Архив:

Победить судьбу. Чтобы вернуть мать, парень с ДЦП стал чемпионом

Глядя на улыбчивого, по–спортивному подтянутого, блондина Валентина Медведева, никто и представить себе не может, что история его жизни – сплошное испытание. Ведь то, что люди получают даром – здоровье, руки и ноги, родителей, – парню судьба не дала.

Бытовая драма

Эта история началась весной 1990 года в Харькове. 16 марта в один из местных роддомов поступила молодая роженица – роды начались раньше времени. Из–за проблем со здоровьем женщине пришлось делать кесарево, и к вечеру на свет появился мальчик – весом всего 1700 граммов. Уже на второй день врачи определили диагноз малыша – детский церебральный паралич и водянка головного мозга.

– Вам лучше его оставить. Он все равно не жилец… – сочувствовали медсестры плачущей маме.

А у Ирины малыш оказался вторым ребенком. Дома ждала 5–летняя дочь Александра и супруг Сергей… Отказаться от сына Ирина не могла, малыша назвали Валентином.

– Были 90–е годы. Я остался без работы, с больной супругой на руках и ребенком–инвалидом. Это не считая старшей, здоровой дочери жены от первого брака, – вспоминает Сергей Переродов, отец Валика. – Чтобы спасти малыша и вылечить жену, мне пришлось продать двухкомнатную квартиру. А затем собирать свою бригаду и отправляться за границу на заработки…

Валик с мамой больше времени проводили в больницах, чем дома. В какой–то момент молодая женщина не выдержала – и… отдала сына на два года в интернат – для реабилитации.

Несколько раз Сергей Переродов пытался увидеться с сыном в интернате. Но поскольку Валик родился в гражданском браке, то получил мамину фамилию. Настоящего отца даже не вписали в документы.

– В администрации мне прямо сказали: «Вы не значитесь в документах и для мальчика вы никто. Значит, и ездить нечего…», – вспоминает Сергей.

А вскоре Ирине и Сергею пришло письмо из дома малютки, в котором черным по белому было написано: «Валентин Медведев умер».  Кто был автором того злополучного письма – до сих пор неясно. В общем, из–за жизненных трудностей о мальчике–инвалиде забыли. Семья Медведевых вскоре также распалась.

917bff68ad22cc4578a62e078bd13bc6.jpg

«Молился, чтобы вспомнили»

Тем временем в доме малютки рос маленький мальчик, которого в четыре года перевели в Шевченковский дом–интернат. Ребенок не двигался из–за ДЦП, не мог разговаривать.

– В доме малютки я себя совершенно не помню, – говорит Валентин. – Но очень хорошо запомнил, как меня привезли в интернат. Открыли автомобиль и сказали: «Забирайте его». Ко мне подбежали нянечки и на руках отнесли в спальню.

Шевченковский дом–интернат предназначен для детей–инвалидов с умственными отклонениями. Поскольку первоначальным диагнозом у Валика была водянка головного мозга государство с ребенком не церемонилось.

– Хорошо помню, как меня выносили на руках на улицу, садили там в коляску и оставляли на полчаса или час – подышать свежим воздухом.

Есть малыш сам не умел, как и ходить. Первое время нянечкам приходилось кормить его с ложки. Затем малышу начали разрабатывать ручки.

– Я был упрямый. Сначала получалось плохо, но я не уставал – понемногу старался тренироваться, – говорит парень. – Очень завидовал детворе, которая бегать могла. Бывало, вынесут меня на прогулку, другие дети бегают, а я сижу и плачу. Еще больнее было, когда других ребят навещали. У кого–то ведь были родители, дедушки с бабушками, какие–то дальние родственники. Приходили они в основном по большим праздникам, обязательно с подарками, вкусностями. Как же мне хотелось, чтобы ко мне пришел хоть кто–то – пусть без подарков, пусть бы просто пришел, поинтересовался мной. Но ко мне никто не приходил… 

Как бы то ни было, Валентин упорно тренировался. Сначала разрабатывал руки – и дело пошло. Потом начал ноги разрабатывать.

– Помню, как ухватился за турник и подтянулся первый раз. Потом хватался за турник и болтал ногами в воздухе, – вспоминает он, добавляя, что доктор был против подобных упражнений. Говорил, это напрасная трата времени и сил. И лучше на учебе сконцентрироваться.

– А для меня эти тренировки стали смыслом жизни. У меня мышцы ног были атрофированы, ноги всегда холодные. И вдруг я стал замечать, что ноги теплеют. Доктор меня убеждал, что все это мои выдумки, а я уже понял – все получится.

Спустя 5 лет Валик действительно встал на ноги. Сначала с помощью стула. Потом понял, что может стоять без поддержки. Непривычно было, но шаг за шагом он начал ходить.

– Я когда первый шаг сделал, то радости не было пре–дела. Так кричал, что на мой крик весь детдом сбежался, – вспоминает будущий спортсмен.

b99f1083f2d8213f093a5220a1262a9c.jpg

Ради тренера и мамы

Виктор Ветчинкин, тренер, услышал о Валике от знакомого доктора. И сразу отправился в Шевченково для знакомства. Паренек оказался развит не по годам, тренер сразу пригласил его в сборную – он тренировал спортсменов с поражением опорно–двигательного аппарата. Сначала были городские турниры для паралимпийцев. А через несколько лет Валентин уже участвовал во всеукраинских соревнованиях по бегу на дистанции.

– Спорт мне понравился изначально, – говорит парень. – Было весело, были другие ребята, и тренер по–отечески к нам относился. Приходилось выигрывать, чтобы не подводить его…

Но несмотря на титул восьмикратного чемпиона Украины и бронзового призера Европы, самым сокровенным желанием Валика была не победа.

– Каждый раз, когда я побеждал и ставал на пьедестал, мне очень хотелось, чтобы меня увидела мама, узнала и восхитилась, – говорит парень. – Но это было очень личное. Своими мыслями я даже с тренером не делился.

Однажды во время ремонта в интернате Валентина и других мальчишек попросили помочь с переносом документации.

– Я понял, что это мой шанс – посмотреть в архивах имя и адрес матери. Нашел ее заявление о том, чтобы меня зачислили в дом малютки, когда мне было 7 месяцев, – рассказывает Валентин. – Адрес хорошо запомнил. А когда ехал в Харьков на соревнования, решил во что бы то ни стало зайти.

Но Валентина ждало разочарование. Соседи пояснили парню, что квартира давно продана, а Ирина Медведева вместе с дочерью давным–давно отсюда уехали, и о них больше никто не слышал. Но Валик и на этот раз проявил упрямство. Он обратился к журналистам программы «Один за всех» (СТБ) – и они нашли его родственников.

– Когда мне позвонили журналисты и спросили – не знаю ли я такого Валентина Медведева, у меня аж колени подкосились, – не скрывает эмоций Александра Медведева, сестра Валентина.

Женщина знала, что мама отдала братика в интернат, где он умер. Известие о том, что брат жив и ищет ее шокировало.

– Наша мать умерла шесть лет назад, – рассказывает Александра Медведева. – Я до сих пор не могу понять, как можно было оставить Валика в детдоме и не поинтересоваться его смертью. Если б тогда мама и отчим потрудились узнать, как умер Валик, где его могила, возможно, его жизнь сложилась бы по–другому….

– Я до сих пор чувствую свою вину перед сыном, – говорит отец Сергей Переродов. – Как я мог поверить Ирине, что он умер, ума не приложу. А ведь мог бы настоять на своем, поехать, заплатить кому нужно и узнать – как умер сын и умер ли он действительно, попросить, чтобы мне показали его могилу. Но на тот момент я был очень занят – постоянные поездки на заработки, проблемы с жильем…  Сейчас вот думаю – мы столько лет потеряли. А могли бы ходить на рыбалку вместе, в кино и кафе. Да вообще много чем могли бы заниматься как отец с сыном. Придется наверстывать упущенное. 

Сам Валентин рад, что его жизнь сложилась именно так.

– Теперь мне есть для кого побеждать, – уверен он. – Моя детская мечта исполнилась – теперь у меня есть папа, сестра, тетя, племянница, зять, два брата по папе.  И я точно знаю, что ни при каких обстоятельствах и никогда не стоит сдаваться, нужно идти только вперед, к своей цели.

Елена Гордеева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ