Архив:

Прикоснись, чтобы увидеть. Как проходят экскурсии для слепых и слабовидящих

Белгородская государственная специальная библиотека для слепых им. В. Я. Ерошенко реализовала в этом году проект «Тифлопуть к искусству», рассчитанный на слабовидящих и слепых белгородцев. Разработали адаптированные экскурсии для людей с ограниченными возможностями сами специалисты библиотеки. А осуществили задуманное благодаря гранту от фонда Прохорова. Экскурсией, завершающей проект, стала поездка в Свято-Троицкий подземный монастырь в Холках.

14 метров под землёй

Выехали из Белгорода утром. В автобусе не было свободных мест.

«У нас всегда много желающих, – рассказывает ведущий библиотекарь Элла Сидоренко. – Почти все экскурсии посетила Светлана Дубровская, единственная в области слепоглухонемая женщина, владеющая компьютером. Специально для таких людей мы приглашали с собой переводчиков. При библиотеке на общественных началах работают сурдопереводчицы. Но наши люди помогают друг другу и сами: пишут пальцем на ладони слепоглухого, и тот понимает, о чём идёт речь».

Читатели библиотеки видят мир руками, им надо взять предметы, чтобы понять, как они выглядят. Благодаря 3D-принтеру слабовидящие могли заранее представить произведения искусства, дополнительно им давалось описание на языке Брайля. В этом и суть адаптированных экскурсий – дать людям возможность в прямом смысле слова прикоснуться к прекрасному. Белгородцы с различными нарушениями зрения успели ознакомиться с экспозициями в четырёх музеях областного центра, а также посетить музей природы в Борисовском районе. Встречу с Холками они ждали с большим нетерпением.

Автобус высадил паломников у входа на территорию подземного монастыря, который был основан предположительно в XIV веке монахами Киево-Печерской лавры. Местами подземелья уходят в глубину на 14 м. А температура зимой и летом одинакова – плюс 8 градусов. Тишину нарушали только шаги членов группы да негромкий голос экскурсовода. Незрячие трогали руками меловые стены, изображения икон, вырубленных в мелу, прикасались к келье затворника…

«До чего же там спокойно и хорошо», – выразил общую мысль Николай Герасимов, когда мы вышли из подземелья на свет божий.

82daa0dddb259d7f7f8642cfec0e39d4.jpg

Церковь Донской иконы Божией Матери на территории монастыря.

Слепой музыкант

За время существования подобных экскурсий люди успели познакомиться и подружиться. Лариса и Раиса – преподаватели воскресной школы из Белгорода. Выяснилось, что с Ларисой мы когда-то учились на одном потоке в пединституте, на втором курсе она тяжело заболела и не смогла закончить обучение. Ирина Савельева и Дарья Арсонова – слабовидящие девушки из Валуйского района. Чтобы успеть на экскурсию, Даша приехала в Белгород ещё вечером и ночевала у родственников. А Ира сейчас живёт в областном центре, ей добираться было значительно легче.

Николая Герасимова белгородцы наверняка не раз видели. Он частенько играет на баяне, его излюбленное место – пятачок возле центрального рынка. В репертуаре Николая Яковлевича и русские народные, и белорусские, и украинские, и даже сербские песни.

Мало кто догадывается, что, музыкант много лет возглавлял женский и мужской вокальные ансамбли в Доме культуры (сейчас на этом месте находится Центр реабилитации и интеграции инвалидов войны). Слепнуть Николай стал постепенно, мир понемногу терял свои привычные очертания и цвет. Он ещё помнит, как гонял на велосипеде и какое это счастье – бьющий в лицо ветер. Легче, когда зрение уходит со временем, как будто  постепенно прикручивают фитилёк керосиновой лампы. Ещё тлеет, но свет становится глуше, изображение расплывается и человек погружается во тьму. Хуже когда это происходит неожиданно, точно кто-то одним движением выключает свет в комнате. Николаю Яковлевичу повезло. Окончательно мир померк для Герасимова в 1977 году.

6c893346cdadc68911a05ef946685c7e.jpg

298 ступеней

Сергей Островский, Евгений Пинчук и Максим Панов – друзья по ссузу. Они второй год обучаются в белгородском медколледже на базе факультета сестринского отделения. Ребята – будущие массажисты.

«Массажист – не моё призвание, мне больше нравится заниматься с техникой, но что поделаешь? Нужно теперь как-то себя обеспечивать, – признаётся Максим. – Мы хотим помогать людям, делать их здоровыми».

Сергей видит только слабый свет, без дружеской помощи ему самому дорогу не найти. Максим ориентируется лучше: он может разобрать очертания предметов. Но какое же уважение вызывает то, с каким достоинством держатся эти люди. Они не ждут помощи от окружающих, надеются только на себя и своих товарищей. Тот, кто лучше видит, ведёт за руку своего приятеля.

«Когда пропало зрение, включились другие органы, – говорит Максим, – например… мозг. Я стал чаще использовать логику и память, чтобы запоминать дорогу, вычислять повороты, лучше ориентироваться в пространстве».

Мы поднимаемся на холм к часовне равноапостольного князя Владимира. Мне бы и в голову не пришло считать количество ступеней, ведущих наверх, а Максим это сделал. Посчитал и запомнил, чтобы в следующий раз было легче пройти этот путь.

– И сколько? – интересуюсь у него.

– 298, несколько ступенек сломано, поэтому, видимо, не досчитался. Вообще-то должно быть 300.

Работа продолжится

У Даши Арсоновой очень красивые глаза – огромные, карие. Но из-за патологии сосудов головного мозга идёт искажение зрительного сигнала. Никакие очки помочь девушке не могут. Читать газетный шрифт Даша в состоянии только через лупу. Она тоже получила профессию массажиста. Ей предложили работу в соседнем селе – полставки в поликлинике за четыре тысячи рублей. Даша поняла, что больше потратит на дорогу или проживание, чем заработает. Сейчас девушка учится заочно в институте на инструктора по адаптивной физической культуре. Ей очень понравились экскурсии. Жаль, сетует девушка, что реальный мир не так доброжелателен по отношению к плохо видящим людям. В автобусах не объявляют остановки, в городах нет или совсем мало говорящих светофоров на переходах, ценники в магазинах написаны слишком маленьким шрифтом…

«У нас в Валуйском районе тоже есть библиотека для слепых, но там можно только взять книги, – говорит Дарья. – А библиотека Ерошенко в Белгороде – это настоящий центр культурной жизни для нас, клуб по интересам и место встреч. Наша жизнь была бы намного бедней и скучней без этого общения».

«Проект «Тифлопуть к искусству» завершён, но работа с читателями библиотеки обязательно продолжится, – говорит Элла Сидоренко. – Мы успели наработать крепкие связи с музеями области, заручиться поддержкой гидов, они готовы и в дальнейшем проводить экскурсии для наших посетителей».

Виктория Передерий

Источник: БелПресса

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ