Архив:

Счастливые моменты. Паралимпийцы сражаются за своё место в жизни

Впервые в Тамбове состоялся чемпионат России по велоспорту – тандем – шоссе. Среди участников – слабовидящих спортсменов – знаменосец Российской сборной паралимпиады 2014 года в Сочи, Заслуженный мастер спорта России, горнолыжник, двукратный чемпион паралимпийских игр Валерий Редкозубов.

Тамбов «рулит»

– Валерий, весь мир знает вас  как горнолыжника. Но, оказывается, вы еще и велосипедист. Тандем – это поиск новых ощущений?

– Попробовать себя в тандеме думал еще несколько лет назад. Хотя крутить педали мне нравилось с детства. И потом – одно другому не мешает. Напротив – во время «каникул» нужно держать себя в форме. Узнав, что у нас, в Красноярске, готовятся два тандема, решил потренироваться. Признаюсь, в Тамбове мои первые соревнования по велоспорту.

– Приятно, что на тамбовской земле выступает двукратный олимпийский чемпион. Вы что–то раньше слышали о нашем городе?

– В какой–то мере Тамбов стал для меня опорной точкой в адаптивном спорте. Дело в том, что о паралимпийцах впервые узнал в 2006 году, когда по телевизору транслировались зимние игры из Турина. Стал интересоваться этим направлением спорта. Но сборной России среди инвалидов–горнолыжников тогда еще не было. Правда, в Интернете «нарыл», что в Подмосковье организован первый парчемпионат России по горным лыжам. Тогда и узнал, что его инициаторы – тамбовчане Михаил и Раиса Олейниковы. Как выяснилось, они несколько лет добивались проведения этих соревнований. Можно сказать, что благодаря им Тамбов первым в России заявил о незрячих горнолыжниках. Здесь появился и уникальный стадион.

– Да. Но сегодня незрячие спортсмены осваивают ещё и велосипеды.

– Нужно отдать должное – в Тамбове для этого созданы все условия. В некоторых регионах, например в Московской области, вообще нет тандем–шоссе. У вас замечательный тренер – Вячеслав Шелудяков. Он ещё по «совместительству» старший тренер сборной России по этому виду спорта. В Тамбове также много достойных велосипедистов, выступающих в роли пилотов.

– А что, в этом есть проблема?

– К сожалению, да. Инвалиды живут на пенсию, а лидеров нужно как–то мотивировать, в том числе платить зарплату. Наши бюрократы не могут определить даже официальный статус этих спортсменов. Поэтому невозможно таких специалистов взять в штат той или иной спортивной организации. В большом спорте – другое дело. К состоявшемуся спортсмену в Москве сразу прикрепляют здорового напарника: и статус ему определяют, и деньги платят. На такие условия спортсмены соглашаются охотно, тем более  в дальнейшем есть перспектива, как говорится, ходить в медалях. А начинающие с нуля – и спортсмен, и лидер – не знают, на что и на кого опереться. Кстати, я приехал сюда без лидера и двухместного велосипеда. Ведущего – Олега Гладилина – мне помогли найти здесь, как и тандем.

Сидели в «хрущовках»

– В адаптивном спорте сегодня не хватает молодежи. Как пополнять ваши ряды?

– Лучший вариант – создавать школы–интернаты инвалидов со спортивным уклоном. Чтобы в них учились и тренировались слабовидящие, ампутанты и колясочники. Финансировать такие учреждения должно государство. Подобные примеры есть на Камчатке, в Подмосковье и в других российских регионах.

Сегодня много говорят про инклюзивное образование, когда дети–инвалиды учатся бок о бок со здоровыми. Но такой вариант нужно вводить с осторожностью. С одной стороны, важно, чтобы дети не чувствовали себя изгоями, с другой – можно травмировать детскую психику. Запускать такой механизм нужно постепенно, с первого класса.

– Да и взрослые у нас, к сожалению, не готовы к соседству с инвалидами. Про доступную среду пока больше разговоров.

– Нужно приучать общество. В Европе, например, вполне нормально, если девушка идёт в короткой юбке и специально показывает свой протез. Уважения к ней сразу становится больше. Там ни один ресторан или гостиница не откроется без пандусов. У нас вся загвоздка – в бюрократии.

Первые шаги к адаптации инвалидов – почаще выходить на улицу, напоминать о себе. Почему во времена СССР не задумывались об инвалидах? Да потому что никто и не видел их толком. Когда в стране провели первую Олимпиаду–80, паралимпиады не было. Проще было заявить, что инвалидов у нас вообще нет. А люди с ограниченными возможностями попросту не могли выбраться из своих «хрущовок» – ничего не было для них сделано.

– Когда же произошёл перелом в сознании общества?

– Опять же – когда состоялась зимняя паралимпиада 2006 года в Турине. Событие транслировали на всю страну. Спортсменам–инвалидам стали платить призовые, уравняв их со здоровыми. А раньше и слова такого никто не знал – паралимпийцы.

Помню, как в 2008 году, открывая чемпионат в Подмосковье, проехали вместе со здоровыми горнолыжниками. Тогда даже местные тренеры смотрели на нас и недоумевали.

Заявив о себе в Сочи, мы увидели совсем иное к себе отношение. Впечатлило, что все трибуны были забиты болельщиками до отказа, после выступлений нас разрывали просто на части, чтобы сфотографироваться. Эти моменты в жизни – самые счастливые.

Лариса Щербинина

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ