Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Та же школа, только онлайн. Как работает Центр дистанционного обучения для детей-инвалидов

Просторный, светлый кабинет в здании Республиканского лицея-интерната заставлен техникой. Хоть он и напоминает компьютерный класс, привычный для любой школы, за компьютерами сидят не школьники, а учителя, которые проводят уроки по скайпу. Их ученики занимаются у себя дома, потому что по состоянию здоровья не могут посещать обычную школу.

Здесь обучаются дети с сохранным интеллектом и различными видами отклонений в развитии: слабослышащие, слабовидящие, с нарушениями в работе опорно-двигательного аппарата. Но о недугах дети и их родители предпочитают не говорить: процесс их обучения отличается от учебы сверстников лишь способом. В остальном — все та же общеобразовательная программа с обязательными предметами (в том числе лечебная физкультура, ОБЖ, ИЗО, музыка), оценки, экзамены и аттестат.

Надя, ученица четвертого класса, живет в селе Малая Пурга. В Центр дистанционного обучения она перевелась во втором классе. Девочка говорит, что такая форма обучения во многом похожа на обычную:

– Мне нравится так учиться. Как и в школе, у нас есть перемены и домашние задания. Но, если я устала, я могу попросить перенести урок.

Учительница Нади, преподаватель начальных классов Светлана Кудрявцева сама разрабатывает электронные уроки по всем предметам начальной школы. Традиционную учебную программу необходимо корректировать таким образом, чтобы она была пригодна для дистанционного образования.

– Создание так называемой электронной оболочки для нас сегодня в приоритете, — рассказывает директор Республиканского лицея-интерната Ирина Морозова. — Если в образовательном учреждении ведется дистанционное обучение, то должны быть поурочные разработки абсолютно по всем предметам с 1 по 11 класс, а это, сами понимаете, огромный объем. Уже два года все педагоги дистанционного центра эту оболочку наполняют. Это стало очередной точкой роста профмастерства педагогического коллектива. У нас он и так довольно мобильный: поскольку мы постоянно что-то привносим в образовательный процесс, все готовы к переменам.

Алевтина Иванова преподает в дистанционном центре русский язык и литературу. Не понаслышке зная, что дети с ограниченными возможностями утомляются быстрее других, педагог с многолетним стажем включила в уроки арт-терапию.

– Сами по себе дети очень развитые, но болезнь предполагает переменчивое душевное и психологическое состояние. Поэтому учитель постоянно должен быть в тонусе и уметь перестроиться. Программа по литературе и русскому языку, как никакая другая, позволяет использовать на уроках живопись, музыку, изобразительное искусство и строить занятия с учетом некоторых методов и видов арт-терапии. Упражнения построены таким образом, что отправная точка в беседе — это личный опыт каждого ребенка. В этом смысле дети являются экспертами по тому или иному вопросу.

Кроме того, дети сами создают творческий продукт: в декабре вышел первый номер газеты «ЦДлОжка», посвященный Новому году, а в апреле — второй номер, темой которого стал День Победы.

Центр дистанционного обучения детей-инвалидов начал свою работу осенью 2010 года на базе Республиканского лицея-интерната, куда на конкурсной основе в 8-й и 9-й классы поступают учиться дети со всей Удмуртии.

– Дистанционные образовательные технологии не только не помешали — они дополнили направление «Одаренные дети». Например, когда старшеклассники в качестве социального проекта организуют праздник для детей-инвалидов или когда в День знаний выпускник несет на плече звонящую в колокольчик первоклассницу, которая вообще не ходит, — это и есть толерантное воспитание, — рассказывает Ирина Морозова.

Есть мнение, что дистанционное образование менее качественно, чем обычное. Но ЕГЭ доказывает обратное. Несмотря на то, что у детей сохранен интеллект, их возможности все же ограничены: взять, например, количество уроков в неделю — оно значительно меньше, чем у обычных школьников. Но те, кто планирует получать средне-специальное или высшее образование, сдают ЕГЭ на общих основаниях и поступают, в том числе в столичные учебные заведения.

Раньше проблему образования детей-инвалидов решали обучением на дому. «Дистанционка» в этом плане выигрывает: во-первых, ее ресурсы огромны. Они не исчерпываются учебником с рабочей тетрадью — это большая мультимедийная база, которая создается строго в соответствии с потребностями ребенка. Во-вторых, такая система экономит время учителя. Наконец, пребывание чужого человека в доме может доставлять дискомфорт. Дистанционное обучение это исключает, к тому же, пока у ребенка урок, родители могут заниматься своими делами. Дорогостоящее оборудование и выход в интернет в рамках проекта устанавливаются бесплатно.

Если в первый год в Центре числилось около 140 детей-инвалидов, то сегодня их 88. Некоторые преподаватели дистанционного центра всерьез обеспокоены тем, что количество детей уменьшается, и опасаются закрытия Центра дистанционного обучения. Посредством соцсетей они призывают распространить информацию об учреждении как можно более широко. Тем не менее, оказалось, что недостаток информации — не единственная причина, по которой учеников стало меньше на треть.

Каждый год дети проходят медицинское обследование, по итогам которого им продлевают или не продлевают инвалидность. Центр создавался строго для детей-инвалидов, те, кому снимают инвалидность, больше не могут заниматься дистанционно, даже если хотят продолжать. К тому же, некоторые ученики (особенно те, кто учился в школе не год и не два) остро чувствуют потребность находиться в обществе.

Одиннадцатикласснице Ане 19 лет. В дистанционном центре она учится четвертый год. По словам девушки, ей приходится сложно — очень не хватает живого общения, ведь до пятого класса она училась в средней общеобразовательной школе деревни Кожиль Глазовского района.

– Я скучаю по друзьям, одноклассникам, — говорит Аня. — Занятия в скайпе не очень удобные, я быстро устаю, поэтому у меня иногда бывает всего по два урока. Учителя очень требовательные, задают много домашнего задания по сравнению с учителями Кожильской школы.

– Живое общение и живая конкуренция, которая так или иначе присутствует на уроках в школе, конечно, незаменимы, — заявила Ирина Морозова. — Если ребенок имеет возможность выбирать, где ему лучше учиться, то тогда мы советуем идти в школу. Другое дело, когда в школах, особенно сельских, нет условий для инклюзивного обучения. Для детей-колясочников, а в особенности для лежачих детей дистанционное обучение зачастую является единственным выходом.

По словам Ларисы Пластининой, начальника управления общего образования Министерства образования и науки Удмуртской Республики, сокращение числа школьников, обучающихся дистанционно, говорит, скорее, о положительных изменениях в образовании детей с ограниченными возможностями. Центр дистанционного обучения был создан в рамках программы «Развитие дистанционного образования детей-инвалидов» нацпроекта «Образование». Начиная с 2011 года, в России реализуется другая государственная программа по защите инвалидов — «Доступная среда».

– Приведу следующий пример: ученик ижевской школы № 74, ребенок, больной ДЦП, живет прямо напротив своей школы, — рассказала Пластинина. — Если бы не было программы «Доступная среда», то ребенок бы учился дистанционно, несмотря на то, что нарушения у него только двигательные, а в остальном он такой же, как все. В рамках реализации программы «Доступная среда» было приобретено подъемное устройство, которое помогает мальчику передвигаться с этажа на этаж, в зависимости от того, где проходит урок. В воспитательном смысле это очень правильный ход: долгое время у нас в стране делали вид, что таких людей нет. А мы решаем эту проблему, начиная со школы. Поэтому численные изменения в дистанционном центре — не катастрофа. Теперь детям есть из чего выбирать.

Алена Кабанова

Источник: Русская Планета