Архив:

Улыбка для Виктора

Мы  любовью считали каждое мимолетное увлечение. На самом же деле любить - значит прожить бок о бок долгую жизнь с ее  радостями и страданиями.

         У Л Ы Б К А  Д Л Я  В И К Т О Р А 

 

   Звонок был обычным.  Таким, каких  за день бывает  с  десяток. Но почему-то вдруг засосало под ложечкой  и чаще обычного застучало сердце.

  -Здравствуй, - раздалось в телефонной трубке.

  Этот голос он узнал бы из тысячи других. Еще бы.  Когда-то он им жил, когда-то с ним было столько связано.

  Еще несколько лет назад  Виктор  Охлопков  чувствовал себя на седьмом небе. Позади  военное  училище и брак с  самой прекраснейшей девушкой города - его  Катей. Удачно складывались и первые годы офицерской службы. Жизнь впереди казалась если не раем, то обязательно  интересной и  счастливой.

  Потом был декабрь. Они отмечали  Катин  день  рождения. Друзья, родственники, шутки, смех. Было так весело, что никто не замечал времени, которое уже давно перевалило за полночь. И  вдруг этот тревожный стук в дверь.

  Чечня  встретила выстрелами и какой-то неопределенной настороженностью. Но  то, что он увидел в подвале одного из домов, не могло нарисовать  даже самое кошмарное воображение. Кровь тонкими ручейками растекалась по полу. Вокруг были раскиданы тела людей. Ноги  Виктора подгибались, когда он, стараясь не наступить на кровь, подходил то к одному, то к другому, отыскивая признаки жизни.

  Прикоснувшись к очередной  жертве, он закрыл глаза. Где-то далеко в сознании мелькнула мысль, это кошмарный сон. Сейчас он проснется и все исчезнет. Стоял, зажмурившись, и дрожал всем телом.  И  тут раздался новый взрыв. Все закружилось в бешеном  круговороте и он рухнул на пол, потеряв сознание.

  Без сознания Виктор пробыл трое суток. Очнувшись, он вспомнил все и сразу. И застонал так громко, так отчаянно, что переполошил медсестер, тут же сбежавшихся на его крики.

  Поправлялся он быстро. Только вот ноги… Травма  позвоночника  была такой серьезной, что  ноги не хотели слушаться. Вскоре его перевели на лечение в госпиталь, поближе к дому. 

-Лекарства, забота родных, терпение и время, - вот что поставит тебя на ноги, советовали врачи на прощание.

  И  действительно, уже через три месяца  Виктор хоть и с трудом, но начал передвигаться по квартире. Шаг  за шагом, метр за метром приближали его, казалось, к полноценной жизни. Но в какой-то момент неожиданно все замерло. От кровати до стола, от  кровати до ванной - вот маршрут, который составлял тогда  часть его подвижной  жизни.

  Надежда на скорейшее и полное выздоровление все чаще и чаще стала оставлять Виктора.  Вместе с ней все дальше и дальше отдалялась его Катя. Внутренне  Виктор не был удивлен узнав, что жена собирается с ним развестись. Он уже давно догадывался об ее измене. Но он  не хотел признаться себе в этом внешне. Поэтому внешне известие о разрыве обрушилось на него как самый страшный удар.

  Так уж устроен человек. Силой воли он заглушает в себе  интуитивное предчуствие, отказывается  признать его. И тогда удар обрушивается на него в десять раз сильнее.  Прибывшие врачи скорой помощи констатировали, что  Виктор жив, но пребывает в коме на нервной почве.

   На этот раз без сознания  Виктор пробыл менее суток. Оправился быстро. Врачи порекомендовали беречь себя, не нервничать.

  Он очень изменился. Стал молчалив, о боли своей ни с кем не говорил. Окружающим он стал казаться нелюдимым, хмурым. Да  он и был таким. Но мало кто догадывался, что он нуждался в близком человеке. Когда же медсестра Наташа обратила внимание на Виктора, он не понял, что стал ее избранником. Не понял и еще более замкнулся.

  Наташа сначала приходила, чтобы сделать уколы, назначаемые врачом.  Потом стала просто навещать Виктора. Ей очень хотелось помочь этому человеку, ведь он так одинок. Со временем поняла, что и она  по его милости одинока, потому что никто ей более на  этом свете не нужен кроме него. И  если он думает, что ей легче в этом признаться чем Татьяне Лариной, то он глубоко ошибается.

  Однажды выпалив свой монолог, Наташа рухнула в кресло и разрыдалась. Он подошел к ней, прижал ее ладони к своим губам и стал целовать. Неожиданно она улыбнулась сквозь слезы и посмотрела ему в глаза. Ее взгляд был ему наградой за все, что он пережил со дня предательства жены.

  Теперь этот нежданный звонок. Катя, когда-то самый дорогой для него человек, просит его о встрече, говорит о своем желании начать все сначала. Что ответить тому, кто его уже однажды предал?

  -Знай,- слова появились сами, откуда-то изнутри, - знай, я ждал этого разговора. Ты думала, стоит тебе сказать слово, и я буду у твоих ног? Значит, все эти годы я мучился, страдал  только для того, чтобы удостоиться твоего внимания? А  три года назад ты не считала меня достойной себя. Помнишь того искалеченного, что не жалости, не подачек ждал от тебя, а любви? Вот он чуть ли не ползком  добирается до кухни, чтобы приготовить себе обед. И думает, как  бы не унизить этим тебя. Вот он на четвереньках выбирается на балкон, чтобы развесить с таким трудом выстиранное белье , и  оглядывается, как бы ты не застала его за этим занятием. Ты же в это время предаешься утехам с другим. Он  не попадал под разрыв гранаты и даже не слышал свиста пули. Но он умеет говорить нежные слова, требуя взамен одно - твое тело. Искалеченный  же в это время мучался от боли и страдал от одиночества, безмолвно роняя скупые мужские в подушку. Тогда  он выплакал все- надежду, веру в людей, любовь. В те годы он потерял то немногое, что у него было - свои мечты.

  Виктор на мгновение замолчал и неожиданно улыбнулся:

  -Счастливо, Катя, тебе оставаться. Благодарю тебя за урок. Я его хорошо усвоил. Понял главное, что во время нашей совместной жизни ты играла комедию, а я принимал ее всерьез. Теперь ясно , мы никогда не были  по-настоящему  мужем и женой. Мы  любовью считали каждое мимолетное увлечение. На самом же деле любить - значит прожить бок о бок долгую жизнь с ее  радостями и страданиями.

  Он помолчал и перед тем, как  положить трубку, добавил:

  -Да ,брак - это не забава.

   Анатолий Холодилин


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ