Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пересадка головы: дублеры из Кузбасса

Программист из Владимира Валерий Спиридонов готов рискнуть головой, веря в успех пересадки ее на новое тело. У Валерия , добровольца из России, решившегося на пересадку головы, появляются последователи по всей стране.

Первые

Мир замер в ожидании сенсации. Итальянский доктор Серджио Канаверо заявил, что берется трансплантировать голову. Возьмет ее, живую, у живого, но парализованного, неподвижного тела и пришьет к телу умершего донора. Так в мире появится новый «сборный» человек, который будет ходить, говорить, жить… И парень из Владимира – Валерий Спиридонов – согласился стать кандидатом №1, рискнуть своей головой.

С той минуты, как Валера сказал «Да!», за его невероятным «походом» за новым телом, в том числе за июньским полетом в Америку на презентацию проекта следит огромное число землян в инвалидных колясках.

Это же общая мечта, общая молитва тех, кто попал в беду в аварии или родившись с редкой болезнью и оказавшись в ловушке – в неподвижном теле, как Валера…

— Моя бабушка, как услышала про подготовку операции по пересадке головы, первой в мире, позвонила мне: «Представляешь?!» Она просто поразилась… А я после звонка задумался: что, если… И решусь ли стать дублером? – инвалидная коляска не стоит на месте, а прямо-таки крутится у горячей скамейки бульвара Патриотов Кемерова, выдает волнение 34-летнего Дмитрия Наумченко. Дима всю жизнь видит во сне, что может ходить…

— Диагноз ДЦП (паралич) мне поставили в три года. Я тогда еще вставал. Но как сказали, что никакая операция не поможет, так и пересел на коляску, — рассказывает Дима.

Он не просто ждет прогресса науки. А, тренируясь, годами пытается встать – хотя бы на 5-20 секунд в день. И готов пойти (а с ним еще трое друзей) по пути Валеры из Владимира, если операция по пересадке головы станет явью, увенчается успехом. И прося вариант (вдруг и такой станет возможным!) пересадки… полчеловека.

Жестокое время

И все-таки – что это? Фантастика в духе книги «Голова профессора Доуэля», написанной по следам советских экспериментов 1930-х, проведенных на собаках? Или люди действительно вот-вот поднимутся на новую ступень?

С этими вопросами «Кузбасс» обратился к микрохирургу с мировым именем, доктору медицинских наук, заведующему отделением научно-клинического центра охраны здоровья шахтеров Леониду Афанасьеву из Ленинска-Кузнецкого. На его счету больше 700 операций по реплантации рук, ног, пальцев, оторванных в ЧП и возвращенных на место, заработавших заново!

Бывшие пациенты Афанасьева водят машины, месят тесто, женятся, работают… Среди его героев — штангист Евгений Чигишев, который после травмы не мог даже ложку держать, а после операции отправился на Олимпиаду в Китай и взял «серебряный» вес. Или, например, мальчик Саша Устюжанин с двумя пришитыми ногами (эту операцию Афанасьева никто в мире не повторил), выросший, пробегающий на утренней зарядке по 5-10 км, даже получивший военный билет…

Кстати, за годы операций Афанасьев не раз говорил, что пришить человеку можно все оторванные части. За исключением оторванной головы. И мелькнувшую однажды сенсацию (заграница раз уже отрапортовала: пришили первую голову!) опроверг, объяснив:

— Пришили тогда не голову. На прохожего обрушилась витрина, стеклом перерезав лишь одну сонную артерию. А так как это случилось в 200 метрах от клиники, врачи успели – сшили артерию…

— А вдруг доктор Канаверо – новый гений?

— Не знаю. О таком ученом не слышал. Даже в Италии, где бывал не раз на симпозиумах с сообщениями, с фото, видеоподтверждением результатов наших операций, такая фамилия не звучала.

— А есть в Европе или США «свой» Афанасьев?

— Нет, по миру самый большой опыт реплантаций у меня.

— Тогда вы вперед всех можете сказать, как пройдет первая операция по пересадке головы…

— Поясню, проект не нов. Механизм соединения проработан давно. Но подчеркну первое, что не получится… Допустим, уже готова голова для пересадки. Ее подключают к аппарату искусственного кровообращения, пропускают кровь через искусственные печень, почки (аппараты), очищая от токсинов, опять кровь вливают… Голова, может, и будет жить дальше, если успеть включить все сосуды за 20 минут, иначе, при промедлении, мозг погибнет…

— А можно голову пришить к телу за 20 минут?

— Все-таки нет. Даже если вставить специальные трубочки, сосуды пока не сшивая… Даже если менять трубочки и поочередно шить… Все равно поочередность не спасет. Половина мозга погибнет.

(Для сравнения. Самый опытный в мире микрохирург Афанасьев на операции по реплантации работает по 17 часов и больше. А самая авральная операция, когда он пришивал ноги мальчишке, шла пять часов.)

470c5fbac189961bd8921fbd001cced6.jpg

Леонид Афанасьев и Саша Устюжанин, которому академик 10 лет назад пришил ноги.

90a32cd843f4c3fe679fa1b5c681c831.jpg

Кемеровчанин Дима Наумченко внимательно следит за новостями добровольца №1 — Валерия Спиридонова — и верит в прогресс науки.

Клей

Спрашиваю у Афанасьева, что за невероятное ноу-хау — клей полиэтиленгликоль — «звучит» в проекте у Канаверо. Ведь им предстоит склеить спинной мозг от двух человек. Да так, чтобы головной мозг от одного человека отдал приказ, и новое для него тело начало слушаться…

— Мировая проблема, не решенная еще никем: как помочь больным-«колясочникам», с повреждением спинного мозга. Проводящие пути спинного мозга – субстанция, которая относится к мозгу. И если она повреждается, восстановить ее никому из специалистов – сшить, склеить – невозможно… И сама ткань мозга не восстанавливается.

Вот если повреждается отросток нервной клетки за позвоночником (доктор рисует условно дерево – позвоночный столб – и показывает на отошедшую от него ветку), там (на ветке) я могу порыв сшить. И реплантированная рука заработает. А если отрыв в клетках (показывает сам столб), то проводящие пути спинного мозга порваны, и ничего сделать нельзя… И никакой синтезированный клей (кстати, выше названный – известный) не поможет. Так что этот проект – пиар, утопический эксперимент по трансплантации головы, даже (доктор делает паузу) ложь… Клей к тому же – всегда непроходимый барьер, пленка, которая не дает точно сопоставить ткани. А единственный в мире биологический клей – прополис — не обладает прочностью…

Усы — мои, лапы, хвост – твои…

Впрочем, с тем же клеем, о котором заявляет Канаверо, работает Жэнь Сяопин из Харбина. Экспериментируя с пересадкой головы на мышах в медицинском университете, он, говоря про 1000 прооперированных мышек, рад первым удачам. Мыши, например, дергают задними лапками…

Доктор Афанасьев, посмотрев видео с мышами, пояснил:

— Это примеры якобы восстановления. Когда восстановление идет не через спинной мозг, а через вегетативную симпатическую и парасимпатическую нервную систему, по сетям вокруг сосудов. За счет этого какое-то восстановление и людей, «спинальных» больных, тоже бывает, но редко. А чтобы по-настоящему заработало всё от мозга, от двигательных центров (головы. – Ред.), чтобы движение ног, как у нас с вами, чувствительность – ничего этого не будет. Ведь проводящие пути порваны… Может быть, восстановление спинного мозга так и останется для человечества тайной. Но испытания на мышах, конечно, надо продолжать…

…Валерий Спиридонов, показав «Кузбассу» заграничный ролик с экспериментами на собаках, которые начали ходить лет через пять после склейки спинного мозга (родного, травмированного, без пересадок), не унывает:

— Вы же видите, там не одна случайная собака, а штуки четыре. А уж каким путем срослось – периферийным или любым другим – важно ли это? Главное – собаки бегают после операций с помощью клея… А операция по трансплантации головы пройдет без привязки к срокам. Мы сделаем ее только тогда, когда посчитаем это безопасным. Канаверо согласится провести ее, когда будет уверен на 99 процентов… Если все пойдет по плану — ближайшие два года будут использованы для финальных опытов. Могу добавить, что переговоры с закрытым фондом по продолжению работы Канаверо сейчас в активной стадии.

15 миллионов долларов на финальную стадию экспериментов получить оказалось не так легко… Мне, конечно, страшно, но впереди – большая работа.

И надежда, которая помогает жить…

Лариса Максименко.

Источник: Кузбасс