Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью

Архив:

Будьте здоровы. Оптимизация «высвободила» 25 млрд рублей, но лучше от этого никому не стало

Одна из самых горячих тем этой недели - обнародованные Счетной палатой результаты проверок в социальной сфере - здравоохранении, образовании, системе соцзащиты. Проводящаяся "оптимизация" высвободила в прошлом году 25,7 млрд рублей. Но, по мнению аудиторов, эффективного перераспределения средств не произошло: лучше работать наша "социалка" не стала.

"Оптимизация предполагает действия, при которых улучшается состояние системы в целом, - поясняют в ведомстве Татьяны Голиковой. - При этом комплекс мер в основном ограничен сокращением учреждений соцсферы и численности работников". Одним словом, "оптимизация", проводимая в регионах, по сути, свелась к жестким мерам экономии, затягиванию поясов, не более.

Хотя почти все высвобожденные 25 миллиардов пошли на повышение зарплат, но, во-первых, средства "размазались" тонким слоем так, что у обычных работников прибавка оказалась далеко не той, что планировалась. А во-вторых, на местах с зарплатами изрядно "химичили". Тот же минздрав, к примеру, признавал, что повышение проходит волюнтаристски: руководство медучреждений нередко перераспределяет средства в свою пользу, а врачи получают прибавку при еще большем росте нагрузки, ведь сокращают рядовой персонал, а не начальство.

В результате "средняя температура по больнице" в норме - зарплаты растут. Но очень по-разному. Глава минздрава Вероника Скворцова уже не первый раз призывает регионы скорректировать такую жесткую дифференциацию в заработках, увеличив долю оклада в общей сумме до 60%. Тогда возможность манипулирования надтарифными выплатами станет меньше.

В Счетной палате говорили об ухудшении ситуации и в образовании, и в сфере соцзащиты. И все же здравоохранению "досталось" больше всех. Именно туда в прежние "тучные" годы закачали триллион рублей - отремонтировали больницы и поликлиники, поставили новое оборудование. Огромные средства затрачены на информатизацию: внедряются электронные истории болезни вместо пухлых бумажных, появилась электронная запись к врачам, а в перспективе - электронные рецепты на лекарства. Казалось бы, вот-вот должна начаться отдача: исчезнут или очереди, без проблем можно будет попасть к нужному специалисту (ведь есть же выбор, о котором столько говорили!), "скорая", если понадобится, приедет быстро, а в больнице, если что, найдется место и внимательный врач.

Но пока все это можно получить единственным способом - обратившись в коммерческую медицину. А в бесплатной, государственной параллельно идут другие процессы: сокращается количество узких специалистов и видов помощи в поликлиниках, уменьшается количество больничных коек.

По данным, представленным аудитором СП Александром Филипенко, к концу 2018 года число больниц сократится на 11,2%, а поликлиник - на 7,2%. В результате медпомощь теряет в качестве и доступноcти. Растут очереди: чтобы попасть на прием, во многих регионах нужно ждать по 20 дней, а на банальное УЗИ записываться за 1,5 месяца.

"Самое главное, что проведенная оптимизация не привела к улучшению качества медпомощи, об этом говорит и увеличение на 3,7% числа умерших в стационарах", - резюмировал Филипенко.

В минздраве тем не менее придерживаются иной точки зрения. Большая доля ресурсов здравоохранения тратится неэффективно, нужно их грамотно перенаправить. "Сокращение числа больниц, их укрупнение - не самоцель", - говорит Вероника Скворцова. Нужно бороться с "лишними" койками, ведь не секрет, что нередко больницы работают скорее как социальные, а не лечебные учреждения. Во всем мире стационарная помощь - самая дорогая - оказывается в экстренных, тяжелых случаях. Многие процедуры, регулярный присмотр врачей можно организовать и в дневном стационаре.

Это так. Правда, прежде чем сокращать долю стационарного лечения, очевидно, необходимо было укрепить работу поликлиник. А это не так просто. Работа на участках - самая тяжелая, терапевтов и педиатров там не хватает уже много лет. В дефиците и узкие специалисты: чуть что - уходят в коммерческие клиники. Неслучайно в последние годы минздрав настоял на образовательных программах фактически "ускоренной" подготовки врачей. Ясно, что не от хорошей жизни. Качеством образования, очевидно, жертвуют ради того, чтобы быстро увеличить число врачей.

Что касается роста больничной летальности, его в минздраве объясняют увеличением числа паллиативных коек (их сейчас около 5,2 тысячи - в четыре раза больше, чем два года назад).

Вообще, цифры - вещь лукавая. Заболеваемость сердечно-сосудистыми болезнями, диабетом растет, значит, лечить нас стали хуже. С другой стороны, сделали обязательной диспансеризацию, находят болезни у людей, которые считали себя здоровыми. Вот и рост числа больных. Перешли на мировые стандарты при рождении детей - теперь обязаны спасать недоношенных с массой тела от 500 граммов. Но понятно: следом будет всплеск младенческой смертности, детей-инвалидов тоже станет больше... "Скорая" стала работать только по тяжелым случаям - вот вам и рост больничных смертей. Значит, надо искать объективные и прозрачные критерии, которые бы отвлекли от эмоций и давали ясную картину, что в действительности происходит.

"Все и для всех", бесплатно, качественно, без очередей и "выбиваний", увы, не получится

Не надо лукавить: в условиях дефицита средств так или иначе "оптимизацию" в соцсфере и, в частности, в здравоохранении продолжать придется. Значит, надо четко представлять, куда направлять деньги, разграничить, в каких пределах государство гарантирует бесплатную помощь. "Все и для всех", бесплатно, качественно и сразу, без очередей и "выбиваний", увы, не получится.

Ирина Невинная

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ