жена – в соцзащите; Ангелина учится в колледже на социального педагога, а Кристина в профессионально-реабилитационном центре приобретает навыки удаленной бухгалтерии и коммерции.

Еще в Новосибирске Анжела научилась выбивать своим девочкам путевки на санаторно-курортное лечение. «Санаторий действительно помогает укрепить здоровье, подлечиться: массаж, лечебная физкультура, – рассказывает она. – Особенно важными эти путевки становятся после 18 лет, потому что ДЦП для медицины по достижении совершеннолетия как бы перестает существовать: получить физиотерапию через поликлинику, больницу уже не получится».

Удавалось ей устроить дочерей в санатории и в Питере. До поры до времени.

Юридические метания

С 2008 по 2011 год семья регулярно выезжала на лечение. А в 2012-м, подав все необходимые документы, положенной путевки так и не дождались.

Из полученных заявок Фонд социального страхования (ФСС) формирует очередь желающих. До кого-то очередь доходит, до кого-то нет. И продолжается на следующий год. Однако в следующем году формируется новая очередь – и по ней снова путевки достаются не всем! На практике это превращается жуткую неразбериху.

В 2013 году, вновь подав документы, Анжела уже не стала ждать у моря погоды, а решила добиваться исполнения обязательств государства по отношению к ее дочерям. Для начала сходила к уполномоченному по правам человека в Петербурге. Подействовало: она еще не успела доехать до Шушар, как ей уже позвонили из фонда и предложили забрать путевку. Так Кристина и Ангелина съездили в санаторий «Балтийский берег». Правда, непонятно было, за какой год дали путевку – 2012 или 2013-й?

В 2014-м снова встали в очередь – и снова не дождались. Поэтому в 2015-м, подав документы, Анжела решила не тянуть: сразу помогла дочерям написать заявления в прокуратуру Пушкинского района.

Прокуратура встала на сторону инвалидов и обратилась в суд с исками к ФСС, требуя предоставить путевки за пропущенные 2012 и 2014 годы.

Фонд социального страхования в своем отзыве на пяти страницах по-разному пытается доказать свою правоту. Сначала приводит неоднократно отвергнутую судами трактовку закона о монетизации льгот. Мол, по этому закону получается, что инвалиды, которые отказались от путевок, получают за это компенсацию около 100 руб. в месяц (1200 руб. в год). При этом один день в санатории стоит сейчас чуть меньше тысячи рублей, а минимальная путевка – на 18 дней. Получается пятнадцатикратная разница в «доходах» между теми, кто получает свои копейки на руки, и теми, кто едет в бесплатный отпуск. Исходя из этой разницы, фонд делает вывод, что те, кто едут в санатории, едут как бы за счет тех, кто отказался от путевок в пользу монетизации. А если отказавшихся оказывается слишком мало – то ничего странного, что путевки достаются не всем.

И Верховный, и Конституционный суд неоднократно выносили определения, утверждающие ложность такой трактовки: это называется «солидарное участие» и применяется только в коммерции. Действительно, если бы такой подход можно было применять, то получалось бы, что инвалид имеет право съездить в санаторий один раз в 15 лет! А если брать в расчет право на сопровождающего, которое чаще всего требуется инвалидам (то есть ФСС оплачивает еще одну путевку) – получается все 30 лет.

В обоснование своей позиции несчастные юристы фонда ссылаются даже на решения Конституционного суда – которые все поголовно вынесены не в их пользу. Вот, например, определение КС РФ от 03.04.2014 № 686-0, к которому зачем-то апеллирует ФСС: «Если гражданин в установленном порядке обратился с заявлением о предоставлении ему путевки на санаторно-курорное лечение, подтвердив свое право на получение государственной социальной помощи, но в течение года не был обеспечен такой путевкой, данная услуга не считается предоставленной и он сохраняет за собой право на ее предоставление».

То есть не обеспечили в 2012-м? Вынь да положь в 2013-м! Государство – должно. По закону.

Аморальный перекос

Однако среди пяти страниц отзыва ФСС есть все-таки один абзац, наполненный щемящей искренностью: «Средств федерального бюджета, поступивших в фонд, было недостаточно для удовлетворения в 2014 г. всех заявлений граждан, выразивших желание пользоваться социальной услугой в виде санаторно-курортного лечения и оплаты проезда к месту лечения и обратно, равно как и в предыдущие годы».

Вот он, камень преткновения! Мол, мы бы и рады – да денег-то нет.

Чтобы понимать масштаб бедствия: как пишет ФСС в отзыве на иск Анжелы, в 2014 г. в Петербурге поступило 31 454 заявления на санитарно-курортное лечение. При этом выдано было 13 266 путевок. То есть денег хватает лишь на каждого третьего инвалида.

Как так получается? Может быть, чиновникам предоставляются неверные сведения? Вот уж вряд ли.

Закон «О государственной социальной помощи» четко определяет, что инвалиды имеют право каждый год решать, чего они хотят: лишние 1200 к пенсии или путевку в санаторий. К 1 октября каждого года эти сведения уже собраны, и Госдума, утверждая бюджет, точно знает, сколько денег нужно заложить на путевки на будущий год. Более того, обязана их заложить. Но – не закладывает. Почему – риторический вопрос.

А отдуваться потом приходится региональным управлениям Фонда социального страхования. И, между прочим, прокуратуре…

«Прокуратура обязана выступать с исками в защиту инвалидов, которым не предоставлено санаторно-курортное лечение, – комментирует Борис Спиндлер, председатель общественной комиссии ФСС по проверке качества госуслуг. – Она и выступает. И судам не остается ничего, кроме как принимать решение по закону, а фонду – исполнять эти решения. При этом все всё понимают, и в судах, и в прокуратуре. Результат: вынесение решений максимально затягивается. По закону на рассмотрение гражданских исков дается два месяца, но они тянутся по году и больше. Пока дело пройдет вторую инстанцию и решение вступит в законную силу, инвалид уже имеет право на получение путевки в следующем году!»

Так, видимо, получится и исками в защиту Ангелины и Кристины: поданы в мае, предварительное заседание в июне, первое основное назначено на август…

Из-за недостаточного финансирования фонда возникает еще один своеобразный порочный перекос. Выполнять решения суда ФСС как бы обязан. А предоставлять путевки в санаторий тем, кто своих прав не защищает, как бы нет. Ведь никто же чиновников за это не накажет! Вот и получается, что те, у кого достает соображения и сил из года в год отстаивать свои права, путевки получают. А кто себя защищать не хочет или не может физически – ждут годами. И, возможно, никогда не дождутся.

«Государство, ставящее инвалидов в такое положение, когда они вынуждены обращаться в суд и этим будто бы отодвигать в сторону других инвалидов, ведет себя аморально», – считает Борис Спиндлер.

С одной стороны, при таких условиях несчастных чиновников фонда впору пожалеть. С другой стороны, они сами прилагают немалые усилия, чтобы нивелировать и замолчать ситуацию: тем, что отстаивают в суде заранее проигрышную позицию, тем, что пытаются задобрить наиболее активных, чтобы поменьше жаловались. Острота проблемы от этого никуда не исчезает. И вместо того, чтобы пытаться спрятать ее, нужно ставить вопрос открыто – пока страусиная позиция не привела к социальному взрыву.

Анджей Беловранин

Источник: Новая газета

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ