Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

«Живу в неадекватном обществе». Как нижегородская параспортсменка посетила больницу № 33

Помимо спортивной карьеры нижегородская параспортсменка Светлана Куполова – известный общественный деятель, борющийся за права инвалидов. При этом борьба происходит не на всевозможных заседаниях, а что говориться – в реале. Светлана отправляется на своей инвалидной коляске по всевозможным учреждениям и магазинам. Почти каждая из таких поездок – тема для остросоциального материала. Увы из них и состоит жизнь колясочника.

На этот раз Светлана отправилась на прием к онкологу в больницу №33. Свои впечатления она охарактеризовала коротко: «лишний раз убедилась, что живу в неадекватном обществе». Здесь стоит задуматься, как человеку на коляске выжить в мегаполисе, где обычное посещение врача превращается как минимум в стресс. 

«Я голая, а мужик оказался заведующим»

По ее словам, события с самого начала развивались непредсказуемо. На проходной охранник на ее просьбу пропустить машину под управлением инвалида на территорию больницы ответил приблизительно так: "Вы инвалида высадите, а машину отгоните...". Светлане потребовалось некоторое время, что бы пояснить бдительному стражу, что инвалид и есть водитель, после чего он наконец-то открыл заветные врата и пропустил на территорию. Но радость закончилась через 50 метров. Там стоял еще один шлагбаум, а вот стражей не наблюдалось. Пришлось бросать машину, пересаживаться на коляску и по выражению Светланы «добираться вплавь».

Самое интересное, что Куполова записалась к врачу по Интернету на конкретное время. А когда пришла на регистратуру, выяснилось, что нет талонов, и все принимаются в порядке живой очереди.

- Но на этом маразм не закончился, в регистратуре мне предложили подняться по лестнице на втоорй этаж к онкологу. Я удивляюсь, это особенность русского менталитета, или я сама с извращенном восприятием мира? Я спросила: "Это вы меня потащите по лестницам" – ответ, естественно, отрицательный. Мои попытки раскрыть тайну "Как мне на коляске попасть к врачу" не увенчались успехом, сотруднице регистратуры было откровенно начхать. Разговаривала она со мной грубо, я написала жалобу в жалобной книге, но свое ФИО женщина из регистратуры отказалась говорить наотрез.

В конце, концов, на шум сбежались врачи, и они позвали онколога принять меня на первом этаже. И вот, наконец, я разделась, онколог меня осматривает, а в этот момент входит мужик в белом халате и начинает "устраивать разборки", потрясывая жалобной книгой. И тон его такой, будто я его дочка или подчиненная. Я голая, мужик (оказалось заведующий) пытается убедить меня, что я не права и что все написанное мной клевета и что у него есть аудиозапись и там все по-другому не так, как я описала. Так же он мне сказал, что им будет проведено внутреннее расследование, но, он предупреждает меня сразу, что ничего из того, что я написала не подтвердиться. Я предложила вместе прослушать аудиозапись в качестве доказательства правдивости моих слов, на что он сказал - это моя запись, а не ваша, а у вас доказательств нет.

Что он от меня хотел, я так и не поняла. Мы инвалиды люди терпеливые, привыкли, что любая обычая услуга нам дается «с боем». К хамству дворников, уборщиц, сторожей, регистаторш я привыкла - что с них взять. Но вот когда на меня стал "наезжать" заведующий, это меня выбило из колеи. И ведь самое главное, вместо того, что бы по - мудрому решить этот вопрос, он стал убеждать меня, что я все придумала, а на самом деле все было отлично. Через какое-то время выяснилось, что вышеупомянутый заведующий, Дмитрий Пичков, более известен по телесюжетам нижегородских телекомпаний как борец с курением и пропагандист здорового образа жизни. В целом – вполне позитивный персонаж.

Больничный квест - найти тетю Машу

Кстати, больница №33 – центр здравоохранения для местных жителей. В близлежащих поликлиниках половины врачей нет, и поневоле приходится идти туда. Но каждый раз, чтобы попасть на прием к врачам требуется пройти своеобразный квест. В регистратуре вам ничего не будут объяснять. Нужно пройти в приемный покой, который находится за два корпуса от поликлиники, подняться на этаж и идти по отделениям, пробираясь в поликлинику. Это если отделения открытые. А если нет, ищи ключи у «тети Маши». По лестнице колясочник подняться самостоятельно не сможет, и надо искать лифт. Их несколько, но лифтера можно найти только в одном. Загадка для посетителя - угадать в каком. Лифты запираются, а ключи так же – у загадочной «тети Маши». Если угадал - подходишь к лифту, нажимаешь кнопку, лифтер, услышав звонок, закрывает большие железные двери и едет по вызову за тобой.

Отзывы о больнице №33 на многочисленных нижегородских форумах четко разделяются на две части. Одна - благодарности конкретным врачам, проводившим лечение. А вторая, большая, - буря негативных эмоций по поводу «обслуги» и инфраструктуры. Особо достается поликлинике. Эпитеты типа «редкостно гадкое место» можно считать самыми мягкими. Для примера приведу один из отзывов:

«Заведение просто ужасающее. Поступила я туда в субботу утром, врачей нет. Через 2-3 часа после поступления подошла дежурный врач. Посмотрела и ушла. Пролежала я там без дела все выходные, и только в понедельник пришла заведующая отделением, которая наблюдала нашу палату. Лечение началось только во вторник, но время было уже утеряно, и результаты оказались самые плачевные. Пришлось делать небольшую операцию. Отношение врачей и персонала там не скажу, что хамское, а скорее никакое. Полное безразличие ко всем и всему. Уборщицы могут и нагрубить. Отдельная тема – это питание. Вы видели когда-нибудь черные макароны? Не знаю, как их готовят, и что это за сорт, но макароны были даже не пригоревшие, а действительно черные. Так сказать внутри. Ну и остальные блюда тоже – «чудеса кулинарии» вроде перловой каши с селедкой».

Проблемы инвалидов волнуют перед выборами

Но вернемся к инвалидной тематике. Каждый год министерство социальной политики Нижегородской области рапортует о проверках на доступность социально-значимых объектов в регионе. В план таких проверок включены больницы, вокзалы, магазины, аптеки, учреждения социальной защиты. Все объекты включены в областную целевую программу «Формирование доступной для инвалидов среды жизнедеятельности в Нижегородской области». Увы, многие годы общественные организации инвалидов бьются над вопросом, куда же идут выделяемые деньги и никак не могут найти ответ. Мало того, совсем недавно пресс-служба нижегородского отделения "Единой России" заявила, что общественные приемные партии проведут мониторинг доступности соцобъектов для инвалидов, добавив, что «говорить о стопроцентной оснащенности таких зданий для посещения их инвалидами пока не приходится". Сами инвалиды давно подметили, что их бытие интересует всевозможных партийцев только накануне праздников и перед выборами.

Тем временем Куполова поневоле протестировала больницу и может поделиться вполне дельными замечаниями. Например, если ранее в физеоотделении балкон был доступен для инвалидов (двери были широкие), то потом сделали ремонт, и они стали узкими – не проедешь. А если пожар? В палатах поставили пластиковые окна, а ручки находятся высоко. Не только человеку на коляске, но и обычному смертному надо вставать на стул, чтобы открыть окно. На входе в поликлинику вместо пандуса лежит железяка – швеллер, по которому далеко не каждый инвалид заберется. Только чемпион страны по армрестлингу, как Куполова. Так же в больнице нет специального туалета для инвалидов. Как и автостоянки для них.

Но больше всего Куполову поражает вновь сформировавшийся менталитет врачей – отношение к больным как к людям, которые пришли просить у них милостыню. Не важно, на коляске или нет. Тем не менее, судиться Светлана не собирается – если вдаваться в ее каждодневные разъезды, то ей надо судиться и скандалить с половиной города. Но жалобу в облминздрав все-таки написала. 

Константин Гусев

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ