Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Битва за толерантность

Удивительная история случилась на этой неделе. Представители Паралимпийского комитета Москвы распространили гневное письмо с осуждением «показушной, глумливой акции», проведенной журналом «Большой город». Вы помните: несуеверные и отважные люди - Иван Дыховичный, Валерия Гай-Германика, Артур Смолянинов, Мария Степанова, Ксения Туркова - сели в инвалидные коляски и отправились прогуляться по городу.

Проверить на своем опыте, каково это - пообедать в кафе, сходить в кино, получить деньги в банкомате или перейти на другую сторону улицы. Не одни отправились, с ними были те, кто колясок не покидает, - Ирина Ясина, Алексей Морозов, Наталья Бахматова. Оказалось, что Москва, объявленная Юрием Лужковым в 2009 году городом равных возможностей, пока еще этому высокому званию не соответствует. Неудобно и некомфортно инвалиду в столице России. Про остальные города умолчим. Газеты опубликовали отчеты, телевидение показало сюжеты, интернет пошумел. И вот дошло и до официальных инстанций. Паралимпийский комитет возмущен и раздосадован: «Акция была задумана и проведена так, что пользу в виде бесплатной рекламы от нее получили только ее участники и бизнес-партнеры, среди которых есть интернет-магазин оборудования для инвалидов». Комитет усмотрел в прогулке по Кутузовскому глумление: «Кто-то получает новые ощущения от посещения модного ресторана, где погашен свет и надо есть вслепую. Кто-то слеп по-настоящему. Кто-то «играет» в инвалида-колясочника и удивляется, что городские улицы, транспорт, здания полны непреодолимых преград. А кто-то на коляске перемещается по городу многие годы и знает, что сейчас преград стало меньше». Самое ужасное, конечно, в том, что участники акции не выразили благодарность властям, а, наоборот, обратили внимание на наличие в городе проблем.
А между тем в столице уже есть низкопольные автобусы (и не беда, что не всякий водитель подъедет близко к тротуару и что забраться в автобус все равно непросто) и пандусы в переходах (не важно, что спуститься по нему инвалид не может, не сломав себе шею). Важна динамика, отмечает паралимпийский комитет: «долгие годы проблемам людей с ограниченными возможностями в нашей стране вообще не уделялось никакого внимания. Теперь же они подняты в Москве на уровень правительства города». Итак, главный пафос письма: правительство города уже заметило инвалидов, а участники акции не заметили больших усилий правительства города.
Интернет уже окрестил авторов письма «официальными инвалидами» в отличие от стихийных, неофициальных и неуполномоченных.
«Официальные», обвинив журналистов и знаменитых лжеинвалидов в пиаре, осуществляют теперь свой пиар, для другой целевой аудитории. Участники акции пытались обратить внимание общества на проблемы инвалидов, инвалиды обращают внимание участников акции на заслуги правительства города.
Странное дело - наблюдать, как люди борются за право решать свои проблемы индивидуально, без помощи общественности, отвергают помощь, участие и даже поддержку СМИ. «Это мой крест и нести его буду я», - было сказано в одном популярном фильме. История не новая - выяснять, чья боль больнее и кто имеет большее моральное право выступать от имени сообщества. Так происходит в кино, в журналистике, в литературе, в экономике, в политике. Даже правозащитники, которым по роду занятий полагается быть толерантными, тоже частенько борются друг с другом. Везде, где одна часть общественности встречается с другой, разгорается битва и скандал. А цели и задачи вроде общие. Парадокс. Биться за право первенства там, где стоило бы объединить усилия, самая тупиковая стратегия из возможных. Помните, как летали в телеэфире стаканы с соком и дамам в парламенте выдирали волосы? Национальная особенность россиян - превращать любую дискуссию в перестрелку - едва ли не главная причина создания знаменитой вертикали.
Недавно я была в оргкомитете-2014. Там, как вы знаете, готовят нам Олимпиаду. Так вот, люди рассказывали мне о Паралимпиаде не меньше, чем о «нормальных» Играх. А мне досадно было: ну зачем они про это, все равно «про инвалидов» - это неформат. Наконец я осознала масштабность задачи: строить объекты требуется так, чтобы паралимпийцы могли приехать в Сочи, жить и соревноваться там. На практике это означает, что все - от автобусных остановок до кнопок в лифте - должно быть приспособлено для людей с ограниченным возможностями. Таков жесткий стандарт Международного олимпийского комитета. Нет условий для инвалидов - нет Олимпиады. Ровно то, что пытался объяснить и показать общественности «Большой город». Если ты на коляске, тебе не доступны никакие игры - ни паралимпийские, ни шахматные во дворе соседнего дома.
И об этом прекрасно знают в московском паралимпийском комитете. Но проводят кампанию со слоганом «Прекратите «игры» на инвалидных колясках!».
Есть у меня подозрение, что процесс построения гражданского общества идет у нас так туго, потому что граждане элементарно недолюбливают друг друга. Дыховичный рассказывает, как с презрением отвернулись от него в кафе две милые девушки и молодой человек. От инвалидной коляски отвернулись. Потому что некомфортно им и неприятно. Лето, Москва, кофе, приятная компания, а тут кто-то как будто бы с вызовом, с требованием обратить внимание на свою боль.
Пройдет лет 10-15, и будут у нас повсюду пандусы, подъемники, раздвижные двери в магазинах, низкопольные автобусы, съезды с тротуаров и банкоматы, до которых легко дотянуться, сидя в коляске. Но золотой век равных возможностей наступит не раньше, чем мы отвыкнем калечить ближнего.

Автор: Наталья Осс

Источник: gazeta.ru