Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

В Минздрав РФ внесен проект единого стандарта медицинской помощи пожилым людям

В Минздрав внесен проект Порядка оказания медицинской помощи по профилю «гериатрия». Согласно ему, будут развиваться такие формы как служба патронажа и стационар на дому, а госпитали инвалидов войн превратятся в многопрофильные гериатрические центры. Прописанные в документе стандарты планируется отработать в московских медучреждениях. 

Об этом, а также о том, кто и где поможет распознать нарушения работоспособности мозга у пожилого человека, что самое главное в лечении таких пациентов, в интервью корреспонденту Агентства городских новостей «Москва» Марине Юршиной рассказала главный гериатр Минздрава РФ и Депздрава столицы Ольга Ткачева.

Марина Юршина: Ольга Николаевна, недавно вы говорили, что в Минздраве разрабатывается порядок оказания гериатрической помощи. Расскажите, что это и когда планируется его принять?

Ольга Ткачева: Это нормативный документ, устанавливающий стандарты гериатрической помощи в РФ. Он описывает трехуровневую систему лечения, профилактики и реабилитации пожилых пациентов, устанавливает порядок их маршрутизации, штат медучреждений, их оснащение и т.д. 20 апреля мы подготовили проект документа, и сейчас он активно обсуждается специалистами министерства. Я надеюсь, что уже в этом году он будет принят, а в 2016 г. начнет работать. Кроме того, эту трехуровневую систему мы попытаемся отразить в программе «Столичное здравоохранение» в дополнении в раздел «старше поколение», чтобы отработать стандарты в московских медучреждениях.

Марина Юршина: Что же это за трехуровневая система, что она изменит?

Ольга Ткачева: Первый этап - организация в амбулаторном звене гериатрических кабинетов и отделений, а также развитие таких форм оказания помощи, как служба патронажа и стационар на дому. Второй этап - стационарный. Специальных лечебных учреждений для пожилых, на мой взгляд, делать не надо, но необходимо создавать на территории многопрофильный стационаров гериатрические отделения, где пациент будет долечиваться после получения высокотехнологической медицинской помощи. Именно там будет производится реабилитация с участием профильного специалиста и комплексная гериатрическая оценка. Самое важное, к чему мы стремимся, - выстроить единую систему на амбулаторном и стационарном этапах, чтобы пожилые пациенты находились под контролем специалистов все время.

Марина Юршина: Гериатрические кабинеты уже открываются в Москве. В чем их специфика?

Ольга Ткачева:  Да, прежде всего мы начали работу в амбулаторном звене, в поликлиниках создаются кабинеты и отделения гериатров. В Москве их сейчас 68. Особенность в том, что в этих кабинетах работает не только специальный врач, но очень велика роль среднего медицинского персонала. Именно медсестры проводят комплексную гериатрическую оценку пациента, которая включает в себя не только физиологические возможности пациента, но и когнитивные - память, эмоциональные и социальные аспекты. И для организации системы патронажа нужна отдельная медсестра, и для организации стационара на дому. Это все достаточно объемная работа, поэтому у одного гериатра должно быть несколько медсестер. В перспективе так и произойдет.

Марина Юршина: Получается, что акцент делается на реабилитации пожилого пациента?

Ольга Ткачева:  Верно, ведь длительность цикла выздоровления у пожилого человека гораздо больше, чем у более молодых. Особенно у так называемых хрупких пациентов, с синдромом старческой астении, то есть угасанием некоторых функций, когнитивными нарушениями, полиморбидностью (наличие различных заболеваний одновременно). Поэтому в отделениях и в стационарах на дому должно продолжаться интенсивное наблюдение такого пациента после оперативного вмешательства, после обострения хронических заболеваний. Период реабилитация пожилого человека может затягиваться на недели, и такая система более комфортна самому пожилому человеку и более выгодна государству, чем содержание на дорогой высокотехнологичной койке. Сейчас есть только модель стационара на дому, для того, чтобы сделать ее легитимной, нужно внести изменения в федеральный закон.

Марина Юршина: Какой же третий уровень в гериатрической системе?

Ольга Ткачева:  Это создание многопрофильных гериатрических центров, где есть и научные, и образовательные структуры. В Москве существуют три госпиталя инвалидов войн, это по сути шикарные многопрофильные клиники. В перспективе я предлагаю, чтобы один их них стал городским гериатрическим центром. На самом высшем уровне находится федеральный центр геронтологии и гериатрии. В Москве он существует уже много лет, но сейчас в нем пройдет реорганизация и он станет организационно-методическим центром для всей российской гериатрии.

Марина Юршина: По всей видимости, нам скоро понадобиться очень много гериатров?

Ольга Ткачева: Пока сложно определить потребность в гериатрах, ведь не утверждены даже порядки оказания гериатрический помощи. Чтобы ее определить, нужно знать количество хрупких пациентов. На сегодня таких исследований в России не проводилось. Можно условно ориентироваться на исследования зарубежных специалистов, согласно которым 20% людей старше 65 лет являются так называемыми хрупкими пациентами, с синдромом старческой астении. На эту цифры можно ориентироваться лишь условно, ведь у нас очень разные условия жизни даже в разных регионах. Отличается и продолжительность жизни, значит и потребность в гериатрах другая. Сейчас обсуждается примерный стандарт, по которому нужен один гериатр на 40 тыс. населения.

На сегодняшний день у нас еще очень мало гериатров, это пока обычный терапевт, которого выделили для работы с пожилыми. На самом деле это две разные специальности, и обычный терапевт здесь не справится. Что касается обучения специалистов, то в России 44 кафедры гериатрии и геронтологии, пять из них находятся в Москве. Но, к сожалению, у нас нет пока даже единого подхода к обучению таких специалистов.

Марина Юршина: Вы ранее упомянули, что более 25% людей старше 65 лет имеют те или иные когнитивные нарушения. И зачастую это определяют слишком поздно, когда пациенту уже практически нельзя помочь сохранить память и умственную работоспособность. Что делается для ранней диагностики таких заболеваний?

Ольга Ткачева: Это одна из функций гериатра - тестировать пациента на возможные когнитивные расстройства. Очень важно заметить нарушения на первом этапе, когда еще можно если не вылечить, то сильно замедлить течение заболевания, подарить человеку еще 10-15 лет полноценной жизни. Также в Москве в нескольких поликлиниках несколько лет назад были открыты специальные кабинеты памяти, где неврологи тестируют пожилых людей.

Надо сказать, что для России эта проблема стала актуальной не так давно, с ростом продолжительности жизни. Поэтому вся работа еще впереди. Сейчас при экспертном совете по вопросам гериатрии планируется создать рабочую группу по организации помощи пациентам с когнитивными расстройствами, как раз для ранней диагностики таких заболеваний, как, например, болезнь Альцгеймера. В перспективе будет создана профильная комиссия по гериатрии при Минздраве, куда войдут главные гериатры субъектов и специалисты смежных областей - неврологи, психиатры, психологи, специалисты по остеопорозу, по уходу.

Сейчас есть абсолютно четкие диагностические критерии, специальные шкалы и опросники, чтобы определить болезнь Альцгеймера на первых стадиях. Возможно, в дальнейшем они будут включены в программу диспансеризации для пожилых пациентов.

Марина Юршина: Значит, на сегодняшний день заметить нарушения могут только самые близкие люди, а они как правило слишком заняты…

Ольга Ткачева: Очень важно менять отношение общества к пожилым людям и к старению вообще. Нужно объяснять семьям, что старики нуждаются в их внимании, помощи и заботе так же, как дети. С пожилыми зачастую очень тяжело, и требуется огромное терпение и глубокое понимание проблем, которые их волнуют. Идеально, когда на приеме у гериатра присутствуют родственники, семейный врач и социальный работник. И они всей командой выбирают стратегию лечения, профилактики и ухода за зависимым пациентом. К сожалению, пока происходит совсем иначе. Нельзя забывать, что социальный фактор - один их самых важных в старении, и утрата востребованности и контактов играет не меньшую роль, чем инфекция и вирусы. Зачастую все прописанные лекарства и процедуры не помогают только потому, что человек одинок

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ