Архив:

Капитан паралимпийской сборной: Порой падаю – это не страшно

Инвалидность не мешает Лисову жить полной жизнью, даже в таком неприспособленном для людей с ограниченными возможностей городе, как Москва. Капитан сборной России по следж-хоккею вовсю готовится к новому чемпионату мира, который пройдет в апреле в США.

С триумфальной для наших спортсменов Паралимпиады в Сочи, где россияне выиграли 80 медалей разного достоинства, превзойдя тем самым рекорд австрийцев, державшийся 30 лет, прошел ровно год. «Собеседник» решил узнать, изменилось ли что-нибудь за это время в жизни наших чемпионов и какие новые вершины они готовятся покорять. Дмитрий Лисов считает, что изменения есть, но о новых победах пока не загадывает.

— Дмитрий, долго отдыхали после сочинской Паралимпиады?

— Да, подготовка [к новым соревнованиям] началась в этом году, — рассказал Дмитрий Лисов во время личной встречи с корреспондентом «Собеседника». — Тренер поставил задачу максимально отдохнуть. Мы прошли очень сложный этап подготовки к Сочи, нужно было восстановиться по максимуму.

— Вы капитан сборной, но так по вам этого не скажешь. Ребята следж-хоккеисты такие все бойкие, а вы застенчивый.

— Это я при вас застенчивый, в раздевалке я другой.

— Во время Паралимпиады вся страна болела за вас. Включая главу государства. Сейчас, после Сочи, — затишье, забыли?

— Нет, что вы. После Сочи были приемы, как у олимпийцев. Дефицита внимания мы не ощущаем. Я ожидал, что будет больше новеньких [имеется в виду, что больше людей с ограниченными возможностями будут вовлечены в следж-хоккей, — авт.], потому что это не только спорт, но и социальный проект реабилитации, но этого не произошло. Хотя если мы заинтересовали одного-двух человек, это уже хорошо. В нашу команду пришли пара человек попробоваться, но у них не получилось, потому что это очень тяжелый вид спорта.

— Почему у нас нет такого выбора, в какую команду идти, как у американцев? Потому что, слава Богу, у нас не так много людей с повреждениями нижних конечностей — или потому, что они, эти люди, не хотят заниматься паралимпийскими видами спорта?

— Таких людей, к сожалению, много, и большинство из них не работают и не занимаются спортом. Просто сидят дома.

— Уходят в депрессию и ничего не хотят?

— Скорее всего, да. Считают, что инвалид должен сидеть дома. Но после Паралимпиады я стал замечать больше людей в колясках на улицах. Если мы из общего числа инвалидов, которые ничем не заняты, хотя бы 5–10 процентов привлекли к активному образу жизни, то это уже хорошо.

— Но в то же время ваш вид спорта не такой безопасный для людей с ограниченными возможностями. Я была на вашей базе в Алексине Тульской области и видела, что это достаточно опасный вид спорта. У следж-хоккеистов палки с шипами для отталкивания ото льда, которыми можно и шею перебить.

— Это случилось всего один раз за пять лет, и после этого человек завязал. А так обычно ушибы, мелкие переломы.

bb47cce2d07eb9a2151c2692b32b635f.jpg

— Сейчас хватает внимания со стороны президента?

— Сразу после игры он прислал поздравительную телеграмму, была встреча в Сочи. Внимание есть, и, самое главное, нам не закрыли финансирование.

— Вы из своего кармана ни за что не платите?

— Нет, мы всем обеспечены.

— Причем экипировка высокого качества. В Сочи, говорят, у вас были какие-то суперсани.

— Не сани, а клюшки — самые легкие в мире.

— Нашего производства?

— Кажется, нашего. Они очень помогли ребятам, хотя я играю немного другой клюшкой, к которой привык, как теннисисты привыкают к своей ракетке.

— Как складывается ваша личная жизнь?

— Мне 24 года, я женат. Детей пока нет, думаем скоро заводить, в декабре исполнился год со дня нашей свадьбы. Мы хотели пожениться до Сочи, график был очень плотный и оставался единственный день — 28 декабря. Пришлось отпрашиваться [на свадьбу].

— Помогла Паралимпиада найти другим ребятам свою любовь?

— Среди наших не знаю, а вот один норвежец из следж-хоккея сейчас общается с девушкой, которая была волонтером.

— Девушка здоровая?

— На вид очень здоровая и красивая! Я общаюсь с ними обоими. Правда, не знаю, насколько у них все это серьезно.

— Много одиноких ребят в команде?

— У нас все ребята веселые, общительные, довольные, и после пяти минут общения с ними все забывают, откуда они [что они из следж-хоккея, — авт.].

— Призовые паралимпийские деньги уже потратил?

— Пока нет, сначала маме помогу с домом на ее участке. И у меня мечта — свой дом. Мы купили участок на границе Московской и Тульской областей.

— То есть призовых денег хватило на два дома?

— Надеюсь, что хватит. Мой дом пока только в проекте.

— Когда призовые закончатся, будет на что жить? У вас есть стабильная зарплата, которая не зависит от места, которое вы заняли?

— Конечно, зависит. Логично, что чем выше место, тем выше зарплата. Зарплата достойная [ли]? Не скажу, что я швыряюсь деньгами направо-налево, но мне хватает.

— Чемпионат мира по следж-хоккею пройдет в конце апреля, почти сразу после чемпионата России. Не помешает вам это?

— Наоборот. Наши тренеры, заслуженные тренеры России, выстраивают правильный план, и это должно нам помочь. Конечно, хотелось бы взять реванш у сборной США на их земле.

5d7b04b7c7d3a1a83829d192ccf3a9ab.jpg

— Кто главный соперник?

— Как и в обычном хоккее, США и Канада. Но и другие соперники не легкие. Все настраиваются, все хотят победить.

— Не помешает вам ваше высокое место в Сочи, не лишит мотивации?

— У нас есть пример сборной Японии, которая взяла в Ванкувере второе место, а после этого был полный провал — они вылетели из группы. Мы же настраиваемся на золото. Стать чемпионами мира — это сильнейшая мотивация.

— Второе место в Сочи — это суперуспех для вас? Что вы чувствовали после финала?

— Мы очень радовались, когда победили в полуфинале. После финала была небольшая грусть, она исходила и от [министра спорта Виталия] Мутко, и от Рыжкова [Петр Рыжков — координатор спортивного отдела Региональной общественной организации людей с инвалидностью «Перспектива», — авт.].

— Сильно мешает инвалидность в Москве, не самом приспособленном под нужды людей с ограниченными возможностями городе?

— Не очень — только когда скользко, потому что на протезах я не чувствую опору. Бывает, и падаю — ничего страшного, встаю и иду дальше. Главное, не бояться [упасть], а то притянете неприятности.

— Обычно ездите на машине или на общественном транспорте?

— На машине езжу, но чаще на общественном транспорте.

— Когда вы — пешеход, на светофор успеваете перейти дорогу? Это и здоровым подчас трудно, настолько у некоторых из них короткий зеленый сигнал. 

— Бежать, конечно, не могу, но мне сделали довольно хороший протез.

— То есть жалоб нет никаких на жизнь в России?

— Нет, в России жить одно удовольствие. Конечно, для колясочников все сложнее.

Елена Мильчановска

Источник: Собеседник

ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ