Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Театр Мимики и Жеста: Как играют актеры, которые не слышат аплодисментов

Большой театр, московская государственная филармония, Цирк на Цветном и на Вернадке, Большой зал консерватории, концертные залы… В Москве множество мест, куда может пойти слышащий человек. Было бы желание. А вот у глухих людей желание есть. А возможности нет. Огромная развлекательная индустрия страны им недоступна, просто потому, что они – не слышат. 

Единственное место, куда могут пойти глухие – это театр Мимики и Жеста. Это единственный в России и первый в мире профессиональный театр глухих актеров. О том, могут ли слышащие люди прийти в театр Мимики и Жеста, где учат глухих актеров и почему глухие до сих пор живут в своем, отдельном мире в эксклюзивном интервью корреспонденту «МИР 24» рассказал директор театра Мимики и Жеста Николай Чаушьян.

- Николай Сергеевич, расскажите, сколько лет театру Мимики и Жеста? И есть ли подобные театры в России и за рубежом?

В этом году нашему театру исполнилось 52 года. Он был создан в 1963 году Постановлением министров СССР как театр глухих актеров. Что касается других театров, то на сегодняшний день их достаточно много. Единственное отличие московского театра Мимики и Жеста от других заключается в том, что он носит статус федерального. Кроме того, наш театр – стационарный, то есть, профессиональный. Подобные театры есть и в России, и за рубежом. Но они носят больше локальный характер. А мы постоянно выступаем, имеем свою площадку, свою труппу, свое помещение.

- Труппа театра выезжает на гастроли?

Да, наши актеры ездят на гастроли. Но по сравнению с тем, что было в советское время, сегодня мы выезжаем гораздо реже – по 3-4 раза в год. Мы приезжаем только в те регионы, которые готовы принять нас за свой счет. Самостоятельно, к сожалению, мы не имеем возможности гастролировать.

e396c8bb42291bf040486369197a9115.jpg

- Вы гастролируете только по регионам?

В основном, по регионам. Иногда выезжаем за рубеж. За последние три года мы съездили на гастроли в Японию, Монголию и в ближнее зарубежье – Армению и Молдову.

- Как за рубежом зрители воспринимают ваш театр?

Там нас всегда встречают с большой радостью. В советское время мы очень часто ездили по союзным республикам, поэтому театр был всегда на виду. У глухих нет другого выбора. Они не могут пойти в другой театр, в филармонию или на концерт.

- Кому принадлежит театр Мимики и Жеста?

Учредитель нашего театра - Всероссийское общество глухих. Кроме того, ВОГ и финансирует наш театр. Нельзя сказать, что это большое финансирование, но, тем не менее, большое им спасибо за то, что они помогают и держат наш театр на плаву. В основном, все средства, которые мы получаем от них, идут на зарплату актерам и оплату коммунальных услуг.

- А государство Вас как-то поддерживает?

Да, конечно. Все остальное финансирование – это гранты. Но они сегодня есть, а завтра их нет. Это большой риск – рассчитывать только на гранты. Я считаю, что такому театру, как наш, необходимы государственные субсидии. Но пока, к сожалению, нам не удается получить их.

dc01434326bf6c5723ff9f9da99c3fbb.jpg

- Часто ли в театр приходят слышащие зрители?

Да, конечно, они постоянно к нам приходят.

- А как они понимают то, что происходит на сцене?

Все наши спектакли озвучиваются профессиональными дикторами-переводчиками. Они и ведут синхронный перевод для слышащих зрителей. Очень жаль, что зачастую слышащие зрители, увидев в афише «Театр Мимики и Жеста», думают, что этот театр исключительно для глухих и им там делать нечего. Но те слышащие зрители, которые приходят к нам, потом резко меняют свое мнение о нашем театре и о глухих в целом.

- Вы ставите спектакли для детей и для взрослых?

К сожалению, со взрослыми спектаклями сложнее. Мы больше опираемся на детскую аудиторию, потому что дети более восприимчивы к тому, что происходит на сцене. А взрослые все-таки чаще приходят в театр для того, чтобы посмотреть на того или иного известного актера. Но у нас таких актеров нет.

- Какой репертуар у театра?

У нас 11 спектаклей. Это «Бременские музыканты», «Золушка», «Маугли», «Пеппи Длинный чулок», «Свадьба» и другие. В прошлом году мы взяли 8 новых молодых актеров, и, благодаря им, мы сможем расширить наш репертуар. Так, в следующем году мы будем вводить еще два спектакля.

3490c04e1b6e50cebad29aa09f47a490.jpg

- Сколько стоят билеты в театр?

В прошлом году стоили 200 рублей. Но поскольку все театры продают билеты по 1000 рублей и выше, мы тоже решили поднять планку до 500 рублей. Хотя я вообще считаю, что детские спектакли должны показывать детям бесплатно.

- Вы говорили о том, что сейчас ваша труппа пополнилась 8 новыми молодыми актерами. Откуда вы их набираете? Где обучают неслышащих актеров?

Когда наш театр только создавался, он назывался театр-студия Мимики и Жеста. То есть, при театре была студия, куда набирали актеров. Их обучали педагоги из Щукинского училища. Тогда был очень талантливый актерский состав. Всех актеров полностью обеспечивало государство, поэтому пополнение актерского состава было постоянным.

Позднее был создан государственный институт специализированных искусств. Вот там и начали обучать неслышащих актеров. Однако после развала Советского Союза у выпускников начались проблемы с трудоустройством. Они получали диплом и приходили к нам в театр. Но мы не могли сразу всех брать из-за ограниченного бюджета. Поэтому нам приходилось устраивать конкурс. Сегодня до сих пор существует эта проблема. И очень обидно, что талантливые молодые люди не могут все работать в нашем театре. В регионах, к сожалению, таких театров больше нет. Поэтому наши выпускники идут работать в Метро, в Ашан и т.д. Но мы на уровне Всероссийского общества глухих пытаемся решить этот вопрос.

fa8de85602b5c79a97edd2977d30b9b3.jpg

- Почему в театрах не сделают субтитры для глухих?

Мы работаем над этим. У нас есть проект «Доступная среда». Но вы попробуйте сейчас сказать какому-нибудь именитому режиссеру, что во время его спектакля будут показывать субтитры или на сцене будет сидеть сурдопереводчик. Никто же не согласится. А глухие, как и все остальные люди, конечно же, тоже хотят посмотреть на известных артистов. Поэтому наплыва глухих в обычные театры нет. А к нам все ходят, потому что для них язык жестов - родной язык.

- У слышащих актеров среди выразительных средств, которые они используют на сцене, в том, числе и звук. У вас это выразиетльное средство отсутствует. За счет чего вы его компенсируете?

За счет мимики, жестов, пантомимы. Надо сказать, что выразительность и эмоции наших актеров на порядок богаче, чем у слышащих актеров. Кроме того, у нас есть синхронный перевод диктора-переводчика, который тоже добавляет выразительности для слышащего зрителя.

- Сколько человек играет у вас в труппе?

На сегодняшний день у нас играет 16 человек. Из них три диктора-переводчика. Это немного. По стандарту Минкульта у нас должно быть 40 человек. Но мы себе не можем столько позволить.

0b47b5c39e95916c88fcbae7a7df0dee.jpg

- Где находится театр? Вы арендуете помещение?

Театр находится недалеко от станции метро Первомайская в спальном районе Москвы. Что касается помещения, то оно у нас свое. Его построили на средства Всероссийского общества глухих. Тогда оно было построено по-советски масштабно. Там находилось центральное правление, московское городское правление, республиканский и московский дворцы культуры. А позже туда переехал и наш театр. Затем все организации, которые там находились, либо закрылись, либо переехали. И мы там остались одни. Есть те, кто арендуют помещения в этом здании. Но постепенно все начинают тоже уезжать оттуда.

- С какими проблемами на сегодняшний день сталкивается театр?

Коммунальные услуги, ремонт и т.д. – это временные проблемы. Главная проблема, которая сегодня стоит перед нами, это непонимание слышащих людей. Причем это непонимание присутствует во всех сферах нашей жизни – и в трудоустройстве, и в здравоохранении, и в образовании. Нас почему-то везде принимают за больных людей. Но мы не больные. Мы просто не слышим. Нас ограничивают в трудоустройстве, в вождении автомобиля. Поэтому мы не приносим никакой пользы экономике страны. Это уродует людей. Они занимаются непонятно чем. Мало того, что нам не дают работать, так еще и в помощи отказывают. А как жить тогда. Поэтому одни идут продавать наркотики, другие вообще черт знает чем занимаются. А им больше ничего не остается. Они такие же люди, у них такие же потребности. А возможностей никаких нет. И это страшная беда. Все это уродует наше общество и делает из глухих людей преступников, нежелательных элементов.

- Я знаю, что и в образовательной сфере есть проблемы…

Да. Уже давно доказано, что глухих детей надо учить с помощью жестового языка. Но государство не поддерживает эту идею. Кто-то говорит, что, мол, жестовый язык – это «обезьяний» язык. Для кого-то, может быть, он и «обезьяний», но для нас то он родной. Мы на нем разговариваем, стихи читаем, песни поем.

- Ну, а как вы думаете, почему возникает такое непонимание? И как с ним бороться?

Я считаю, что все проблемы начали возникать после распада Советского Союза. В СССР не было секса. И инвалидов тоже не было. Но мы отчасти сами в этом виноваты. Мы изначально заявили, что мы не инвалиды и можем работать как все. Поэтому когда Советский союз распался, и мы пришли к государству просить помощи, то представители власти очень удивились. Мы всегда были для них полноценными людьми, а тут вдруг заявили о том, что нам надо помогать. Долгое время было недопонимание. Но сейчас постепенно государство начинает понимать, что сейчас другое время, и нам действительно нужна помощь.

1978ab0100e0ee6905285c4a3939969c.jpg

- Каких результатов вы уже добились?

Во-первых, мы уже добились внедрения субтитров на телевидении. Во-вторых, сейчас мы ведем работу в образовательной сфере. Мы хотим создать такой образовательный стандарт, когда глухие дети могли бы обучаться на жестовом языке. Невозможно чему-то научить глухого ребенка, если педагог не знает жестового языка. Он может вырасти идиотом.

Кроме того, мы ведем активную работу с министерством здравоохранения. Был случай. Я попал в больницу. Врач начал разговаривать со мной в повязке. Я не понимал, что он говорит, потому что не мог прочесть по губам. Говорю ему: «Снимите, пожалуйста, повязку». А он не реагирует, а потом начинает психовать. И вот так всегда. Вместо того, чтобы проникнуться проблемой глухого человека, слышащие начинают нервничать и ругаться, как будто им подсунули какую-то гадюку, а не человека.

Мы пытаемся донести до государства, что скорой помощи, МЧС, пожарным, полицейским необходимо владеть основами жестового языка. Кроме того, надо повысить зарплату переводчикам. Никто не захочет работать за копейки. Мы сейчас добились того, что в педагогических и лингвистических вузах создали факультативы профессиональных переводчиков.

Существует же мировой опыт, ничего придумывать не нужно. Европа и США настолько продвинуты в этом плане, что когда к ним приезжаешь, хочется там остаться. Ты приходишь в магазин, а тебе улыбаются, пытаются что-то объяснить, тут же зовут переводчика, начинают что-то писать на бумажке. Там знают, что делать с глухим человеком.

Кроме того, мы хотим доказать и убедить наш Минтрудсоцзащиты, который не дает нам работу, что нам просто надо дать удочку, а рыбку мы сами поймаем. А они нас и в этом ограничивают. Сколько у нас талантливых глухих людей. Они могут работать и актерами, и врачами, и бизнесменами. Но этот барьер не дает им реализоваться.

f29ea6d948724db5f1891394a2270f8b.jpg

– В 2011 году Министерство здравоохранения и социального развития РФ выпустило приказ № 302н, который запрещает глухим водить. Как сейчас с этим обстоит дело?

Да, глухим действительно хотели запретить водить автомобиль. Я сам лично 30 лет вожу машину. И ничего. Я думаю, что если бы закон вступил в силу, то все глухие вышли бы на улицу и начали протестовать как на Майдане. Но, Слава Богу, чиновники поняли, что это ничем хорошим не закончится и отменили этот приказ. Глухие прекрасно водят автомобиль. За всю историю не было зафиксировано ни одной аварии с участием глухих.

- А если говорить о планах театра?

На сегодняшний день главная задача - создать идеальные условия для работы театра. Во-первых, нам нужно поменять помещение. Театр должен стать храмом искусства, где хороший свет, большие хрустальные люстры, куда дамы приходят в вечерних платьях, на каблуках и садятся в шикарные кресла. А у нас ничего этого нет. В нашем театре каждый день что-то капает, гаснет, рвется, лопается. И, конечно же, это все влияет на актеров. Нельзя работать в таких условиях. Мы пытаемся найти новое помещение, привлечь инвесторов. Но все очень сложно. Мы даже не можем организовать парковку, поскольку наш театр обставлен жилыми домами. Мы постоянно в страхе, что у нас что-то погаснет или что-то затопит. Страшно работать в таком здании. Утром проснулся, никто не звонил, и, слава Богу. И так каждый день.

Татьяна Поддубская

Источник: Мир24

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ