Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

«Я обязан был встать на ноги ради жены, ребенка и родителей»

Нередко случается, что на самом взлете, когда, как кажется, все складывается в жизни необыкновенно удачно, судьба вдруг ставит неожиданную подножку. И тогда человеку приходится начинать жить заново, буквально с нуля. 

О 28-летнем парне, которому пришлось после страшной аварии заново учиться ходить, мне рассказала заместитель руководителя областного социально-реабилитационного центра «Русь» Татьяна Ефремова. Мы встретились с Алексеем Ивановым, и он поделился своей историей с читателями «Хронометра».

Откровенно говоря, поначалу мое внимание привлекли оригинальные поделки, собранные из самых обычных спичек. А уж потом я разглядела автора этих изделий и обратила внимание на его не по возрасту серьезный взгляд, который невозможно было скрыть даже за дружелюбной улыбкой.

- Это не увлечение с детства, - опередил мои вопросы Алексей. – Заниматься конструированием из спичек я начал от безысходности. После аварии, когда врачи не обещали даже того, что я смогу встать на ноги, нужно было хоть чем-то отвлечься. Под рукой были только спички, а мама рассказала, что они в детстве собирали из них разные вещицы. Вот и я взялся за это. А уж потом увлекся, и теперь в свободное время занимаюсь этим незамысловатым делом.

Алексей - единственный сын, поздний и желанный ребенок в семье, его матери сейчас 65 лет, а отцу – 70. Родился он в селе Красный Яр. После школы поступил в автодорожный колледж по специальности «автомеханик дорожных машин». С 2004 по 2007 год работал в своем селе дорожным мастером, затем автослесарем в поселке Кири-Кили, а с 2009 года перешел в Красноярский лесхоз на должность главного механика. Все у него складывалось хорошо и в профессиональной сфере, и в личной жизни.

- Со своей женой Светланой я познакомился, когда нам было по 14 лет, - вспоминает мой собеседник. – Она сирота, после смерти матери жила со своей бабушкой. Мы сдружились еще в школе, и всегда я старался поддерживать эту хрупкую, но очень сильную духом девушку. В те годы я даже предполагать не мог, что именно она станет опорой для меня, не даст сломаться и потерять веру в свои силы.

Бабушка Светы была очень строгих правил, поэтому влюбленная парочка, хоть и проверила свои чувства временем, жить вместе начала с 2007 года, когда обоим уже исполнилось по 20 лет. А летом 2010 года родился их сынишка, которого молодые родители назвали Алешей.

- В том же 2010 году я нашел работу в Астрахани в автосервисе, - продолжил свой рассказ Алексей. – Появилась возможность устроиться ведущим специалистом, и я ее не упустил. Надо было обеспечивать семью, а заработок в автосервисе, естественно, выше, чем в лесхозе.

Несчастье случилось ранним августовским утром 2013 года. Алексей, как обычно, ехал на работу из Красного Яра в Астрахань на мотоцикле. Неожиданно на подъезде к городу его буквально смели с дороги выскочившие на встречную полосу «Жигули».

- При столкновении я потерял сознание, - вспоминает мой собеседник. – Когда очнулся, то ощутил невыносимую боль и почувствовал, что тело двигается, а ногами пошевелить не могу. Сейчас жутко об этом говорить, но я видел торчащие наружу кости.

По словам Алексея, «скорая» ехала долго, и первую помощь ему оказывали люди, которые проезжали мимо. Прямо с дороги пострадавшего увезли в реанимацию.

- Врач сказал, что кости обеих ног раздроблены, и нет никаких гарантий, что я когда-нибудь смогу ходить, - рассказывает Алексей. – Виновник аварии, надо признать честно, сразу оплатил операцию, и меня прооперировали на третий день после случившегося.

Парень находился в Александро-Мариинской больнице еще три месяца. И все это время с ним рядом была молодая жена Светлана. Она пережила вместе с мужем все: и его эмоциональные срывы, и хандру, и ощущение безысходности. Светлана оставляла малыша с родителями мужа, а сама постоянно дежурила в его палате, поддерживая и морально, и физически.

- Мужчине тяжело в подобном сознаваться, - говорит Алексей, - но у меня даже истерики случались от безысходности. Это невозможно объяснить тому, кто не лежал месяцами неподвижно в состоянии неизвестности. Никто тогда не мог твердо сказать – смогу я вставать на ноги или нет. До этого столкновения на дороге я был опорой для родителей, супруги и трехлетнего сынишки. И кем стал? Обузой... Недвижимым телом...

Черная полоса в жизни Алексея казалась беспросветной. Пока он лежал в больнице, умер его работодатель, и из-за переоформления бизнеса на нового хозяина возникли проблемы с выплатой больничного листа. По этой же причине ему долго оформляли инвалидность. Еще его утомляла и затянувшаяся на два года судебная тяжба. По словам Алексея, пришлось собирать кучу справок, чтобы получить материальную компенсацию. Виновнику аварии присудили выплатить ущерб, а реального срока, который ему грозил, водитель «Жигулей» не получил – попал под амнистию.

После того, как Алексея выписали из больницы, они всей семьей переехали к его родителям. Светлана буквально разрывалась между маленьким сыном, больным мужем и работой.

- Я мечтал встать хотя бы с костылями, - рассказывает Алексей. – Каждый рентген ждал с новой надеждой. Надо было дождаться, когда на железные штыри в моих ногах станут нарастать костные мозоли. Я ползать сначала учился, а потом уж вставать. В кровавые мозоли стирал руки, только для того, чтобы двигаться.

Только через девять месяцев после операции, когда появилась мозоль на кости левой ноги, врачи разрешили парню садиться самостоятельно. Он рассказал, что тело казалось чужим, все затекло, суставы не работали. Каждый сустав приходилось разрабатывать с дикими болями.

- Хотелось побыстрее выздороветь. Я попросил костыли, - вспоминает Алексей. – Несколько дней пытался хотя бы привстать на одну ногу. Обои ободрал над кроватью, когда пытался приподняться. Нога, которая до этого почти год была в горизонтальном положении, отекала так, что смотреть было страшно. Но я своих попыток не оставлял. Мне необходимо было встать, чтобы доказать самому себе – я смогу выкарабкаться.

Алексей рассказывает, что в мучениях и со страшными болями он день ото дня заставлял свое собственное тело двигаться.

- Я делал это не для себя, - честно говорит он. – Самому мне было бы гораздо проще сложить руки, не мучить себя упражнениями, отдаться на волю судьбы. Но ради ребенка, ради жены и родителей, которые смотрели на меня с надеждой и верой, я обязан был встать на ноги.

По словам моего собеседника, пока он пытался передвигаться на левой ноге, правая пошла на ухудшение. И снова – операция, снова мучительные сомнения – сможет ли он когда-нибудь ходить.

- Когда я через год после аварии сделал первый шаг с помощью костылей, то появился смысл, появилась радость в глазах, - рассказывает Алексей. Ведь до этого он временами молча страдал от безысходности, терял веру в свое выздоровление, но не сдавался, чтобы поддержать надежду в самых близких людях. - Когда отвернулись многие друзья и знакомые, мама с папой и Светлана возились со мной, как с младенцем. Сын смотрел на меня и ждал, что папа будет играть с ним, повезет кататься на машине, как делал это раньше. Как мог я их подвести?

Алексей не подвел! Сейчас он свободно ходит без костылей даже по лестнице (хотя кто знает, какие усилия воли скрываются за этой видимой свободой передвижения!) и максимальные усилия прилагает к восстановлению здоровья.

- Сейчас я заново оседлал велосипед, - с гордостью сообщает мне Алексей. – Сам научился кататься и сынишку уже на двухколесный велик посадил. Так вместе с ним и катаемся. Машина своя есть, пока она «на приколе» стоит, но я уже начал ее перебирать, чтоб не потерять навыки к тому времени, когда смогу снова выйти на работу.

А на работе его ждут. В этом Алексей уверен, ведь он – мастер своего дела, а хорошего автомеханика в наше время надо еще поискать! Для того чтобы в жизни все встало на привычные места, теперь потребуется только время и поддержка самых близких людей, которые всегда были рядом и не предали в самые тяжкие моменты.

Татьяна Аверина

Источник: Провинция