Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Больше, чем помощник. Как и где готовят собак-поводырей

"Палатка", – командует молодому лабрадору Тере Андрей, приехавший в подмосковный Железнодорожный с одной целью – обрести друга и надежного помощника. Собака послушно направляется по заранее изученному маршруту, обводя своего нового хозяина вокруг препятствий, останавливаясь перед малейшими неровностями дороги и слушая любые его команды. "Апорт", – говорит Тере Андрей, и она моментально поднимает упавшую трость. 

Их тренер Кира рассказывает, что такое взаимопонимание редко можно встретить: обычно перед тем, как собака начинает беспрекословно слушаться нового хозяина, проходит какое-то время, а тут контакт возник почти сразу.

Здесь, в Железнодорожном (ныне – территория Балашихи), находится один из двух официально действующих в России центров подготовки собак-поводырей. Сначала он существовал как объединение волонтеров, а в 2003 году был зарегистрирован как некоммерческая организация. Собак незрячим здесь выдают бесплатно.

Корреспондент M24.ru побывала в этом центре и узнала, какие команды должна знать собака-поводырь, легко ли ей запоминать новые маршруты, можно ли посторонним ее гладить и как инвалиду получить такую собаку.

a2345f894f2a322495b36292ece5c2c5.jpg

f0cf5c6f5176c54e19fbd5a01872a6aa.jpg

25e67432fec6f2e08fcc9a3f3c011934.jpg

ca8733f5df2dcf5116a874f45985b4ad.jpg

188f35b6214e25e7087f7a086995708f.jpg

Для того чтобы получить собаку-поводыря в центре "Собаки – помощники инвалидов", незрячему человеку нужно предоставить документ об инвалидности и встать в очередь. Ждать придется около года. Когда очередь подходит, инвалид должен приехать в Железнодорожный и пройти двухнедельный курс подготовки, ему подбирают пару, после чего заключается договор передачи собаки на благотворительной основе. 

05fb5552778fbbe11e8d186b13f8db7b.jpg

Заместитель директора учебно-кинологического центра "Собаки – помощники инвалидов" Анна Сухова

– Как у ваших собак обычно проходит день?

– Собаки живут в отапливаемых помещениях по двое или по одному. В шесть утра приходит дежурный, все пошли на выгул, потом завтрак. В 10–11 часов приезжают тренеры. На каждого тренера обычно приходится две-три собаки. Со всеми собаками занимаются по несколько часов в день. Они ходят по уличному маршруту до каких-то конечных точек, обучаются в зале командам послушания. Потом дневной выгул, послеобеденный сон и вечерний выгул. Раз в неделю приходит ветеринар, проводит осмотр. В общем, скучать не приходится. 

– Сколько в вашем центре живет собак?

– Стабильно 13–14 собак. Но здесь живут только взрослые собаки, которые могут учиться. А щенки воспитываются в приемных семьях. Действует волонтерская программа: любой желающий может вырастить щенка, который будет собакой-поводырем. Это довольно популярная программа за рубежом. Большинство школ пришли к выводу, что щенков лучше выращивать не в вольерах, а дома, чтобы щенок был социализированный, привыкал жить в квартире и гулять на поводке. 

– Вы выдвигаете какие-то определенные требования перед волонтерскими семьями, которые воспитывают щенков?

– Большинство требований связано с тем, что у людей должно быть время на щенка. Если человек восемь часов в день работает, а щенок сидит один дома, понятно, что ничему особо хорошему он не научится. То есть в дневное время кто-то должен быть дома и контролировать щенка, выгуливать его и кормить три-четыре раза в день. Также щенку нужно уделять достаточно внимания, чтобы он социализировался, не был диким.

– А дрессировать его должны?

– Они должны, скорее, воспитывать. Раз в неделю к ним домой приезжает наш куратор-тренер, который забирает щенка на час, занимается с ним на улице, прививает ему базовые навыки, которые должна иметь любая домашняя собака. Когда щенку четыре-шесть месяцев, интенсивная дрессировка ему еще не нужна. Задача волонтеров – не дрессировать, а воспитывать, потому что дрессировать потом будет тренер.

– Тяжело, наверное, расставаться со щенком, которого ты растил...

– Да, нам всегда говорят: "Наверное, щеночек будет переживать", а он увидел лакомство у тренера и пошел за ним. Мы готовим лабрадоров, а они очень открытые, у них нет такой привязанности к одному человеку, как у немецких овчарок, например. 

– В каком возрасте собака переходит к вам в центр?

– В год мы перемещаем ее сюда. Здесь составляется пара "щенок – тренер", после чего начинается работа, которая состоит из общего курса дрессировки и специализированного курса собаки-поводыря. Последнее – это работа в шлейке, вождение по маршруту незрячего человека. 

Есть несколько учебных маршрутов по городу: до магазина, до аптеки, до железнодорожной станции. Сначала собаке показывают основные принципы, что она должна делать: останавливаться у препятствий, обходить то, что она может обойти, остановкой показать то, что преграждает дорогу, придерживаться левой стороны. Собака должна выдерживать направление от начальной до конечной точки, подводить к ориентирам, чтобы незрячий мог ее контролировать.

– Когда незрячий человек забирает себе собаку и оказывается в другом районе, как происходит освоение новых маршрутов?

– Когда незрячий приезжает к нам перед тем, как забрать собаку, он получает не только практические, но и теоретические знания. Ему рассказывают, как показать собаке новый маршрут и потом по нему перемещаться. Собаке же объясняется принцип работы: если на ней шлейка, то она находится в рабочем состоянии и должна доводить человека до конечной точки, обводить вокруг всех препятствий. 

После того как собаке показали, куда надо прийти и у каких ориентиров остановиться, она это запоминает и в следующий раз спокойно ведет человека.

– В центре в Купавне довольно жесткие требования: человек, получающий собаку, должен быть инвалидом первой группы и старше 18 лет. Как это происходит в вашем центре?

– Мы смотрим индивидуально. У человека, к примеру, может быть остаточное зрение, и, если мы чувствуем, что ему действительно нужна собака, что она ему поможет, хотя формально и не положена, тогда мы можем включить и его в лист ожидания. Что касается документов, то нужна справка об инвалидности, копия паспорта, заявление в свободной форме и заполненная анкета, в которой указываются пожелания насчет характера собаки, окраса, темпа вождения. 

45e187a6060ef650592cb589d2260641.jpg

3583d79892f5699cff5ce814ff2fe4a3.jpg

e1b6e1d537e3487536c995224299787e.jpg

e49f1ee39b0f578fefbc6c1ec666c466.jpg

b187d398b3b84cda25cfe9b68117f27c.jpg

79ddf6dd489060f0b352b953e8590da2.jpg

– То есть на учет нигде вставать не нужно?

– Если вы хотите получить собаку в центре в Купавне, вам нужно действовать через соцзащиту. Они требуют, чтобы собака-поводырь была вписана в индивидуальную программу реабилитации инвалида. К нам же можно обратиться напрямую. 

– С органами соцзащиты вы не работаете?

– Мы расходимся по финансовым вопросам. Соцзащита может закупать собак-поводырей для тех, кто к ним обратился, то есть это как госзакупка. Однако та сумма, которую предлагает соцзащита за собаку-поводыря, не покрывает и половины расходов.

– А сколько они предлагают?

– 100 тысяч за одну собаку. На самом деле затраты на собаку с учетом ее подготовки и содержания составляют 300 тысяч. А если поделить аренду помещения и зарплаты сотрудников на количество собак, это будет уже 800 тысяч. Нам это просто невыгодно. Мы отдаем собак бесплатно, и нам выгоднее сотрудничать с нашими спонсорами.

– Какие люди чаще всего к вам обращаются за собакой? В какой возрастной категории?

– Очень разные люди. Возраст – от 16 и до бесконечности. В позапрошлом году, например, у нас было много людей студенческого возраста. То есть активная молодежь, которой надо ходить в институт, на работу, к друзьям.

Человеку нужна возможность делать что-то самостоятельно. Собака-поводырь – это не только практическая помощь, но и психологическая составляющая. Человек понимает, что он может жить с другими наравне, быть как все. 

– Ваша основная аудитория – это Москва и Подмосковье или какие-то другие регионы? 

– Москва и Подмосковье – это как раз довольно небольшой процент. Почему-то особой популярностью наш центр пользуется у жителей Оренбурга и Карелии. В прошлом году были люди с Дальнего Востока. 

– Есть ли ограничения по возрасту для тех, кто берет собаку?

– Все зависит от личности. Стараемся работать с теми, кому уже есть 18 лет, но были обращения и пораньше. Мы всегда смотрим на физическое состояние. Бывает, что и в 20 лет люди еле ходят и им нужен час, чтобы пройти три метра. Понятно, что они физически не смогут справиться с собакой. 

Здесь тоже есть свои ограничения, потому что часто слепота вызвана другим диагнозом. Мы же о собаке тоже должны думать. Если она будет все время сидеть дома и гулять пять минут в день – это тоже не жизнь.

В среднем, собака-поводырь способна запомнить порядка 15 маршрутов

– А реально незрячему жить одному на пару с собакой?

– Да, такие случаи бывают. Но все-таки чаще к нам семейные люди обращаются. Обычно они более уверены в себе.

– Вам когда-нибудь возвращали собак?

– Бывает, но в нашем случае очень редко, потому что проделывается большая работа, чтобы оптимально составить пару. Один незрячий понял, что переоценил свои возможности и возможности собаки. Он честно ее вернул, мы ее реабилитировали, подготовили и передали другому человеку. 

Еще был трагический случай. Незрячий погиб, и его семья решила отдать нам обратно собаку. Мы им говорим: "Оставьте собаку, если вы к ней уже привыкли". Но они решили, что, раз это собака-поводырь и в ее обучение было вложено столько сил, она должна помогать кому-то другому. 

Если собака уже в возрасте и ее не могут по каким-то причинам оставить, мы ищем для нее обычную семью. Бывает, что человек не может больше за ней присматривать и с ней работать.

– До скольких лет собака-поводырь может работать?

– Наши собаки работают 13–14 лет. Если человек чувствует, что собаке тяжеловато, то он, как правило, все равно оставляет ее у себя. Часто в таких случаях люди приходят за второй собакой.

Благодаря доброжелательности и легкому характеру лабрадоры вытеснили другие породы в центрах подготовки собак-поводырей

– Работаете ли вы с незрячими, которые не умеют пользоваться тростью?

– Для Москвы и Подмосковья у нас есть курс из 10 занятий: тренер приезжает к незрячему домой и учит его пользоваться тростью, ориентироваться в пространстве.

Но потом все равно нужно приехать к нам в центр на две недели, пройти курс практических занятий и теоретических лекций по уходу, дрессировке, ветеринарному обслуживанию. Мы арендуем две комнаты в общежитии, к которому примыкает здание нашего центра, там живут незрячие во время обучения.

– Как обычно подбираются пары?

– Когда обучение собаки подходит к концу, становятся понятны ее физические данные: что она собой представляет, насколько быстро ходит, насколько она сильная и возбудимая. Параллельно мы изучаем анкеты нескольких человек, у которых подходит очередь, и подбираем оптимальный вариант. 

Бывает, что нужно подобрать собаку для человека с определенными физическими особенностями. Например, сейчас готовится собака для инвалида на правую руку.

0ffc8a4a2fadad2c7445b80488f9a46d.jpg

fe4a324c0c1c609d0bc7078553091dd1.jpg

69eed66dcda2609cae325c85769ac597.jpg

5d9bc88664e6be76c67d5e392fda9f85.jpg

2029db5be6e078461faff2c6a832ac11.jpg

92c4dfbba446a1732b8c63cc165979d8.jpg

0c07deca69ac84567203a29e66134830.jpg

– Есть статистика, кто больше пригоден для работы поводырем – кобели или суки?

– Все собаки стерилизуются. Надо учитывать, что множество людей совершенно не следят за своими собаками. В те далекие времена, когда передавали нестерилизованных собак, бывали случаи, когда к собаке-поводырю в процессе работы подбегала собака и начиналась либо драка, либо вязка.

– А вообще часто ли собаке-поводырю мешают работать?

– Да, возникает много проблем из-за непросвещенности людей. В Норвегии даже есть рекламный ролик с посылом "Не мешайте собаке-поводырю работать". Если вы видите собаку в шлейке, то не отвлекайте ее – она работает. 

У нас был очень показательный случай. Когда мы в первый раз участвовали в благотворительной ярмарке "Душевный базар" в Сокольниках, к нам подходили и спрашивали, что это за собака. Каких только предположений ни было: собака-спасатель, собака-медсестра… В этом году уже лучше. К нам подошла мама с ребенком и сказала: "Эта собака помогает людям, которые не видят". 

– Почему вы работаете именно с лабрадорами?

– Есть ряд очень значимых плюсов. Во-первых, размеры более компактные, чем у овчарок, шерсть, которая не требует специального ухода и стрижки, доброжелательность к окружающим и достаточно легкий характер, в том числе в плане привыкания к незнакомому человеку. То есть редко лабрадор – собака одного хозяина.

Помимо лабрадоров мы готовим золотистых ретриверов, но это родственные породы. До того как в Россию завезли лабрадоров, в Купавне готовили овчарок – немецких и восточноевропейских, эрдельтерьеров и колли. С точки зрения ухода за шерстью и некоторых особенностей психики колли и эрдельтерьеры менее предпочтительны. 

Что касается немецких овчарок, то мало собак этой породы сейчас пригодны для работы с незрячими. Немецкая овчарка стала больше шоу-собакой и спортивной собакой. И, соответственно, другие качества стали выводиться на первое место.

– Кто спонсирует центр?

– Большая часть средств – это пожертвования от крупных компаний и грантодающих организаций. Первым нашим спонсором был фонд "Дорога вместе", который дает гранты перспективным проектам. Аренду нам спонсирует крупная косметическая компания. 

Также нам уже несколько лет приходят субсидии от Минтруда в размере пяти миллионов рублей в год. Но вы сами понимаете, что сегодня субсидия есть, а завтра ее нет. К сожалению, мы пока очень мало получаем частных пожертвований, хотя стараемся над этим работать, как-то рекламироваться, выходить на более высокий уровень. 

Многие люди хотят кому-то помочь, но не знают как. Обычно выбор падает на фонд помощи детям, то есть то, что на слуху. Центр подготовки собак-поводырей до сих пор не всем понятная вещь.

– А производители кормов вам как-то помогают?

– Здесь нам очень повезло. Компания, которая производит корма, дает их нам бесплатно. То же самое с дрессировочными лакомствами для собак – раз в два месяца производитель присылает нам бесплатную партию, другую партию мы покупаем у него со скидкой. Также с большой скидкой покупаем лекарства. 

99393410a713afdd5049df2e65bbda85.jpg

b3539b2342d8d8efb63c23398f702729.jpg

48aae0d36f853d32ef79f548d65c3d3f.jpg

e3278e47c39cb0425c9bc26394848396.jpg

d57c85fa272dac5ebfc618b6f50b504a.jpg

88546628ab48cd4c1d14bb1d409322b4.jpg

74a3a6985b07292c15ebe7824e0fc4cb.jpg

d6be64217ed37cfded67b60b92bee254.jpg

– Вы позволяете собакам играть друг с другом?

– Собак выводят на прогулку по несколько сразу, и на выгуле они могут побеситься. Кроме того, перед дрессировщиком стоит задача в процессе занятий снять напряжение с собаки, дать ей немного отдохнуть. Игрушек у нас много, с ними нам тоже помогают.

– К центру в Купавне вы имеете отношение?

– Школа в Купавне принадлежит Всероссийскому обществу слепых. У нас очень многие тренеры там работали долгое время. Все, кто организовал этот центр, имеют большой опыт работы в Купавне.

– Сколько у вас работает сотрудников?

– Где-то 15 человек. Помимо тренеров, которые занимаются подготовкой собак, у нас есть четыре сотрудника, которые посменно ухаживают за собаками, тренер-методист, занимающийся подбором щенков. Также есть куратор, который ездит по волонтерским семьям, где живут щенки, и специалист, работающий непосредственно со слепыми. Этот специалист ведет очередь и подбирает пары "собака – незрячий человек".

– Как вы отбираете щенков для работы? Как можно определить их пригодность?

– Есть большой международный опыт, разработана система тестов. Мы стараемся брать щенков в возрасте от трех месяцев. Смотрим не только на генетику, но и на то, как они адаптируются к окружающей среде.

В частности, проверяем на агрессию и на боязнь. К примеру, я подхожу к человеку, который держит этого щенка на поводке. Я незнакомый человек, я ничего плохого ему не делала. Он может спрятаться за хозяином, может тявкнуть, может устремиться ко мне с лаем: "Ты что сюда пришла? Это мой хозяин". А может обрадоваться. 

– Лучше всего, когда радуется?

– Для нас самая желательная реакция – когда щенок радуется, но без перехлеста в сторону излишней экзальтации. То есть порадовался – успокоился. Такая легкая переключаемость с возбуждения на спокойствие должна быть, потому что этого требует работа поводыря. 

Еще нам очень важно проверить собаку на боязнь громких звуков, потому что работать она будет в городе, где много шума. Проверяется щенок на выстрел стартового пистолета – это довольно громкий звук. Главное, чтобы для собаки это не было стрессом и чтобы она не перестала работать, услышав, например, как хлопнула дверь машины.

"У незрячих очень хорошо развита коммуникация, и, если у кого-то собака что-то вытворила, об этом моментально узнают все остальные"

– Вы берете собак у конкретных заводчиков?

– У нас есть заводчики, с которыми мы сотрудничаем. Но дело в том, что мы неудобные люди для сотрудничества, придирчивые, вредные. Мы не можем дать заводчику гарантию, что найдем хотя бы одного подходящего для работы щенка из помета. 

– А скидки вам заводчики дают?

– Заводчики сотрудничают с нами на более лояльных условиях, некоторые из них дают скидки. Были случаи, когда нам бесплатно давали второго щенка. Заводчики понимают, что собака будет в надежных руках. 

При передаче собаки незрячему человеку тренер, за которым она была закреплена, перестает проявлять к ней ласку. Объясняется это тем, что собака должна привязаться к своему новому хозяину и получать любовь уже только от него. 

Общение собаки-поводыря с членами семьи незрячего также должно быть ограничено, чтобы собака четко понимала, кто ее хозяин. В частности, это касается кормления и прогулок: члены семьи могут кормить собаку и гулять с ней только в экстренных случаях, в остальное время эти обязанности должен выполнять хозяин.

– Как так получилось, что на всю Россию только два центра подготовки собак-поводырей?

– Организация такого центра требует финансовой устойчивости и профессионализма. У незрячих очень хорошо развита коммуникация, и, если у кого-то собака что-то вытворила, об этом моментально узнают все остальные. Тогда репутация на всю жизнь испорчена, никто собаку у тебя брать не будет. 

Попытки организовать что-то подобное делают кинологи, причем редко профессионалы, а обычно кинологи-любители. Они думают: "Сейчас найдем дворняжку, сделаем из нее поводыря". Кроме того, когда кинологи с самыми хорошими побуждениями пытаются что-то организовать, они упускают из виду, что нужно еще проводить работу с незрячими. Учить их правильно ориентироваться, взаимодействовать с такой собакой.

– А можно сделать из дворняжки собаку-поводыря?

– Это крайне нежелательно. Работать сможет одна из ста. Мы из лабрадоров-то выбираем одного из десяти, а здесь речь идет о собаке, у которой неизвестно какие родители, какие травмы были… 

В этом случае совершенно невозможно предсказать. Здесь мы щенка ведем с самого детства. И то он может оказаться непригодным, когда уже почти подготовлен.

– Часто такое бывает? И что делают в этих случаях с собакой?

– Бывает. Не в каждом месяце, конечно, но случается, это же живые существа. Они меняются так же, как и люди. Если собака оказывается непригодной, мы ее устраиваем в обычную семью.

– А бывает, что собака, которую отдали незрячему, отказывается работать?

– У одной женщины спустя несколько лет собака начала халтурить. Скорее всего, хозяйка упускала какие-то моменты, собака взяла и расслабилась. Мы с этой женщиной договорились, она к нам приехала на неделю и прошла дополнительный обучающий курс. 

– Есть ли какие-то дотации на содержание собаки-поводыря?

– Да, для получения такой дотации в индивидуальную программу реабилитации инвалида должно быть вписано, что ему полагается собака-поводырь. Оформить дотацию можно через соцзащиту. Ее размер составляет 20 тысяч рублей в год. 

– Немного.

– Да, учитывая, что мешок хорошего корма на месяц стоит пять тысяч рублей… Но никто еще не отказывался от дотации, потому что незрячие – это часто люди с небольшим достатком.

– А с кем проще работать – с теми, кто давно потерял зрение, или с теми, кто еще недавно мог видеть?

– Все очень индивидуально, хотя, мне кажется, проще все-таки с теми, кто давно потерял зрение, потому что они не цепляются за то, что еще помнят. Собака ориентирована на человека, который совсем не видит, она берет на себя инициативу. А человек, у которого еще сохраняется остаточное зрение или который недавно стал незрячим, пытается проявлять больше самостоятельности, и часто это идет вразрез с действиями собаки. 

Действия собаки должны постоянно подкрепляться: здесь она останавливается, здесь обводит, а если человек сам видит препятствие или помнит, что оно здесь есть, и не дает собаке вовремя остановиться, она думает: "Так, ему это не надо, тогда я не буду в следующий раз это делать". И постепенно у нее стираются какие-то навыки. Это может навредить изначальной дрессировке. 

Часто при обучении здесь на таких людей надевают светонепроницаемые очки, чтобы дать собаке возможность работать в полную силу.

– Бывали случаи, когда незрячий приезжал к вам за собакой и в итоге уезжал ни с чем?

– У нас был только один такой случай. К нам приехал человек с особенностями психики, его было очень сложно обучать. Мы поняли, что он не сможет справиться с собакой, и сказали, что не передадим ее. Он, конечно, расстроился. Но мы не могли передать собаку человеку, с которым у нее не получится сработаться. 

– Сколько собак вы, в среднем, передаете в год?

– В прошлом году мы передали 17 собак. Это, конечно, крохи по сравнению с тем, сколько незрячих в России. У школы в Купавне был план – 60 собак в год. 

Но мы гордимся тем, что у нас индивидуальный подход. Мы больше думаем над тем, как правильно подобрать собаку, как взаимодействовать с незрячими. Мы были бы рады увеличить масштабы, но не до бесконечности. В какой-то момент потерялся бы индивидуальный подход. Все равно должно оставаться ощущение семейности.

Очень, конечно, хотелось бы иметь свое здание. Мы начали арендовать помещение около двух лет назад, до этого работали по домам. Собаки в процессе обучения жили у волонтеров, как и щенки. Это было намного сложнее. Сейчас мы арендуем помещение, но все равно нет уверенности в том, что мы в это вложимся и это у нас потом останется. 

– Ваш центр также занимается канистерапией. Расскажите, что это за метод лечения?

– Канистерапия – это программа, посвященная лечению и реабилитации детей с особенностями развития. У нас есть группа собак – семь золотистых ретриверов, обученных в нашем центре по специальной программе. Эти собаки совместно с педагогами-дефектологами и психологами выполняют определенные упражнения, которые способствуют развитию детей. Мы используем золотистых ретриверов, потому что они более мягкие, плавные.

Бесплатные реабилитационные занятия проходят три раза в неделю в Москве на разных базах – в школах, реабилитационных центрах. К нам приходят дети с ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна, задержкой речевого развития – очень разными диагнозами. Первичную консультацию проводит врач-психоневролог, который помогает составить программу занятий для каждого ребенка.

Дети ходят на занятия не по одному году. Их родители видят, что они становятся контактнее, коммуникабельнее, начинают вставать, разговаривать.

Узнать о том, как можно поддержать центр "Собаки – помощники инвалидов" можно здесь. 

Анна Чернова, тренер-методист центра "Собаки – помощники инвалидов":

"Мы стали готовить собак за свой счет"

В конце 90-х годов в центре подготовки собак-поводырей в Купавне были большие трудности с зарплатой, иногда до такой степени, что было не на что жить. В 1998 году штат очень сильно сократили. И так получилось, что ушли те люди, которые могли зарабатывать на чем-то другом, в основном на частных дрессировках. 

Когда мы ушли, а работали мы в Купавне достаточно долго, к нам стали обращаться незрячие, которые когда-то брали у нас собак. Отказать им было невозможно, потому что эта собака человеку необходима. И мы стали готовить собак за свой счет, сначала совсем понемногу, одна-две собаки в год. Передавали их точно так же бесплатно. А потом наш директор смогла найти спонсоров и организовать полноценный центр.

Команда "фу"

С командой "фу" нужно обращаться очень аккуратно. "Фу" – это абсолютное табу. По словам тренеров, эта команда может "поломаться", если собака хотя бы раз ее проигнорирует.

Можно ли перевозить собаку-поводыря в транспорте?

В паспорте собаки-поводыря есть выписки из законодательства, где сказано, что эта собака может бесплатно сопровождать своего хозяина в различных видах транспорта, если она в соответствующей амуниции. 

Впрочем, как рассказали в центре "Собаки – помощники-инвалидов", бывает, что незрячих не пускают с собакой в поезда и автобусы, авиакомпании предъявляют им свои требования. Часто проблемы возникают из-за отсутствия информации у того или иного работника транспорта. Кроме того, остается много пробелов на законодательном уровне. 

В метро сейчас свои требования: в подземку пускают только тех собак-поводырей, которые прошли обучение на базе метрополитена.

Центр подготовки собак-поводырей в Купавне

Еще одна школа подготовки собак-проводников расположена в Купавне (микрорайон Балашихи, ранее – в составе Железнодорожного). Она принадлежит Всероссийскому обществу слепых и существует 55 лет. Собаку здесь могут получать только инвалиды по зрению I группы старше 18 лет. 

Чтобы получить собаку в этой школе, нужно пройти немало бюрократических процедур. Во-первых, собака-проводник должна быть вписана как техническое средство реабилитации в индивидуальную программу реабилитации инвалида, которая выдается государственными учреждениями медико-социальной экспертизы.

Затем инвалид должен подать заявление в территориальный орган Фонда социального страхования по месту жительства и заполнить там анкету. После этого его ставят в очередь на получение собаки-проводника.

Волчак и американская акита

У большинства работников центра есть домашние питомцы, которых не только дрессируют по всем правилам, но и берут с собой на работу. Например, в одной из клеток "для сотрудников" сидит редкий чехословацкий волчак – помесь волка и овчарки. 

Тренер Кира Зверева привозит на работу огромную американскую акиту и миниатюрного метиса чихуахуа и шпица. Чтобы добраться до работы, она впрягает акиту в самокат, сажает маленькую собаку в рюкзак, и в составе такого экипажа без пробок доезжает до офиса.

Как дресируют собак-поводырей

Общий курс дрессировки включает команды "ко мне", "рядом", "сидеть", "стоять", "лежать", "фу", "апорт", "место". 

В рамках спецкурса собак-поводырей обучают командам "вперед", "влево", "вправо", "левее", "правее", "обойди", а также "ай"/"эй"/"нет" (обозначение нежелательного действия).

Еще незрячий может скомандовать собаке-поводырю "выгул". Тогда пес будет искать газон, на котором он сможет спокойно погулять и сделать все свои дела.

Кира Зверева, тренер-дрессировщик центра "Собаки – помощники инвалидов":

"Если видишь собаку-поводыря - отойти в сторону"

Хозяину не разрешается играть с собакой-поводырем так, как с обычной собакой, потому что у нее есть набор функций, которые должны быть статичны, их нельзя менять. Если собаке говорят "апорт", то она обязана исполнить эту команду. Когда с собакой играют на апортировку, то есть подношение предметов, команда "апорт" ломается. Поэтому мы запрещаем играть с собакой-поводырем на подношение палочек и других игрушек.

Чужие люди не должны гладить собаку-поводыря. На улице нельзя к ней подходить, трогать ее. Если видишь собаку-поводыря – отойди в сторону, не мешай ей работать. 

В моей практике был случай, когда незнакомая женщина подошла к собаке-поводырю и молча начала ее куда-то тянуть за ошейник. Также многие люди стараются помочь без спроса. Если вы хотите помочь незрячему человеку, первым делом спросите у него, нужна ли помощь.

Андрей Филаретов, инвалид по зрению первой группы:

"Я сразу понял - это моя собака"

Я частично потерял зрение еще в детстве, когда мне было семь лет. До прошлого года у меня была вторая группа инвалидности, но зрение продолжает падать, поэтому в итоге мне дали первую группу. Собаку-поводыря в индивидуальный план реабилитации мне вписали не сразу: я потратил полгода, чтобы этого добиться. 

Моя знакомая проходила подготовку и получала собаку в этом центре. Я нашел их сайт, позвонил, и меня приехали анкетировать. Через год раздался звонок из центра – сказали, что меня ждет палевый лабрадор Тера. Мы с женой приехали и влюбились в нее с первого взгляда. 

Я сразу понял – это моя собака. Наш тренер Кира говорит, что в ее практике такое впервые – настолько быстро мы с Терой стали понимать друг друга.

При передаче собаки-поводыря незрячему бесплатно выдают:

  • специальную шлейку с жесткой ручкой-дугой;
  • трость (если требуется);
  • 10-метровый поводок для выгула собаки;
  • короткий поводок для работы;
  • намордник;
  • миски;
  • игрушки.

В договоре передачи собаки на благотворительной основе прописываются требования по уходу за собакой, которые должен выполнять незрячий. Также в рамках курса обучения даются рекомендации по кормлению собаки, использованию дрессировочных лакомств.

Дарья Вениславичева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ