Архив:

«Разрешение на свадьбу я просила у губернатора»

С Юлией Черных я познакомилась во время визита в рязанский Центр дистанционного образования. Здесь удаленно, через Интернет, изучают школьную программу дети с ограниченными возможностями. Юлия рассказала о том, что ее сын Глеб тоже учится здесь, и о том, какие трудности ей пришлось преодолеть, чтобы вытащить его из тяжелой болезни.

С Юлей мы встретились вновь 14 мая прямо в ее рабочем кабинете – день молодой женщины расписан по минутам, и выкроить свободное время нелегко. Под аккомпанемент периодически раздававшихся телефонных звонков Юля рассказала удивительную и непростую историю своей жизни.

– В 1997 году я окончила девятый класс и поехала отдыхать в Сумбулово. Туда же в гости к сестре с Крайнего Севера приехал военнослужащий Игорь. Он был старше на 13 лет, но нашу любовь это не остановило, – вспоминала Юлия. – Нам казалось тогда, что мы знакомы уже давно – так хорошо понимали друг друга. Но мне нужно было возвращаться домой, доучиться последний год в школе, отпуск Игоря тоже подошел к концу. Так начался наш роман в письмах – настоящих, бумажных. Письмо от Рязани до Воркуты шло полторы недели, поэтому все новости друг о друге мы узнавали с задержкой.

Переписка длилась семь месяцев, а потом молодые люди решили… узаконить отношения и жить вместе.

– Родители, конечно, были в шоке, – призналась Юлия. – Но бабушка сказала: «Парень хороший, порядочный». Мама махнула рукой: «Ну, раз хороший, пусть женятся». Я благодарна ей за то, что она приняла мое решение, поняла, что я человек сильный и разумный, что это не просто подростковый протест, а настоящая любовь.

То, как мы заполняли и пересылали по почте заявление в ЗАГС, – целая эпопея. Когда все бумаги были собраны, я отнесла их во Дворец бракосочетания. Сотрудники, принимавшие документы, посмотрели на меня, десятиклассницу, с недоумением и брак регистрировать отказались. Сказали писать прошение на имя губернатора.

Я очень расстроилась и написала обо всем Игорю. Из Воркуты он отправил письмо рязанскому губернатору (Вячеславу Любимову. – Прим. ред.). Не знаю, что он написал в своем послании и какие слова нашел, чтобы объяснить ситуацию, но вскоре на гербовой бумаге от губернатора пришел ответ: «Я разрешаю вам жениться, раз у вас такая любовь». Ведь в 16 лет обычно как женятся? Только если невеста беременная, тогда и никакие разрешения от губернатора не нужны. А у нас действительно была любовь, ради которой мы были готовы на все.

Свадьбу сыграли в Рязани, а затем юная супруга в середине учебного года уехала с любимым в Воркуту.

– Представляете, какие глаза были у директора местной школы, когда к ней в кабинет пришел Игорь и сказал: «Прошу принять в 10-й класс мою жену». А рядом стоит девчонка с обручальным кольцом на пальце, – смеялась она. – В школу меня, конечно, взяли, но кольцо пришлось снять, чтобы не шокировать других учащихся, – о моем семейном положении знали только директор и классный руководитель. Для остальных Игорь был представлен как мой дядя.

После окончания школы Юля решила заочно учиться на юриста в Рязани, чтобы чаще видеться с родными. А в 2000 году в родном городе Юлии на свет появился Глеб.

– Сын родился в ночь, когда затонула подводная лодка «Курск», – поделилась воспоминаниями моя собеседница. – В это время в роддоме № 2 был настоящий бум рождаемости: практически в одно время с Глебом родились еще 8 мальчиков и одна девочка.

Когда у Игоря закончился двухмесячный отпуск, семья в полном составе вернулась в Воркуту. Юля продолжала учиться в институте: когда девушка уезжала на сессию, с маленьким Глебом оставался папа и справлялся с обязанностями не хуже молодой мамы. А ближе к двум годам родители стали замечать, что сын отстает в развитии от сверстников – не говорит, не реагирует ни на кого, кроме мамы.

– Начали ходить по врачам, но они разводили руками, говорили, что воздух на Севере слишком разряженный, ребенку не хватает кислорода, нужно уезжать в среднюю полосу, – рассказывала Юлия. – Муж не мог оставить службу, поэтому мы решили снова жить на расстоянии. В 2002 году мы с Глебом переехали в Рязань.

Здесь мальчику поставили диагноз – моторная алалия, предэпилептическое состояние. Началась бесконечная череда хождений по врачам, борьба за здоровье сына.

– Помогли специалисты психоневрологического диспансера, – рассказала Юлия ЧЕРНЫХ. – Именно они уговорили меня на самый жесткий, но действенный метод – оставить 4-летнего сына в отделении на три месяца. Одного, без мамы. Объясняли это тем, что в стрессовой ситуации у ребенка проснутся самые древние инстинкты – желание жить. А чтобы жить, ему придется общаться. Страшно вспоминать, сколько слез я пролила, принимая такое решение. До этого мы с Глебом были неразлучны, он не мог сказать: «Мама, дай!» – но я по глазам научилась читать его просьбы. Однако три месяца разлуки дали прогресс в лечении. А потом начались бесконечные занятия со специалистами. Логопеда Глеб не воспринимал, и мне пришлось самостоятельно, под руководством специалиста, учить сына говорить.

Очевидно, что при таком графике времени на карьеру не оставалось: в вечерние часы Юля подрабатывала промоутером, раздавала листовки, так как совмещать лечение сына и 8-часовой рабочий день было просто невозможно. На расстоянии не удалось сохранить и брак.

– Моя жизнь была зациклена на борьбе за здоровье ребенка, супруг строил карьеру, со временем наши пути разошлись, – рассказывала она. – Мы развелись – так же, на расстоянии, как когда-то оформляли документы на брак. Но мы с Игорем остались в хороших отношениях: он общается с сыном, сейчас для этого есть телефон и скайп, не нужно ждать полторы недели, чтобы получить весточку с Севера. Мы бережно храним наши письма для Глеба, чтобы он знал, какая необычная история любви была у его родителей.

А между тем Глеб подрастал, с каждым годом догоняя сверстников. И тогда Юля решила, что, помимо развития сына, хочет и сама реализоваться в жизни.

– Если бы не болезнь Глеба и необходимость свободного графика, я бы никогда и не задумалась о собственном бизнесе, а тут решила: почему бы и не попробовать? – сказала она. – В 2006 году я открыла рекламное агентство. Было тяжело – бизнес стал для меня вторым ребенком, отнимал огромное количество времени и сил. Если удавалось поспать и нормально поесть – это было настоящим счастьем. А потом Глеб перешел учиться в Центр дистанционного образования, уроки проходили через Интернет, по скайпу. Нужно было приучать сына к этому. Поэтому Глеб целый год учился прямо у меня в офисе, у него было отдельное рабочее место. Еще год ушел на то, чтобы научить сына заниматься самостоятельно, на дому.

Сейчас Глеб оканчивает восьмой класс и практически ничем не отличается от сверстников – он душа любой компании, хорошо учится, занимается спортом и мечтает в будущем стать преподавателем.

– Когда мы пришли с ним к логопеду, которая начинала заниматься с ним в детстве, она долго не могла прийти в себя от изумления, – сказала Юля. – Чаще всего дети с таким диагнозом так и остаются замкнутыми в своем мирке, тяжело обучаются и плохо разговаривают. Нам на пути попадались замечательные врачи и педагоги, была огромная поддержка семьи, да и целеустремленности Глеба можно позавидовать. Хотя я очень строгая мама и редко хвалю его, могу сказать, что мне есть чему поучиться у сына – его жизнелюбию, открытости.

Как и у всех подростков в этом возрасте, у Глеба начинаются первые отношения и первые проблемы, которыми он непременно делится с мамой.

– В нашем центре учится девочка, с которой Глеб хотел бы общаться не только на совместных мероприятиях, – поделилась Юлия. – Проблема в том, что девочка – инвалид и передвигается исключительно на коляске. Нет, для нас с Глебом это не проблема, он хотел бы заботиться о ней, гулять в парке, приходить к ней в гости, но сколько для этого нужно преодолеть и сколькому научиться… И не только Глебу. По работе мне приходится часто общаться с инвалидами. Обидно, что они и их родственники не верят в то, что люди с ограниченными возможностями могут реализовать себя в жизни. Такие упаднические настроения порождают лень, уныние. Хочется помочь этим людям, доказать, что все в этой жизни возможно. Главное – захотеть и стремиться к поставленной цели.

Работоспособности нашей героини можно только позавидовать: помимо карьеры и занятий с сыном, она успевает ходить на йогу и несколько раз в год выбираться в путешествия. Да и личная жизнь Юлии тоже сложилась хорошо.

– Я счастливая жена и любящая мама, которая обожает баловать семью свежеприготовленными блинчиками по утрам, – говорила она. – Самое главное счастье – это когда тебя дома ждут люди, которые помогут и поддержат в любой ситуации.

Мария Ракчеева

Источник: Провинция

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ