Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

Москва: территория выживания

Столица России – один из крупнейших мегаполисов планеты, стремительно меняющий свой облик. Власти города регулярно заявляют о том, что Москва по удобству жизни в ней приближается к самым развитым городам мира, рапортуя в подтверждение о километрах возведенных новых транспортных развязок, прорытых тоннелях метро, внедрении высоких технологий в сфере образования и медицины…

Но для десятков тысяч москвичей, которых принято политкорректно называть «людьми с ограниченными возможностями» эти новости воспринимаются сегодня как нечто, происходящее в параллельной реальности. Для них рядовой поход в магазин или поездка в поликлинику, как и прежде, представляет собой целый подвиг, сопряженный порой со смертельным риском. И многие из них уверены, что их возможности ограничены не столько физическими недугами, сколько равнодушием городских чиновников, которые вместо реальной поддержки инвалидов занимаются лишь изображением ее видимости. О ежедневной борьбе московских инвалидов за право на жизнь в одном из самых богатых городов планеты – наш специальный проект. 

По словам руководителя столичного Департамента социальной защиты населения Владимира Петросяна, «лица с ограниченными возможностями здоровья составляют десятую часть населения Москвы. В их числе 22 тыс. человек – инвалиды по патологии опорно-двигательного аппарата». Руководитель департамента постоянно заверяет всех, что «для правительства Москвы вопрос повышения качества жизни инвалидов является приоритетным». Но достаточно подойти к остановке наземного общественно транспорта или спуститься в метро, чтобы понять: чиновники лукавят.

Встретить в метро, автобусе или трамвае инвалида-колясочника (если, конечно, не считать тех, кто просит денег) практически невозможно. Просто потому, что, несмотря на все заверения и «заботы» правительства Москвы, колясочники практически лишены возможности пользоваться столичным городским транспортом. Почему так происходит, выясняла корреспондент «Совершенно секретно» Дина Богатырева, сама инвалид 1-й группы, на коляске.

«Мэром были поставлены приоритеты, которые исходили из запросов инвалидов, то есть образование людей с ограниченными возможностями, их занятость, реабилитация, отношение общества к инвалидам, создание безбарьерной среды», – рапортует москвичам Владимир Петросян.

Но вот сами москвичи-инвалиды подобным заявлениям верить уже давно не склонны. Инвалид 1-й группы Сергей Шикин даже подал в суд на Департамент транспорта Москвы и Московский метрополитен. Мужчина требует, чтобы метро оборудовали необходимыми техническими средствами для того, чтобы люди с ограниченными возможностями могли беспрепятственно пользоваться услугами подземки и перемещаться на метро, как все пассажиры: «Можно установить такие электроподъемники, как в Третьяковской галерее, как в Государственной думе, так же, как и во всем мире. Это не мешает пассажиропотоку». Однако представители Московского метрополитена утверждают, что далеко не все станции можно сделать комфортными для передвижения инвалидов. Поэтому необходимые электроподъемники устанавливают только на новых станциях. Первое судебное заседание состоялось в декабре прошлого года, но решения суда до сих пор нет, суд постоянно переносят.

От первого лица

Оказавшись в инвалидном кресле, человек начинает по-другому смотреть на мир вокруг. Резко меняются приоритеты. Если раньше мне всегда чего-то не хватало и я чувствовала ущерб, то теперь этого «всего» в избытке: не нищенская пенсия по инвалидности, а – «несметное богатство», не хорошие и добрые люди вокруг, а сплошь «святые и чудотворцы», не просто муж – обычный среднестатистический мужик, а «волшебник». Поэтому на праздник 8 Марта, я потребовала от мужа не цветов или духов, а исполнения желания. Вздумалось мне освежить память и вновь увидеть место первого в жизни свидания с молодым человеком (мне еще не было и пятнадцати лет). Свидание у нас было назначено на станции метро «Площадь Революции» в центре зала. Я прождала его три часа, а он… Но не важно, в общем, я пожелала снова там оказаться.

Открытая информация гласит, что в Москве 21 станция метрополитена оборудована специальными спусками для инвалидов, первый лифт заработал в 2012 году, так что получилось, что система давно работает, и мы решили ее протестировать. Лучше поздно, чем никогда.

Мы с мужем доехали до метро «Марьина Роща» (где, судя по информации Московского метрополитена, есть лифт для инвалидов), решив затем доехать до «Площади Революции» своим ходом на поезде метро. Вышли из машины, нашли табличку «Лифт для инвалидов». И тут обнаружился «первый подарок» – дверь не внутрь, а на себя. Более того, открыть ее тяжело и проблематично даже для взрослого, отлично физически развитого мужчины, не говоря уже обо мне. Поездка в лифте осуществляется при приложении социальной карты или проездного на метро к панели управления.

Дальше нужно было спустить меня на станцию к поездам на эскалаторе. Огромными титаническими усилиями муж удержал мою «тачанку» вместе со мной. В общем, преодолели.

Въехали на станцию. В центре платформы стоит схема проезда метро, но, увы, она располагается намного выше уровня моих глаз, как, собственно, и кнопка вызова диспетчера. Супруг осмотрелся и понял, что до нужной станции надо сделать два перехода, никак вообще не приспособленных для колясочников. И мы вышли из метро обратно к машине. Увы, наша затея не удалась.

Инвалиды на улице и в метро – отчеты и реальность

В 2009 году даже московские городские власти (по завершении анализа работы Года равных возможностей в столице) признали, что в мегаполисе сделано далеко не все, что необходимо для комфортной жизни людей с ограниченными возможностями. 

В 2010 году мэр Москвы Сергей Собянин обозначил проблему.

«Необходимо включить в перечень внеочередных мероприятий действия, связанные с обеспечением безбарьерной среды в метро», – сказал он на заседании правительства Москвы, на котором обсуждалась городская программа интеграции инвалидов на 2011–2013 годы. С 2014 года в Москве реализуется программа «Транспорт Москвы без границ», основной задачей которой является создание безбарьерной транспортной среды для пассажиров с ограниченными физическими возможностями.

Так что же сделано за прошедшие годы? Спецоборудование для инвалидов в последние годы в Москве, действительно, стало появляться, но в метрополитене до сих пор есть только 19 станций на пяти линиях, оборудованных лифтовыми кабинами для маломобильных групп граждан. А как быть тем, кому нужны другие станции? Три года назад правительство Москвы обнародовало информацию, что «до конца 2012 года в Москве будут построены около 50 подземных пешеходных переходов с лифтами для инвалидов». 50 на весь город! В дальнейшем, правда, как было заявлено, планировалось открыть еще 40 таких переходов. Стоимость каждого перехода оценивалась примерно в 80 миллионов рублей.

Но даже в тех переходах, где есть лифты, на установку которых затрачены огромные деньги, воспользоваться ими затруднительно. Все дело в том, что никакого регламента работы служб технической помощи инвалидам нет. Некоторые лифты могут включить только операторы, которые не всегда есть на месте.

Мы обратились за разъяснением вышеописанной ситуации к Сергею Соколову, депутату муниципального округа «Коньково», председателю общественной организации помощи инвалидам «Общество равных возможностей – Все равны», который занимается этой проблемой уже больше десяти лет.

«Безбарьерная среда в Москве в зачаточном состоянии. С дверями у нас проблема не только в метро и не только для колясочников или опорников. Тяжелые двери в вестибюлях переходов открывают с трудом даже взрослые мужчины. С коляской, чемоданом или на костылях там без помощи не пройдешь. Во всем мире на вокзалах, метро дверь можно открыть кнопкой, причем дверь открывается в сторону, противоположную той, где нажата кнопка – почему у нас не сделать так же?

Вопрос к московским чиновникам, – пояснил Сергей Соколов. – Второе – никаких регламентов нет. В метро создана служба помощи для колясочников, но там люди работают по одному, и их мало, максимум вам могут помочь охранники станции – обычно это крупные сильные мужчины – просто взять коляску на руки и перенести по ступенькам. Руководство метрополитена говорит, что количество помощников, работающих в службе помощи, регулируется по потребностям. Но ведь отсутствие безбарьерной среды и отталкивает колясочников от метро. Получается, что колясочники не ездят в метро не потому, что им не нужно или они не хотят, а потому что тривиально не могут этого сделать.

На пересадках вообще не предусмотрены лифты, хотя я не понимаю, почему бы не сделать лифт с «Пролетарской» на «Крестьянскую Заставу», или между станциями «Китай-города». Это просто некомпетентность и нежелание работать руководства города и метрополитена. Да о чем мы говорим, если инвалид даже не может попасть в 5-й подъезд мэрии, где находится окно приема обращений – нет пандусов. Необходимо провести полную инвентаризацию всех объектов Москвы на доступность. Об этом постоянно говорят, но никто не делает».

Заботой о безопасности можно оправдать все

Дополнительно в 2013 году был создан Центр обеспечения мобильности пассажиров в метро (он состоит на финансировании подземки). Начальник центра Евгений Попов рассказывает: «Создавая центр, мы учитывали обращения москвичей в метрополитен и в Департамент транспорта. Дело в том, что не все станции можно оборудовать пандусами, построить лифты для передвижения для тех, кто пользуется колясками. Поэтому мы и решили создать такую мобильную службу. Сотрудников мы набираем крепких, мужественных. Преимущественно, мужчин, конечно. Но и девушек тоже. Работники у нас самого разного возраста. Можно позвонить нам и заказать помощь в определенном месте московского метро – вам обязательно помогут». Оказалось, чтобы побывать под землей, нужно заказывать бригаду дюжих молодцов, «одинаковых с лица», вечером накануне заветного дня.

Когда я набирала означенный в новостях телефонный номер, мое воображение уже рисовало разные картины: как я мечтаю, сидя на инвалидном кресле, на платформе меж поездов посередине желанной станции. У меня даже сбилось дыхание, когда я услышала в трубке приятный женский голос. Однако девушка, узнав, что я не могу встать с кресла на ноги вообще, быстро сказала, что выполнить мою просьбу инспектора пресловутого центра не имеют права, и повесила трубку. Я перезвонила, я просто хотела узнать, на основании какой статьи, какого закона мне так немилосердно отказывают, чтобы принять соответствующие меры. Но уже знакомый женский голос очень вежливо ответил: «Это делается для вашей же безопасности!»

А вот какое разъяснение мы получили от службы метрополитена «Правила безопасности метрополитена»: «По эскалатору провожают всех, кроме инвалидов-колясочников: правила безопасности запрещают провозить на эскалаторе любое оборудование. Люди на колясках могут пользоваться только теми станциями, где есть лифты, а от метро специально для них работает социальное такси».

«Это ужасно, конечно, – прокомментировал ситуацию Сергей Соколов. – Для безопасности. Так можно любую бездеятельность оправдать».

Хочешь в метро – отправляйся в «Зябликово»!

Но я не привыкла так легко сдаваться. Я попросила мужа узнать все про Арбатско-Покровскую линию метро, где находится станция «Площадь Революции». Просто подумала, что на этой ветке обязательно должна быть какая-нибудь остановка, где спуститься к поездам можно как на эскалаторе, так и по лестнице. Полагала, что супруг спустит меня в коляске к поезду, не рискуя ни моей жизнью, ни чьей бы то ни было. Оказалось, «наивно полагала». По телефону ему ответили буквально следующее: «станции метро перегона «Площадь Революции» – «Курская», на языке метростроителей, – станции глубокого заложения. Потому технические возможности оснастить данные объекты подъемниками для инвалидов и других групп маломобильных граждан даже не рассматриваются».

Тогда я попросила супруга отвезти меня на станцию метро «Зябликово». Просто подруга рассказывала, что там очень удобный вход в метро. Можно спуститься на лифте сразу к поездам. Муж, конечно, удивился, услышав эту просьбу, но отвез. Действительно, вход в метро практически идеален. Никаких тебе лестниц и эскалаторов. Только дверь входа снова открылась на себя, но это уже было неважно. Мы спустились сразу на платформу «к электропоездам», как обещал механический голос динамика… Вот, собственно, и все. Чудеса кончились. Сижу я в кресле посреди платформы и думаю: «Чего я здесь делаю? Я на «Площадь Революции» хочу!»

Знаете, сидя в инвалидном кресле, очень трудно не унывать и продолжать жить пристойно дальше, назло всем невзгодам. Угнетает, что ли… Да, трудно не обращать внимания на подобное отношение властей родного города. Хочется самостоятельности. Или все? Баста? Вместе со здоровьем я потеряла нормальную человеческую жизнь? Мол, сиди, девочка, в своей коляске и не рыпайся! Привыкай, либо так, либо никак! Мы сами знаем, чего тебе нужно и как тебе будет удобно!

Конечно, кроме метро, в Москве есть и другой общественный транспорт, наземный. Как недавно заявил заместитель мэра Москвы Максим Ликсутов, в соответствии с отраслевой программой «Транспорт Москвы без границ», которая реализуется в столице с 2014 года, там для инвалидов вроде бы делается все возможное. По словам Ликсутова, на сегодняшний момент уже более 70 % парка ГУП «Мосгортранс» состоит из низкопольного транспорта, а весь новый закупаемый подвижной состав также адаптирован для инвалидов. Но почувствовали ли инвалиды эти перемены или безбарьерная среда на самом деле существует только в отчетах чиновников – об этом в одном из следующих номеров «Совершенно секретно».

Мнение

Елена Голяева, инвалид 2-й группы, на коляске:

«Помогают ли акции, когда здоровые люди садятся в инвалидные кресла и на себе испытывают все трудности решения проблем инвалидов? Ну, посадить чиновников, это я всегда за! Причем не обязательно в коляски… А акции такие уже были, их много было, разные люди, и журналисты, и общественники, и писатели… Нет, чиновников, особенно московских, не помню… Не уверена, что такие мероприятия что-то могут изменить. Для того чтобы деньги на создание безбарьерной среды шли по назначению, надо, чтобы чиновники ездили на работу на колясках постоянно, а не раз в жизни. С другой стороны, те, кто сами покатались в колясках, будут лучше понимать проблемы людей с ограниченными возможностями здоровья».

Справка

В Европе доступная городская среда выражается формулой «пандус, чтобы спокойно преодолевать лестницу со ступенями, большой лифт, чтобы спуститься в метро или подземный переход, и откидная платформа в общественном наземном транспорте».

Создавать такую среду – забота государства, местных властей, а также малого и среднего бизнеса, чтобы сделать их посещение тоже доступным. Основное правило – инфраструктура города должна подстраиваться под жителей, а не жители под инфраструктуру. Доступность городской среды для инвалидов должна равняться ее доступности для обычных людей. Несоблюдение правил будет караться закрытием «места общественного доступа», а также штрафом.

Регулируется такая деятельность Конвенцией ООН о правах инвалидов, принятой 13 декабря 2006 года, и в каждой стране есть свой закон. Например, во Франции это закон от 11 февраля 2005 года о равенстве прав и возможностей, причастности и гражданства инвалидов. Он направлен на то, чтобы сделать город доступным во всех отношениях, – идет ли речь о школе, о работе, о транспорте или о жилых домах». Существуют общественные комиссии для проверок доступности транспорта для инвалидов. Инвалиды в Европе – социально защищенная часть населения. Они получают достойные пенсии, работают, платят налоги, путешествуют, много перемещаются по городу, словом, чувствуют себя, как нормальные люди.

Стокгольм. Для спуска в метро инвалидов существуют эскалаторы и лифты. Эскалаторы имеют возможность прицепить и закрепить колеса коляски, чтобы сохранять ее в стабильном состоянии во время спуска. На многих станциях имеются лифты для перемещения инвалидов и колясок (бывают вертикальными и наклонными). Автобусы, подъезжая к остановке, наклоняются, чтобы человеку в коляске было удобнее въехать в салон.

Берлин. Город, которому в 2013 году присвоили звание «Город без барьеров». У всех владельцев заведений со ступеньками на входе есть складные рампы, которые по просьбе ставятся перед колясочником. Единственный минус – такую рампу можно использовать, только если препятствие не выше 25 сантиметров. Постоянные пандусы невозможно поставить из-за узости улиц, но берлинцы решили проблему вот таким образом. Где есть возможность установки стационарного пандуса с поручнями – там он установлен.

Прага. В Чехии еще не везде установлены лифты (примерно половина станций метро). Общественный транспорт делится на обычный и со знаком «инвалид». На электронном панно дополнительно высвечивается расписание таких автобусов. У двери есть синяя кнопка. При нажатии на нее водитель выходит и откидывает пандус, по которому можно заехать в автобус или трамвай. При этом в любом месте чехи сами стремятся помочь любому инвалиду.

Испания. В мадридском метро в первых и последних вагонах поездов предусмотрены места для инвалидных колясок. По стране действует программа адаптации городов для людей с ограниченными возможностями. В Испании отношение к любому инвалиду на улице, как к герою. Ему все помогут, даже без просьбы о помощи, ему все улыбаются, к нему относятся с уважением.

Еще стоит добавить, что в Европе распространены простые пневматические подъемники. Они работают по простому принципу – в подъемник закатывается инвалидная коляска, затем необходимо нажать специальный рычаг, с помощью которого нагнетается воздух, тогда платформа поднимается до нужного уровня. Таким образом, человек с инвалидностью может без проблем попасть в вагон любого поезда или электрички.

Интересен опыт Токио.

В метро Токио функционируют эскалаторы, которые одновременно могут перевозить пассажиров разной степени мобильности. При необходимости подъемник переводят в специальный режим – несколько ступеней объединяются в одну платформу и движутся синхронно до остановки. В это время остальная часть эскалатора работает в прежнем режиме. Чтобы пассажир на колесах случайно не скатился, у края временной площадки автоматически выдвигаются блокирующие упоры. Для того чтобы перевести эскалатор в такой режим, нужна помощь сотрудника метрополитена, а само лестничное полотно необходимо остановить на несколько секунд.

Анна Астахова, Дина Богатырева

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ