Архив:

Александра Кутас преподает английский, психологию и мечтает жить без барьеров

Александра Кутас называет себя счастливым человеком, и в этом ее утверждении не чувствуется ни вызова, ни спора с судьбой. Просто констатация своего состояния. И в это веришь, хотя Саша с рождения прикована к инвалидному креслу.

Ее навсегда стреножила ошибка, допущенная кем-то в белом халате 21 год назад в одном из днепропетровских роддомов. Потому с осознанием мира пришло и понимание собственной непохожести на других детей — понимание, уж точно не вызвавшее ни озлобления, ни отчуждения. Светлые люди не ведают этих чувств.

Непохожесть, впрочем, всячески нивелировалась благодаря любящим маме и папе, бабушкам и дедушкам. Саша не ходила в детский сад, однако это не значило, что она была лишена общения со сверстниками. Каждый день дедушка выносил Сашу во двор, где гуляли ребятишки, и они принимали ее в свои игры естественно и просто. Когда сам не обращаешь внимания на свою особенность, то и другие забывают о ней.

— Дети непосредственны, что у них на уме, то и на языке, потому они порой жестоки. Никто никогда не обидел недобрым словом? — спросила я Сашу.

— Никто и никогда, — ответила она.

Стремление любящих Сашу людей открыть ей мир без барьеров и каких-либо ограничений, не могущих быть оправданными ее состоянием, определил и выбор школы — обычной, предназначенной для здоровых детей. Эту школу, №19, окончила Сашина мама, которая и решила, что свойственная этому учебному заведению интеллигентная доброжелательность поможет дочери справиться с неготовностью самого здания принимать людей с ограниченными возможностями.

И сегодня, когда об инклюзивном образовании так много говорится в нашем обществе, редкие школа и детсад приспособлены для детей на колясках. Тогда же, когда Саша пошла в первый класс, эта проблема даже не обсуждалась. Понятно, что к школе не вел пандус, и внутри она не была оборудована подъемником. Сашин класс располагался на 2-м этаже, куда поднимал ее кто-то из членов семьи, чаще всего — дедушка.

Когда близилась к завершению учеба в начальной школе, обозначилась новая и, казалось бы, почти неразрешимая проблема — кабинетная система средней школы. Ведь кабинеты — физики, химии и так далее — располагались на разных этажах. Однако проблему решила мамина учительница Наталья Ивановна. Сашиному классу было разрешено обосноваться в одном кабинете на 1-м этаже, куда и приходили все учителя. Школу она закончила с золотой медалью. На выпускном Александра была в красном платье, купленном для нее друзьями семьи в Америке и очень ей идущем. Она тоже танцевала, как ее одноклассники, и так же была уверена, что способна воплощать мечты в жизнь.

У них и у нас

Еще учась в школе, Саша увлеклась журналистикой и поступила в студию телевидения и прессы. Она училась брать интервью у разных творческих людей, вести программы, ездила на фестивали. Когда студия выиграла конкурс ЮНИСЕФ и юных журналистов пригласили в Нью-Йорк, родители даже и не сомневались, отпускать или нет дочь в Америку. Страна за океаном поразила Сашу, в том числе безбарьерностью по отношению к своим немобильным гражданам. Она видела людей в инвалидных креслах на улицах, в парках, в магазинах, в общественном транспорте, и им не требовалась посторонняя помощь, чтобы передвигаться. Таких людей словно бы не было в ее родном Днепропетровске, улицы и дома которого являлись баррикадами для тех, кто не мог ходить. Вот и ее выносили из дома на руках, потому что даже несколько ведущих к подъезду ступенек оказывались непреодолимым препятствием. И, возможно, именно там, в Америке, Саша отчетливо поняла, как это неправильно со стороны ее Родины — делать вид, что таких, как она, не существует.

Тогда же Саша увлеклась психологией. Ей казалось, что эта наука может объяснить едва ли не все в человеческих отношениях, которые были ей очень интересны. Детское увлечение переросло в глубокую привязанность, и по окончании школы Саша поступила на психологический факультет ДНУ имени Олеся Гончара.

Аудитория, где она училась, располагалась на 4-м этаже. Нужно ли говорить, что университетский корпус не был оборудован ни пандусом, ни подъемником, как не имеет таковых и поныне?

— Мне помогали одногруппники, — говорит Александра. — Все это было непросто. Ни в коей мере не хочу считать себя исключительной, однако думаю, что студентов в инвалидных колясках в ДНУ с его неготовностью принимать немобильных людей были единицы.

А когда Александра получила диплом психолога, как раз начались боевые действия на востоке страны, и в Днепропетровск начали прибывать раненые.

— Я подумала, что могла бы оказаться полезной им. И почти три месяца волонтерила в Днепропетровском военном госпитале. Я не скрывала, что психолог, однако и не лезла в душу. Было трогательно наблюдать, как некоторые с трудом передвигавшиеся раненые начинали сами заботиться обо мне. Например, закрывали форточку, чтобы меня не продуло сквозняком. Многие и сейчас звонят мне, поздравляют с праздниками. То был бесценный опыт, — вспоминает Александра.

Она продолжает нарабатывать его благодаря психологической практике — помогает людям понять себя и друг друга, выдержать нынешнее непростое время. Саше интересно и преподавать. Она давала уроки психологии в студии телевидения и прессы, а сейчас обучает английскому учеников. Саша выучила язык еще в школе и во время поездки в Нью-Йорк служила переводчиком.

— Другие ребята тоже знали английский, но я немножко лучше, — говорит она.

Вообще же вызывает восхищение Сашина энергия и разносторонность интересов. Она увлекается джазом, брала уроки вокала. Не так давно помогла организовать выставку в Днепропетровске своему другу испанскому фотографу, посвященную событиям на востоке Украины. Саше, однако, не удалось побывать на ней. В это время она была на неделе Украинской моды в Киеве, где получила предложение поучаствовать в фотосессии в качестве модели. Предложение заинтересовало ее, тем более что опыт такой работы уже имелся.

Как-то в Днепропетровске к Александре подошла девушка-фотохудожник. «Вы очень красивы», — сказала она и предложила поучаствовать в фотосессии. И сам процесс, и его результаты понравились Саше. То было настоящее творчество, позволяющее перевоплотиться, выразить свои эмоции. А ведь такое творчество, позволяющее реализоваться людям с ограниченными возможностями, развито в цивилизованных странах. Саша говорит, что на подиумах Европы и Америки можно увидеть людей с ампутациями, на инвалидных колясках. Многие агентства специализируются на показах, где моделями выступают люди с инвалидностью. В Украине же это направление только начинает развиваться. Как-то Саша послала свой портфолио миланскому агентству, и ее пригласили на показ. Но съездить не удалось.

И все же в Милане Саша таки побывала — благодаря коучсерфингу — направлению туризма, когда тебе оказывают гостеприимство люди, с которыми списался в Интернете. Милан, по ее словам, оказался не самым безбарьерным городом в Европе, однако и он может дать огромную фору в этом отношении и Днепропетровску, и другим городам Украины.

Цена вопроса — человеческая свобода

Беседуя с Сашей, я спросила ее, какие эмоции вызывает у нее невозможность для людей с ограниченными возможностями быть свободными в родной стране — гнев, горечь, безнадежность? И повлияли ли на эти эмоции впечатления, полученные в Америке и Европе?

— Долгое время я относилась к этим барьерам как к явлениям, на которые невозможно повлиять. То есть как к данности, с которой нет смысла бороться. И только совсем недавно я поняла, что, оказывается, мы можем повлиять на ситуацию. И это наполнило жизнь новым смыслом, — ответила Саша.

Возможность повлиять на ситуацию — это проект команды молодых людей из «Школы проектного менеджмента», созданной в областном совете.

— Звезды сошлись так, что именно наша группа получила заказ на социальный проект. У меня уже была идея, которую я предложила ребятам, — сооружение съездов между тротуарами и проезжей частью в центре Днепропетровска, где сосредоточены значимые объекты инфраструктуры. Это помогло бы устранить барьеры (а им, уж поверьте мне, является и бордюр высотой 5 сантиметров) на пути шести тысяч людей в инвалидных креслах, которые живут в Днепропетровске, а также пенсионерам, мамам с колясками — в общем, почти 180 тысяч людей, — считает Александра.

Обойдя огромную территорию в центре Днепропетровска, Саша и ее единомышленники обозначили места для сооружения 280 съездов, позволивших свободно передвигаться людям в инвалидных креслах — хотя бы в части Днепропетровска. И сделали необходимые расчеты. Стоимость проекта составила 83 тысячи евро. Но, по мнению его авторов, вопрос стоит этой цены. Заплатил же два года назад Днепропетровск 19 тысяч евро только лишь за фейерверк в свою честь по случаю дня рождения.

— Мы очень надеемся, что проект будет реализован. И тогда все мы скажем себе: ради этого стоило жить, — сказала мне Александра, пытающаяся жить без барьеров, и теперь помогающая это делать другим.

19a6aba7bf7bcaa620a7741d2e1e0095.jpg

84e2e365f3f2edcb6b9dd349d7ed6db3.jpg

1277e1a300a725c6dc6900fd07d13117.jpg

3a1b0038bbc60eb04871563f4fd04612.jpg

79b2ec84ff800d8f85dcb1c8004dcef8.jpg

bfa3be27dc7c9ff7e452c3180f605bcf.jpg

Ольга Гречишкина

Источник: Gorod.dp.ua

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ