Архив:

«Я теперь не стесняюсь своего ребенка...»

— Как-то один из потенциальных спонсоров меня спросил: «А правда, что у вас в центре в основном дети из неблагополучных семей? Ну, то есть мамы и папы – пьющие...»

К сожалению, это расхожее заблуждение живет в сознании многих, – говорит Светлана Юнг , директор детского Северодвинского реабилитационного центра «Ручеек». – Считают, раз ребенок болен – виноваты родители. На самом же деле от рождения малыша с особенностями развития не застрахован никто. Причины могут быть разные – неправильно принятые роды, осложнения, генетические сбои, экология, травма... 

В «Ручейке» все дети – желанные и любимые. У всех есть родители. Но волею судеб так произошло, что у ребят есть проблемы со здоровьем. Как реабилитационный центр «Ручеек» работает всего четыре года. Раньше это был дом-интернат для детей с тяжелыми интеллектуальными нарушениями. Специалисты центра говорят, что перестроиться после интерната на работу реабилитационного центра было непросто: не все смогли привыкнуть к тому, что реабилитация – работа не только с ребенком, но и со всей его семьей. 

Некоторые специалисты просто ушли, но самые стойкие – остались. – Иногда до определенного момента родители не слышат того, что их малыш тяжелый, – рассказывает Светлана Юнг. – То есть они понимают, что проблема существует, но до последнего закрываются от реальности... Им объясняют специалисты, а мамы в ответ плачут, обижаются, иногда ведут себя агрессивно... В общем, бывает всякое. Это действительно тяжело осознать, а еще тяжелее – принять ребенка таким, какой он есть. 

Одно из самых важных отделений центра – отделение раннего вмешательства. Работа его специалистов, особенно в первые месяцы жизни ребенка, направлена и на реабилитацию родителей. В «Ручейке» есть правило – только вместе и только в содружестве. Если родители самоустраняются, действуя по принципу: привели в центр и увели, большого эффекта от реабилитации не будет. – Важно, чтобы мама поняла, в чем сила ее ребеночка, почувствовала нашу поддержку и начала что-то делать сама, – говорит директор центра. – А чтобы мама смогла что-то делать, у нее должны быть силы и знания.

— И что, чудеса случаются? – Ну, у нас есть детки такие, что для них любое самостоятельное движение – это уже чудо, – улыбается Светлана Юнг. – Когда ребенок, молчащий годы, после занятий с логопедом начинает произносить первые звуки – это разве не чудо? Но меняются ведь не только дети... У нас в центре был симпатичный малыш с синдромом Дауна. Ласковый такой, добрый. Сейчас эта семья уже переехала из Северодвинска. Так вот, мама, когда привела сына в «Ручеек», даже не здоровалась с нами. Проходила мимо и все. Ей настолько было тяжело. Но постепенно, посещая занятия, общаясь с психологами, мама начала «оттаивать» и раскрываться. И, пожалуй, самые важные слова она сказала перед отъездом, когда мы все прощались с малышом: «Я теперь не стесняюсь своего ребенка. Спасибо вам за это». 

«Ручеек» – учреждение областное. Но, как признаются сотрудники центра, многое, что есть в центре, в том числе современные тренажеры отделения социально-медицинской реабилитации и восстановительного лечения, приобретены благодаря помощи благотворителей и выигранным грантам. Например, есть в центре тренажер Гросса – один из лучших тренажеров для детей с ДЦП, есть лечебные нагрузочные костюмы «Адели» – так называемые костюмы космонавтов для ребят с двигательными нарушениями и черепно-мозговыми травмами. Есть терапевтический тренажер «Мотомед», всевозможные вертикализаторы. При поддержке областного бюджета в этом году в «Ручейке» открыли лекотеку. 

Занятия здесь проходят в форме игры. Игрушки в лекотеке особые – развивающие. Например, специальный звуковой луч. С его помощью дети, имеющие трудности с речью, могут сами создавать музыку и различные звуки. Еще одно «сокровище» лекотеки – интерактивный пол. Кстати, пока единственный в Северодвинске. Наступаешь ногой – раскрывается цветок, нажимаешь рукой – «разбегаются» рыбки в море... 

— Особенно в лекотеку у нас любят приходить малыши из детсадовских групп, – рассказывает Светлана Юнг. – В «Ручейке» таких групп несколько. Занимаются в них дети, которые по состоянию здоровья не могут посещать обычные сады Северодвинска. Например, ребята с тяжелой формой сахарного диабета. Сахар «прыгает» так, что без постоянного наблюдения медиков не обойтись. Дети-колясочники, малыши с синдромом Пертеса, даунята. Есть группа и для детей с множественными нарушения развития. Ее посещают самые тяжелые ребята.

В центре много реабилитационных отделений, но, пожалуй, одно из самых востребованных – «Мать и дитя». Небольшое, прямо скажем – маленькое отделение, всего семь мест. Но уникальность его в том, что подобные отделения в области, во-первых, наперечет – помимо Северодвинска «Мать и дитя» есть лишь в реабилитационном центре Котласа. А во-вторых, вся реабилитация здесь проходит на глазах родителей. По сути, мамы сами обучаются – технике лечебного массажа, лечебной физкультуре. Некоторые записывают занятия на видео, чтобы дома поделиться знаниями с другими семьями, которые не смогли попасть в центр.

— Когда создавали отделение, переживали, что оно не будет заполнено, – говорит директор. – Но оказалось, спрос огромный. Едут отовсюду – из Плесецкого района, Коношского, Мезенского, Лешуконья, Новодвинска, Архангельска.

 – Очередь существует?

 – Да, – кивает Светлана Юнг. – Например, с 15 октября начнем уже запись на 2016 год. Конечно, реабилитация должна проходить постоянно. И в идеале, чтобы реабилитационный центр был в каждом городе. У нас же получается, что ребенок вместе с мамой приезжает на занятия из Архангельской области примерно раз в год. Реабилитационный курс – 21 день. Конечно, этого недостаточно. Проблема в том, что центру катастрофически не хватает помещений. И специалистов тоже не хватает...

...Коле восемь лет. У него ДЦП. Вместе с мамой приехал в центр из Плесецкого района.

— Уже пятый раз мы здесь, – поясняет Надежда, Колина мама. – Если бы не «Ручеек», не знаю, что бы и делали. В районе подобного нет... Ну, то есть, вообще, нет никакой реабилитации. Когда начинали занятия в «Ручейке», у Коли даже шага не было, ножки не мог правильно ставить, а сейчас хоть на маленькой скорости, но идет. Рядом инструктор ЛФК работает с девятилетним Эдиком. Его мама Елена рассказывает, что дома, в Североонежске, осталась старшая дочка. Конечно, друг по другу скучают, но выхода нет – доступная реабилитация только в Северодвинске.

— Эдик у нас еле выжил, клиническая смерть в родах была, – тихо говорит Елена. – Таких деток, как мой сын, в поселке пятеро. Да еще в соседнем, наверное, ребят десять. И вот уже лет шесть-семь я как мама борюсь за то, чтобы хоть какую-то физическую реабилитацию для детей в поселке организовали – ничего. Хотя недавно построили в Североонежске большой физкультурно-оздоровительный комплекс. Но он – не для наших детей...

Северодвинцам, получается, повезло больше. Как пояснили в центре, любой ребенок Северодвинска, имеющий проблемы со здоровьем, по направлению доктора может пройти реабилитацию.

— Очередность есть, но стараемся, чтобы дети долго не ждали, – уточняет директор «Ручейка». – К сожалению, реальность такова, что абсолютно здоровых детей сегодня практически нет...

Наталья Александрова

Источник: Правда Севера

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ