Архив:

Готова ли Россия к инклюзивному образованию?

Не станет секретом, что в России до сих пор существует лишь условно позитивное отношение к инвалидам, будь то дети, взрослые или пенсионеры. Они – проблема, старательно замалчиваемая или, что еще хуже, игнорируемая обществом.

Такая ситуация начала меняться лишь последние 10-15 лет, когда международный опыт показал, что инвалиды могут и должны быть полноценными членами социума. Добиться этого можно только грамотным всесторонним подходом к обучению и развитию, начиная с детского возраста.

В США еще в 1973 году был принят закон об инклюзивном образовании детей-инвалидов, предусматривающий необходимое финансирование общеобразовательных школ и устанавливающий индивидуальный подход к образовательным программам. Более того, закон отдает предпочтение интеграции детей-инвалидов, лишь в крайних случаях направляя их в специальных учреждениях. Поэтому, например, ребенок с синдромом Дауна может не только получить образование, но и рассчитывать на дальнейшее трудоустройство.

В России ситуация несколько иная. По сей день существуют специальные школы для детей-инвалидов, с устаревшим подходом к развитию и обучению. «Запертые» в рамках особых нужд, эти дети не имеют возможности социально адаптироваться в обществе. Да и само общество, в котором красота и здоровье возведены в культ, привыкло «прятать глаза» при виде инвалидности. 

Но не будем сгущать краски. Недавно появилась новость, что в рамках государственной программы «Доступная среда 2011-2015 годы» на базовые общеобразовательные нужды детей с ограниченными возможностями было выделено три миллиарда рублей.

На первый взгляд, цель хорошая, да и сумма выделена крупная. Но тут мы сталкиваемся с простейшей математикой. Если три миллиарда поделить на 3150 общеобразовательных школ получается примерно 900 000 рублей на школу. «Вроде бы не мало, - замечает эксперт Комитета образования партии «Правое дело» Владимир Зуев. - Но дело в том, что инвалиды бывают разные и, трудно представить, что типовая общеобразовательная школа будет оборудована для обучения всех. Или же появится специализация – в этой школе учат слабовидящих, в той – слабослышащих? А если на следующий год в школе появится ученик на коляске? Хватит ли на это денег?».

Действительно, не получится ли так, что школы окажутся перед выбором: либо качественно оборудовать все только для одной группы инвалидов, либо закупить всего подрят, безсистемно, и надеяться на «авось». 

Владимир Зуев резонно отмечает, что техническое оснащение отнюдь не самая главная проблема, с которой столкнутся школы. Главное – психологическая готовность учителей и учеников к детям с особыми потребностями. Смогут ли современные учителя без должной переподготовки учить детей-инвалидов наравне со всеми, не боятся и не заискивать, не торопить и не жалеть. Учить так, как они учат остальных. А дети, которые часто ведут себя жестоко по отношению друг к другу, смогут ли они не дразнить и не смеяться, а помогать им?  

Вот и получается, что стремление государства финансово помочь детям-инвалидам без должной подготовки и разумного планирования может в очередной раз вылиться в глупые траты целевых бюджетных средств. 

Решение есть и начинать работу нужно прежде всего с воспитания, чтобы дети росли с пониманием простого факта, что люди бывают разные и возможности у них тоже разные. И, как бы мы не ворчали из-за того, что в заокеанских сериалах для детей все чаще появляются герои с особыми потребностями, видимо, пришло время, чтобы в детских книжках, учебниках, на  экранах и даже в компьютерных играх появились эти новые персонажи. 

Источник: Правое дело

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ