Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Пять мифов о коррекционной школе

Почему-то при словах «коррекционная школа» люди представляют себе этакое дно образования. Год из года школа восьмого вида города Кунгура все больше и больше обрастает мифами и страшилками. «Искра» узнала, соответствует ли хотя бы часть этих мифов действительности. 

Коррекционная школа - это не клеймо позора, это место, где ребенку действительно желают добра. 

Миф первый: в коррекционной школе учатся отъявленные хулиганы из неблагополучных семей.

Первое, что я вижу в здании кунгурской школы восьмого вида, это обычные дети, которые, увидев меня, здороваются и широко улыбаются в ответ на мою улыбку. Поднимаясь по лестнице, я вижу стены, увешанные грамотами, стенд уставленный кубками и наградами за спортивные достижения, и заполненную доску почета. Школа как школа. Разница лишь в том, что учащиеся здесь дети нуждаются в понимании и помощи специалистов.

- Бытует мнение, что у нас учатся дети из асоциальных семей. На деле же это не так – таких учеников у нас лишь четверть. Большинство родителей следят за успехами, некоторые даже присутствуют на занятиях вместе с детьми, – говорит директор школы Ольга Кошкина – Они искренне интересуются успехами своих любимых детей, пусть это даже умение считать до ста.

Миф второй: чтобы попасть в коррекционную школу, достаточно плохо учиться и баловаться на уроках.

Помню, меня саму в детстве родители пугали коррекцией за непонимание азов математики. Тем не менее, школу я закончила, а математика для меня загадка и сейчас.

Кунгурская коррекционная школа восьмого вида обучает детей с интеллектуальной недостаточностью, для которых нужна особая программа. С 2000 года она обучает и  детей категории «Особый ребенок», имевших раньше статус необучаемых.

Принимают в школу восьмого вида только через психолого-медицинско-психологическую комиссию (ПМПК), с заключением специалистов и заявлением от родителей. К сожалению, получив такое заключение, многие родители впадают в ужас и всеми силами стараются избежать такого обучения. Их ребенок по несколько лет пытается осилить программу одного класса, стараясь выучить то, что он никогда не поймет. Но родители упорствуют, и школьнику становится все сложнее адаптироваться в обществе. Только после того, как ребенка в очередной раз отказываются перевести в следующий класс, они соглашаются на поступление в коррекционную школу. Каждый год бывает до двадцати таких семей.

Как говорит Ольга Владимировна, после начала обучения ребенку устанавливается диагностический период (для детей восьмого вида он длится одну четверть, а для категории «Особый ребенок» полгода). Если педагоги видят, что школьник отлично усваивает программу, то направляют ребенка на ПМПК для уточнения программы, и если подтверждается, что он может учиться в классах седьмого вида, то его туда переводят. В нашем городе такие классы для детей с задержкой психического развития, сформированны в школах № 2, 13 и 18. Со временем они должны помочь ребенку догнать сверстников.

Миф третий: после окончания школы ребенок получает справку, и не может получить профессию.

- Никакой справки нет, в конце обучения ученик получает свидетельство об окончании школы, внешне ничем не отличающееся от обычного аттестата. Разница в приписке «Школа восьмого вида». Это означает, что в программе не было таких предметов как химия, физика, вместо литературы  - чтение, вместо алгебры и геометрии - математика. За 9 лет по основным предметам дети проходят то, что в обычной школе проходят за 4-5 лет, - возмущается Ольга Владимировна.

Детей с таким документом принимают в Кунгурский центр образования № 1 (бывший ККПТУиД) и кунгурский сельскохозяйственный колледж. Однако ребенок не сможет получить профессии, в которых присутствует фактор риска (например, электрик, рабочий и другие). С 2014 года срок профессионального обучения по просьбе администрации школы увеличен министерством образования Пермского края до двух лет. Это сделано для того, чтобы дети могли получить не только теоретические, но и практические знания. К тому же, так у детей больше шансов социализироваться в обществе.

В школе много часов отдано урокам труда: в пятом классе - 6 часов, а к девятому доходит до 14 часов в неделю. К концу обучения многие девочки шьют, как профессиональные швеи, а мальчики могут сделать почти все - от табурета с резьбой на ножках до ремонта обуви. Благодаря этому дети, которые не смогут найти себя в профессиях, вполне могут обеспечить себя своими руками.

Миф четвертый: в школу никто не идет работать, поэтому нет должного контроля над детьми.

Да, есть и такой миф. Мол, работать тут могут только закаленные жизнью люди. Но нет, в школе работает 45 педагогов, и из них 25% имеют высшее дефектологическое образование. Каждый из них убежден, что для ребёнка лучше ежедневно совершать небольшие победы и открытия, пусть медленно, но продвигаться по пути познания и развития, чем просидеть 9 лет в массовой школе, ежедневно убеждаясь, что он не способен освоить то, что осваивают его одноклассники. Несмотря на то, что школа переполнена (сейчас в ней 211 учеников, 15 из которых на домашнем обучении), и растет количество детей категории «Особый ребенок», учителя уделяют внимание каждому ученику. Большое внимание уделяется детям не только с интеллектуальной, но и с физической инвалидностью – здесь задачей школы становится обеспечить им все условия для нормального обучения. Например, для учеников, у которых есть проблемы со зрением, нарисованы яркие пометки на дверях и выделены начало и конец лестниц.

Еще во всех классах, кроме девятых, работают группы продленного дня, где ребята под руководством воспитателей занимаются, учат уроки, гуляют.

Миф пятый: дети просто сидят в стенах школы, нигде не участвуют, ничего не умеют.

- Неправда. Наши дети участвуют во многих творческих конкурсах, фестивалях, соревнованиях, и мы видим в этом нашу главную цель. Спортсмены школы под руководством учителя физкультуры Анатолия Балашова участвуют во всероссийских соревнованиях для детей с ограниченными возможностями здоровья, и всегда занимают призовые места. Уже 2 раза наши ребята ездили на состязания в Санкт-Петербург, были в Сочи, Йошкар-Оле, Екатеринбурге. В этом году наша выпускница будет участвовать в соревнованиях для людей с ограниченными возможностями здоровья в Лос-Анджелесе. Если мы видим, что ученик преуспевает в спорте, то стараемся эти качества развивать. В Кунгуре мы сотрудничаем с секциями спортивных школ «Лидер» и «Уралец».

Кроме этого дети рисуют, регулярно выступают на конкурсах вокального мастерства и занимают там призовые места, а их трудовые отряды всегда получают заслуженные грамоты. Я и сама видела и слышала, с какой артистичностью и искренней улыбкой дети успешно выступают на сцене, как в составе ансамбля, так и сольно.

Школьные радости

В Кунгуре коррекционная школа восьмого вида существует с 1961 года. За это время она помогла тысячам людей адаптироваться в мире, получить работу, построить нормальную семью. Пусть она не сделает детей гениями, но она даст им все необходимое для дальнейшей жизни. Здесь умеют радоваться мелочам. И если для кого-то праздник – это золотая медаль, то здесь для счастья достаточно научиться держать карандаш в несгибающихся детских пальчиках.

Анастасия Разепина

Источник: Искра Кунгур