Архив:

Я этого хочу – значит, это будет

Молодые люди с инвалидностью хотят найти работу. Все они с высшим образованием, с отличными резюме, у некоторых есть небольшой опыт работы. Всех этих молодых людей собрал первый петербургский конкурс "Путь к карьере". Но победа в конкурсе стопроцентного трудоустройства не гарантирует.

«Я точно знаю, что моя будущая работа — это такая работа, на которую мне хочется приходить. Это команда, вливаясь в которую, хочется делиться творческими идеями, создавать вместе что-то новое. Это руководитель, который видит во мне полноценного сотрудника, верит в меня, потому что я в себя верю. Я легко обучаема и готова к расширению функционала. Так, однажды, решив сменить образовательную программу, я экстерном сдала 40 учебных дисциплин. Я готова вложить все свои силы, интеллектуальный и творческий потенциал в работу своей мечты!», так написала в своем эссе «Я и моя будущая работа» Юлия Лашманова, студентка магистратуры СПбГУ, психолог.

«Работодатели увидели инвалидов воочию»

Юля стала участницей и одной из победителей первого конкурса «Путь к карьере», который прошел в Петербурге, собрав молодых людей с высшим образованием. У всех этих ребят отличные резюме – за плечами учеба в хороших школах, престижных вузах. Но все они – с разными ограничениями – по зрению, слуху, у кого-то ДЦП, кто-то перенес тяжелое заболевание. И они все хотят работать. Юля Лашманова выбрала девизом своей жизни цитату Генри Форда «Я этого хочу – значит, это будет». Юля уже успела поработать журналистом в одной из областных газет, педагогом-организатором, даже «тайным покупателем», психологом на «телефоне доверия». Еще у Юли есть хобби – дизайн шоколадных оберток. Она это использует в качестве самопрезентации. Учится на психолога, потому что, как сама говорит, ей нравится помогать людям и докапываться до сути проблемы, видеть результат работы.

Среди этих ребят вообще много психологов и социальных работников. Но, как сказала другая участница конкурса, Алена Дуванина, тоже психолог, за плечами которой Национальный университет физкультуры и спорта имени Лесгафта, аспирантура Института мозга РАН, «как бы классно не звучали все эти аббревиатуры – РАН и все такое, на самом деле все это очень далеко от реальности, да, в психологии много душевного, но мало денег, а в бизнесе душевного меньше, а денег больше и больше возможностей для развития. Алена стала бизнес-тренером, конкурс для нее – возможность расширить круг общения с представителями серьезных компаний.

Юля Лашманова сказала, что не ожидала от конкурса, что все будет так серьезно. «Одна из самых важных задач конкурса – работодатели увидели инвалидов воочию и, возможно, это станет началом развенчания мифов о нас, – считает Юля. – Понятно, что когда я прихожу в первый раз на собеседование, то могу плохо ориентироваться, испытывать сложности, например, когда пойду по незнакомой лестнице. Второй-то раз у меня таких проблем не будет, но я второй раз могу в этой компании уже никогда не оказаться, потому что, увидев, как я неуверенно иду по незнакомой лестнице, меня второй раз и не пригласят – не подошла и все, сразу мимо. А конкурс показал работодателям, какие мы: были самопрезентации, сложная деловая игра, в которой надо было всем вместе создать новый офис».

Игра была выстроена хитро: всех разделили на четыре команды и сначала все просто спокойно выполняли задания, а потом вдруг оказалось, что задания как-то неуловимо усложнились, стало ясно, что придется работать в состоянии стресса, да еще вдруг начали пропадать необходимые вещи – степлеры, бумаги, ножницы. И надо было всем командам научиться договариваться между собой, чтобы и задания выполнять и координировать работу. И не ссориться. И помогать друг другу.

Юля, хоть и заняла второе место в конкурсе, пока работу не нашла, ведь победа в конкурсе не была гарантией трудоустройства. Сейчас Юля вовсю занимается подготовкой первого в России показа дизайнерской одежды для слабовидящих и слепых людей, где также выступит и в качестве модели. Что мешает человеку с инвалидностью найти работу, а работе – найти его? Юля считает, что и самому ищущему и работодателям надо ориентироваться на то, что человек может делать, а не на его ограничения. Как раз недавно именно об этом говорили в Шведском консульстве на представлении шведской компании, трудоустраивающей инвалидов.

«Год как в аду прожила и решила, что пойду в обычную школу» 

Алена Дуванина тоже считает, что в Петербурге пока еще очень низкий уровень информированности работодателей о том, кем и как могут работать инвалиды. «Но и сами ребята нередко оторваны от реальности, – говорит Алена. – Им кажется, что им отказывают только из-за их инвалидности, а не потому, что у них не хватает каких-то компетенций, у многих – прекрасное академическое образование, учились в хороших вузах, а работодатель не знает, что делать с таким работником, который сам даже не представляет, к примеру, как вести себя на собеседовании».

Сама Алена в пятом классе только год поучилась в специализированной школе для слепых и слабовидящих и сказала родителям, что лучше вообще учиться не пойдет. «Год как в аду прожила, – вспоминает Алена. – Это было в поселке Грязовец, не здесь. Там было три таких школы – мы «слепыши», с осложнениями по слуху и со множественными нарушениями. Все три обособленные. Я сказала, что пойду в обычную школу и пошла, да, мне помогали, писали на отдельном листке задания, я оставалась заниматься дополнительно, но зато не выросла с ощущением, что я особенная и ко мне надо относиться по-особенному. Я получаю от жизни похвалы и тумаки, но и это зависит исключительно от меня, а не от того, что я не такая, как все». Алена считает, что в специальных школах ребятам не хватает живого общения и «человеческих тусовок», а сегрегация, начиная с детского сада, приводит к тому, что инвалид так и остается в своем кругу, лелея комплекс обиженности.

Игнатий

«Сколько себя помню, мне всегда было интересно проявлять себя в творческом ключе: что-то придумывать, рисовать, петь, лицедействовать. В пять лет меня уже пригласили сыграть небольшую роль в Александринском театре. Режиссер поставил передо мной ответственейшую задачу: в течение минуты я должен был добежать в одной ночной рубашке из-за кулис до середины сцены и с криком: «Мама, Мама!» — запрыгнуть на руки актрисе. Это был мой дебют на театральной сцене.

Позже, учась в школе, я сыграл немало разных ролей. Затем я занимался в танцевальном коллективе. В семь лет я поступил в гимназию. С первого класса я стал изучать иностранный язык, который давался мне легко. Уже в средней школе я стал участвовать в различных олимпиадах: писал рассказы, стихи, рефераты. Параллельно с этим, в возрасте тринадцати лет, я начал заниматься журналистикой. В течение двух лет я учился писать заметки, рецензии, брать интервью. Впереди представлялись радужные перспективы.

Но внезапная болезнь спутала все карты. Последние два класса я учился уже на дому. В тот момент казалось, что на будущей карьере можно поставить крест. Однако я получил аттестат и поступил в Университет. Жизнь продолжалась. Нужно было думать о будущей профессии. Передо мной снова встал вопрос: «Кем быть?». Оглядываясь сегодня назад, я понимаю, в какую сторону стоит двигаться дальше.

Предрасположенность к творчеству и гуманитарным наукам не может ни влиять на выбор будущей профессии. Мне представляется, что она должна быть связана с PR-технологиями, например с менеджментом. Мое умение анализировать и обобщать информацию может пригодиться именно на этом поприще», – так написал в эссе «Я и моя будущая работа» Игнатий Ровинский, выпускник Университета технологии и дизайна, по диплому – социальный работник.

Он перенес тяжелую болезнь и найти работу ему непросто. Пошел на биржу труда. «Сначала сидишь, ждешь, потом в кабинете женщина при тебе ищет вакансию по соцработе, дает одну-две бумажки с направлениями, – говорит Игнатий. – На это тратишь полдня, а, может, тебе это совсем не пригодится». С биржей труда не получилось, но на глаза молодому человеку попалась рекламка – нужен был специалист по дизайну и при этом ждали на работу людей с инвалидностью. Списался, прислали задание – отретушировать фото. Освоил фотошоп. Выполнил, прислали еще. Тоже выполнил. Это было в марте, работодатели больше на связь не выходили и денег тоже не заплатили. Игнатий участвовал в конкурсе «Путь к карьере» и надежды найти работу не потерял.

Галина Артеменко

Источник: Фонтанка.ру

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ