Архив:

Не бойся, я с тобой! Делая Насте предложение, Алексей побаивался: вдруг она решит, что это он из жалости и откажет

Они вместе уже восемь лет. «Мы сами еще не до конца поверили, но факт остается фактом: вместе нам удается справляться с болезнями Насти», - говорит «СтарХиту» 27-летний Алексей Головин. Врачи не  дают его любимой никаких гарантий, но у девушки есть секрет: «Леша верит, что у меня все будет хорошо. А я верю Леше».

«Зачем тебе инвалид?»

Настя с  родителями жила в  Челябинской области. С  отличием окончила 10-й класс. А на каникулах неожиданно заболела. Головные боли, слабость... Врачи взяли кровь на анализ и поставили диагноз «острый лимфобластный лейкоз»  – рак крови. Почти весь следующий год она училась только когда оставались силы после очередной химиотерапии. Лечение не помогало, наконец, стало ясно, что девушке нужна срочная трансплантация костного мозга. И Настю привезли в Петербургский НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Раисы Горбачевой.

«Донора нашли быстро. День пересадки назначили на  8  августа. Мне было очень страшно»,  – вспоминает Настя лето 2008 года.

За три недели до операции в ее палату заглянул волонтер Леша Головин  – студент Петербургского университета путей сообщения. «Я увидел хрупкую девчонку с огромными глазищами и смешным ежиком на голове. Стал заходить к ней каждый день, старался отвлечь, – рассказывает Алексей. – А она общаться не хотела, говорила: «Зачем, если я не знаю, проснусь после операции или нет?..»

Все прошло успешно, Настю удалось спасти, но в  скором времени потеря иммунитета привела к легочной инфекции. Леша прибегал после занятий в университете. В  стерильном халате и маске по несколько часов сидел с ней рядом. Смешил, рассказывал новости. Цветы приносить в палату было запрещено, и он заменил их воздушными шариками и игрушками – тем, что можно протереть спиртом.

«Я чувствовал: Настя – мой человек, та, с кем я хочу прожить всю жизнь,  – продолжает Алексей. – Друзья недоумевали: «Зачем тебе инвалид? Ты что, не можешь найти себе нормальную девчонку?» – и я переставал с ними общаться. Эти люди не понимали главного: если любишь,  ничто другое не имеет значения. Для меня она – самая красивая, единственная. Правда, я долго не решался сказать ей об этом».

Вечерами Леша брал в руки кисти и мольберт и... рисовал Настю по памяти. Но не рассказывал ей об этом и не показывал портреты. Он самоучка, вдруг ей не понравится... «Настю лечили полтора года, потом выписали, и она вернулась в Челябинск. А я впервые понял, что значит выражение «жизнь потеряла смысл», – признается Леша. – Купил билет и полетел за Настей. Сказал, что жить без нее не  могу». В  Петербург они вернулись вместе, сняли квартиру. А через несколько месяцев у Насти стали разрушаться тазобедренные суставы – последствие множественной химиотерапии. Снова наркоз, хирургическое вмешательство... Девушке пришлось перенести две операции по замене суставов на  титановые протезы. Потом она долго училась ходить, да так упорно, что даже на каблуки снова встала!

d775f06778fac494d7a2de09aa48f22d.jpg

«У нас возможна двойня»

Ровно через два года после трансплантации  Алексей сделал любимой предложение. «Именно эту дату, 8 августа, мы считаем началом новой жизни, – объясняет он. – Если честно, переживал: вдруг Настя решит, что я поступаю так из жалости, и  откажет. Но  она ответила «да». А  я  готов эти 5  кг счастья всю жизнь на  руках носить!» Они мечтали пожениться тоже 8  августа, пусть и  через год. Но  это оказался понедельник – выходной во Дворце бракосочетаний. Пришлось выбирать другую дату. Зато обвенчались в  свой день: 8  августа 2012‑го. 

«Благодаря Леше я чувствую силы жить дальше, - делится девушка. – Мы долго были изолированы: из дома почти не выходили, гостей не приглашали. Лишь бы на меня никто не чихнул, иначе заболею… Иногда мне казалось, что уже и не получится жить, как все, и гулять я  смогу только на  балконе... Но  Леша уверенно говорил, что все образуется». 

В 2013‑м он ей это доказал: купил тур на Кубу и увез к океану. Врачи назвали их безумцами, считали, что их пациентке вредны и долгие перелеты, и смена климата... Но Настя никогда не видела моря и мечтала о Кубе. И Леша рискнул.

«Через 6 дней мы простыли под кондиционерами, но  это могло произойти и дома!..» – смеется Головин.

Со временем жизнь вошла в колею, они строили планы, копили деньги… «А еще мы стали ссориться, раздражаться по  мелочам,  – признается Алексей.  – Оба от этого страдали,

переживали и, наконец, вывели формулу счастья: неизвестно, что будет завтра, его еще нет. А  жизнью надо наслаждаться, пока она есть».

Настя продолжает сдавать анализы, чтобы не  пропустить рецидив: «После приема я

не могу долго сдерживать радость. Бегу к  окошку, машу рукой Леше, который ждет на улице, и улыбаюсь. И он понимает, что все в порядке, болезнь не вернулась».

f67647f8368f7113b7e5ddd32fea42f2.jpg

Головин работает инженером, Настя готовится к поступлению в вуз, собирается стать дизайнером. Они по‑прежнему живут в  съемной квартире. Все стены украшают написанные Алексеем портреты Насти. Она тоже хочет его рисовать, пока тренируется на пейзажах. А еще они мечтают о детях. «У нас возможна двойня, – говорит Алексей. – У  Настиной мамы была сестра‑близнец, и мы с братом Антоном появились с разницей в несколько минут. Но если будет малейшая угроза для здоровья Настюши, рисковать не  станем, возьмем детей из детдома».

Елена Алексеева

Источник: Hearst Shkulev Media

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ