Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Козявкины дети

Меда, трехлетняя кучерявая девочка, не переставая плачет и кричит, лежа на массажном столе международной клиники Владимира Козявкина в Трускавце. Ее смуглые ноги разминает массажистка. "Это она с непривычки", - говорит плаче дочери отец Меды, 33-летний Георге Стельян из Румынии. Он вместе с матерью девочки, 35-летней Кориной, оставить дочь не может ни на минуту. У Меды - детский церебральный паралич (ДЦП).

Лечиться по методу украинского профессора Козявкина, разработавшего систему интенсивной нейрофизиологичной реабилитации детей с этим заболеванием, в его частную клинику - по виду огромный 4-звездочный отель у подножья Карпатских гор - родители привозят Меду уже в седьмой раз.
"Сюда - потому что хорошие результаты, - говорит Стельян. - В первый раз, когда сюда приехали, ей был год, она еле головой двигала. А сейчас она уже ходит".
Лечением дочери на родине румыны довольны не были. И тогда они решили искать возможности за границей. "В интернете нашли эту клинику. Я о ней знал еще до того, как с женой познакомился, по каналу Discovery видел", - добавляет Стельян.
Discovery клинику никогда не снимал, улыбается профессор Козявкин, занимающийся лечением ДЦП уже 20 лет. Но все другие ведущие телеканалы и печатные издания мира у него уже побывали, говорит врач, начинавший с того, что принимал больных в кабинете поликлиники во Львове. Основанная им семь лет назад международная клиника теперь занимает площадь в 15 тыс. кв. м в Трускавце и уже имеет филиал во Львове. Скоро Козявкин собирается открыть клиники в Голландии, Норвегии и Кувейте.
На чьи средства врач построил такую мощную клинику в Трускавце, он говорить отказывается и называет только одного инвестора - Проминвестбанк. На фоне убогих государственных больниц и крошечных зарплат украинских врачей частная клиника Козявкина с медперсоналом, как в британском телесериале Доктор Хаус, кажется многоэтажным дворцом с открытки, присланной откуда-то из Швейцарии. За лечение многих пациентов больницы платят не сами пациенты, а правительства их стран - вот насколько известен у них Козявкин.
"Наш бизнес - не калеки. Наш бизнес - страховые компании и социальные деньги государств. Парламент страны принимает решение: методика Козявкина эффективна. В сегодняшнем мире мы - инопланетяне", - говорит сам профессор.
В марте инопланетянин Козявкин рассказывал о своей системе лечения ДЦП в штаб-квартире Европарламента в Брюсселе, во время Международной конференции по вопросам социальной адаптации и полной интеграции инвалидов в Европейское общество. И вызвал бурные аплодисменты евродепутатов.
"Мы привыкли слышать из Украины тревожные политические новости. Но воочию увидели новую Украину-страну, где в сфере медицинской реабилитации есть чему поучиться всем государствам Западной Европы", - эти слова Марека Сивеца, вице-президента Европарламента, транслировали из зала заседаний и перепечатали отечественные СМИ.
Несколько недель назад Ко-зявкину вручили премию Призвание и в Москве. До этого ее получали исключительно российские врачи. При этом уже десять лет назад метод Козявкина, в основе которого мануальная терапия, а не медикаментозное лечение, - в энциклопедическом издании по детской ортопедии, выпущенном под редакцией известного немецкого ортопеда профессора Фрица Нитарда, назван одним из четырех самых эффективных консервативных, то есть неоперационных, методов реабилитации пациентов с повреждением нервной системы и ДЦП в мире.
Правда, сам Козявкин, 62-летний седовласый статный врач в льняных белых рубахе и брюках, считает, свое лечение самым эффективным.
"По заключению группы европейских экспертов, у нас нет реальных конкурентов не только в Европе, но и в мире", - говорит он, сидя в просторном и добротно обставленном кабинете клиники.
Половина пациентов Козявкина - украинцы, вторая - иностранцы, пациенты из Германии, Австрии, Швейцарии, Скандинавских стран, Румынии, России, государств Азии и даже из США и Ближнего Востока.
Вылечить пациентов с ДЦП Козявкин не обещает - ДЦП не лечится. Но облегчить им жизнь может. "Чудотворцы [клиники] не творят чудеса, и больные не начинают танцевать ламбаду, - объясняет он. - Главная цель во всем мире для таких больных - это оказать помощь в улучшении качества жизни. Они начинают сами есть, ходить, говорить".
39-летний Халед Аль-Авади, топ-менеджер банка из Кувейта, свою пятилетнюю дочь Лоло, лечит у Козявкина бесплатно. Двухнедельный курс ее реабилитации оплачивает правительство его страны. Накануне в клинику к украинскому профессору прилетел оттуда целый чартер - 29 детей и с ними 100 сопровождающих их родителей и членов семей, большинство - женщины. Их черные силуэты в паранджах с одними только прорезями для глаз - по всей клинике. Даже на их руках- черные перчатки.
Лоло, тихая прихрамывающая девочка с грустивши глазами, жмется к родителям. Ее старшие здоровые сестры и брат оголтело скачут на игровой площадке. В пять с половиной лет Лоло - на уровне развития трехлетнего ребенка.
Церебральный паралич - неизлечимое хроническое заболевание, поражающее центральную нервную систему, которое диагностируют у трех-четырех детей из каждой 1 тыс. рождающихся. Помимо отсутствия координации движения у 75 больных из 100 также возникает нарушение речи, у 15-20% детей задерживается развитие интеллекта.
"Сейчас она на 80% нормальная, - говорит Аль-Авади о Лоло. - Пойдет куда надо, возьмет что надо, но плохо говорит". В клинике Козявкина она всего один день, но тем, что ее отец успел увидеть, он уже доволен. "А мне есть с чем сравнить", - со знанием дела говорит Аль-Авади. До этого он уже возил дочь на лечение в Словакию и США.
Те, кто лечением у Козявкина недоволен, тоже есть. В интернет-форумах, объединяющих родителей детей с ДЦП, можно натолкнуться на отзывы о его клинике как о коммерческом организованном потоке пациентов: каждые две недели в клинику заезжает около 200 новых пациентов - как в санаторий. "У Козявкина нет ничего нового, все то же, что и везде, - пишет пользователь Татьяна Николаевна на сайте www.forum.materinstvo.ru. - Просто антураж и реклама. Дорого".
Это правда - Козявкин не делает ничего особенного: мануальная терапия, рефлексотерапия, светотерапия, восковые аппликации, вибротерапия, занятия на беговой дорожке, велотренажеры, ритмичная гимнастика и обертывание воском. А эффект - лучше, чем у других, признают специалисты в области лечения ДЦП, дай сам Козявкин, без ложной скромности.
"Это как фортепиано - все играют, а один чуть-чуть лучше", - говорит он о себе. "Может, это особый какой-то дар, - пытается объяснить феномен Козявкина 90-летний российский профессор Ксения Семенова, один из ведущих специалистов по лечению ДЦП в бывшем СССР. - Для врача важно войти в контакт с больным - у него это есть. Результативность [лечения у него] высокая, а сказать, в чем дело - никто не может".
35-летняя немка Ульрика Гарсия из Хемница, бывшего Карл-Маркс-Штадта, о клинике Козявкина узнала на родительском интернет-форуме. И привезла сюда пятилетнюю дочь Камиллу. "Через две недели посмотрим [на результаты]. Но другие родители говорили, что у детей мышцы реально расслабляются", - Гарсия полна оптимизма. В отличие от родителей детей с ДЦП из Украины и России, на чьих лицах - печать несчастья, банковская служащая из Германии все время улыбается.
За лечение Ульрика выложила более 5 тыс. евро: 3.900 евро - за двухнедельный курс лечения, проживание и питание в клинике, - плюс перелет. По словам Козявкина, стоимость курса, подобного тому, что он предлагает в своей клинике, на Западе - в четыре раза дороже.
12-летний Сережа плачет, когда на него, лежащего на полу, надевают такой же костюм, как у космонавтов, с дозированным распределением мышечных нагрузок. В том числе за его инновационное применение в лечении ДЦП Козявкину вместе с российским профессором Семеновой - а это была именно ее идея - в Москве вручили ту самую премию Призвание. Такой костюм помогал космонавтам после пребывания в невесомости снова учиться ходить - из космических кораблей на землю их просто выносили.
Блондин Сережа, ДЦП у которого развился в результате родовой травмы, на космонавта совсем не похож - по его пухлым щекам рекой текут слезы, а по комнате в костюме, опираясь на руки медперсонала, он ступает с видимым усилием.
К Козявкину 62-летняя Стефания Федюк из Львовской области внука Сережу привезла в десятый раз. Сколько стоит курс лечения, Федюк не знает. "Нам путевку дают в организации - дочка работает в прачечной", - объясняет она.
Стельяну и Корине с лечением Меды - тяжелее. Зарплата отца девочки - 300 евро, каждый курс обходится им в 1.900 евро, плюс питание и аренда квартиры, которую они на время лечения снимают в Трускавце. Свою старую машину они уже продали. Теперь одна надежда на пожертвования.
"Я байкер, - говорит Стельян. - Друг, тоже байкер, дал денег, около 7 тыс. евро для Меды - так начали". Смуглая Меда в розовой юбочке ковыляет по игровой комнате. А затем, опять громко расплакавшись, бросается в распахнутые руки отца. "На 95% она уже физически здорова, - говорит Стельян. - Осталось - психически".

Автор: Ирина Сандул
Источник: korrespondent.net

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ