Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Строим вуз в стране глухих

Аня Левченко и Катя Павлова окончили школу на «отлично», отучились в колледже по специальности «прикладное искусство», а свои «красные» дипломы понесли в Самарскую государственную академию культуры и искусств, мечтая получить высшее образование. Казалось бы, какие препятствия могут ждать двух талантливых и старательных девушек на пути исполнения их мечты?

Все было бы просто, если бы Аня и Катя не были глухими от рождения.
Квартира Ани и ее родителей похожа на мастерскую художника: на стенах рисунки, на полу - плетеные корзины, сделанные ее руками, на стеллажах и тумбочках - связки соломки, сухие цветы, коробки с кусочками цветных тканей, краски, кисти. Вдоль стен - оконченные и не оконченные картины. Уже два года Аня учится в Академии культуры. «Инвалидам государство обязано предоставить льготы при поступлении в государственные вузы, но поступить на очное отделение девочки не смогли из-за нехватки бюджетных мест, - объясняет мама Ани Наталья Федоровна, - нам предложили поступать на заочное отделение и мы согласились - другого выбора у нас не было».
Чтобы обеспечить детям достойное образование, родители Ани и Кати ежегодно платят больше 30 тысяч рублей. Помимо платы непосредственно за обучение, приблизительно столько же денег уходит в семьях на приобретение красок, кистей и других материалов. Плюс оплата дополнительных занятий в вечерней художественной школе. Впрочем, «платностью» образовательных услуг теперь никого не удивишь - многие родители сегодня по той или иной причине вынуждены отдавать деньги за получение детьми «качественных» знаний. В этом отношении нашим героиням, можно сказать, повезло. Понимая сложность их положения, администрация академии культуры пошла навстречу родителям, снизив оплату за обучение до 25 процентов от общей суммы.
Но это была лишь одна из проблем. Вопрос «полноценности» образования стал не менее серьезной проблемой.
Еще при поступлении в вуз Аня и Катя столкнулись с тем, что в нем нет сурдопереводчика. А «переводить» лекции самостоятельно во время занятий им тяжело. Профессионального сурдопереводчика академия могла бы нанять в случае набора целой группы глухих студентов. Но оплачивать работу еще одного «узкого» специалиста, имеющего полную нагрузку, любому учебному заведению невыгодно. Вот и получается, что, присутствуя на занятиях, девушки фактически вынуждены угадывать учебный материал, читая по губам преподавателя. Выход нашелся: мамы девочек взяли эту обязанность на себя, они посещают лекции вместе с детьми. Днем, сидя за партами, переводят слова педагогов, а ночью подробно объясняют детям суть и содержание дисциплин. Да еще и работают на износ.
Как объяснила Наталья Федоровна, существует постановление Правительства РФ №608 «О порядке предоставления инвалидам услуг по сурдопереводу за счет средств федерального бюджета», согласно которому инвалиды по слуху могут бесплатно воспользоваться услугами специалиста. Но не больше 40 часов в год. В то время как одна сессия занимает больше 200 академических часов. Еще одна сложность - переводчик на занятиях должен обладать достаточной квалификацией. Транслировать детям специальные предметы сможет не каждый.
В такой ситуации у Ани и Кати не раз возникала мысль оставить мечту об образовании. Но все эти годы им помогала педагог Людмила Иванова. Во многом именно благодаря ее настойчивости и оптимизму девушки окончили колледж и поступили в вуз. Работая в школе №4 для глухих детей, женщина разработала уникальную программу непрерывного обучения, по которой многие ребята в колледже освоили специальность «декоративно-прикладное искусство». О трудностях детей с нарушениями слуха она знает не понаслышке, владеет сурдопереводом. Именно она и стала инициатором многочисленных обращений в ведомства и инстанции с просьбами обратить внимание на вопросы детей-инвалидов по слуху. Однако «перевести» проблему на язык чиновников самостоятельно ей так и не удалось. Людмила Ивановна обратилась к Уполномоченному по правам человека в Самарской области. «Я не могла бросить своих учениц, - призналась „СИ" Людмила Ивановна. - Мне очень хочется довести начатое дело до конца».
Как нам пояснили специалисты аппарата самарского омбудсмана, вопросы содействия в получении профессионального образования лицами, имеющими инвалидность, в настоящее время в России день регулируются двумя федеральными законами: «Об образовании» и «О социальной защите инвалидов Российской Федерации». Закон «Об образовании» предусматривает право приема вне конкурса в образовательные учреждения среднего и высшего профессионального образования детей-инвалидов и инвалидов I и II групп, которым согласно заключению федерального учреждения медико-социальной экспертизы не противопоказано обучение в соответствующих образовательных учреждениях. В то же время Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» определено, что для инвалидов, обучающихся в федеральных государственных образовательных учреждениях, обеспечение их возможностью пользования услугами сурдопереводчика должно осуществляться за счет федерального бюджета.
На бумаге вроде бы все нормально. Но в реальности механизм реализации этого права не разработан. Именно поэтому студенты, имеющие инвалидность по слуху, могут претендовать на услуги по сурдопереводу лишь в рамках реализации индивидуальной программы реабилитации. А это те самые «40 часов в год». На учебу их, конечно же, не хватает. Можно ли в этой ситуации говорить об организации полноценного образования? Вряд ли.
Как отмечено в письме заместителя министра образования и науки РФ И.И.Калины, пришедшего в адрес самарского Уполномоченного по правам человека, практика осуществления подобной работы в некоторых крупных вузах страны поставлена на весьма серьезном уровне. Повезло студентам Московского университета им. Баумана, Владимирского государственного университета. Для большинства же провинциалов мечта получить серьезное образование пока остается почти несбыточной. Помочь детям, конечно, никто не отказывается. Но нет порядка предоставления услуги - нет и обязательств.
Уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова с этим ответом и таким положением вещей не согласна: не может орган государственной власти перекладывать обязательства, возложенные на него законом, на других лиц. Он обязан разработать нормативную базу и обеспечить реальную возможность получения услуги.
В следующем году девочки окончат академию. Но будут и другие абитуриенты, студенты. Пока не решены все вопросы, с которыми столкнулись Аня Левченко и Катя Павлова, другие родители, разрываясь между работой, домом и вузом, будут вынуждены собственными усилиями восполнять пробелы в системе «предоставления равных возможностей».
В аппарате Уполномоченного по правам человека проблему услышали и пытаются помочь. Тем более, что ситуация характерна далеко не для единственного вуза.

Автор: Елена Лычева

Источник: samarskieizvestia.ru