Портал №1 в России по проблемам людей с инвалидностью
Функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

Архив:

В стране глухих работы нет. Как кризис ударил по инвалидам

Экономический кризис в России уже приводит к массовым увольнениям. Хуже всего приходится инвалидам (а каждый десятый россиянин – инвалид), им и раньше было трудно найти работу – теперь же выживать им станет намного сложнее. Даже глухие – будучи вполне здоровыми и способными к работе в большинстве отраслей людьми – отрезаны от рынка труда. 

В России инвалидами по слуху признано более 200 тысяч человек, а общее число глухих и слабослышащих более 8 миллионов, при этом примерно 9 из 10 глухих не могут найти себе рабочее место. Для сравнения, в США трудоустроены 58% глухих трудоспособного возраста. Во всех развитых странах существуют специальные программы поощрения для компаний, устраивающих на работу инвалидов, в России такие программы стали профанацией. Даже имея прекрасное высшее образование, глухие вынуждены брать самую примитивную и низкооплачиваемую работу. The Insider поинтересовался, каково это – искать работу в России, будучи глухим.

Татьяна Кощеева, сотрудник магазина, 19 лет, Санкт-Петербург

«Руководству мы нужны только ради налоговых вычетов»

28541aa11b82bb98f687bdb8d655dca3.jpg

Я закончила полную среднюю школу в прошлом году. Это была обычная, в специальную — для глухих — я ходила только в 1-3 классах. На уроках литературы и русского иногда были диктанты и фильмы без субтитров, а учительница считала, что я сама виновата — плохо слушаю. На ОБЖ я просила выдавать мне вопросы письменно, а в ответ: «А ты внимательнее слушай!». А в 10 классе я поехала в Америку по правительственной стипендии — это была программа по обмену. Уже там, в штате Делавэр, сначала ходила в специальную школу, где выучила американский жестовый язык.

И спустя полгода перешла в обычную американскую школу, где училась с собственным сурдопереводчиком. На некоторых предметах нас было несколько. Например, на биологии нас двое, а на испанском — трое было. Сурдопереводчики обязаны переводить все, что учитель говорил и что я говорила. В отличие от России он не имеет права даже советовать мне или говорить что-то вместо меня. Все это было абсолютно бесплатно. За организацию процесса обучения ответственна школа, она не имеет права отказаться от меня — это считалось бы нарушением закона. Сегодня в России я много думаю об этом — такой возможности здесь никогда не было.

Сейчас зарубежный опыт мне помогает — как частный репетитор я преподаю американский жестовый язык. Сейчас у меня только один ученик — он платит 250 рублей за час. Хотела в два раза больше, но у многих глухих нет возможности так много платить, а мне нравится передавать свои знания. Уже после возвращения я поступила в СПбГУ на биологический факультет, но поскольку моя душа больше лежит к другому — сейчас готовлюсь к вступительным экзаменам в Высшую школу экономики.

Мое первое место работы — магазин «Дети». Официально должность называется «кассир». Я принимала товар, клеила ценники, а еще немного консультировала, но это не было моей обязанностью. Я общительный человек и мне действительно скучно без общения. Было не очень просто общаться с покупателями — у всех разные голоса, кого-то даже и с пятого раза трудно понять. Мне платили 105 рублей в час, кризис пришел — оклад такой же. И премии тоже совсем не платят! Но дело в другом — начальство попросту перестало давать работу глухим. Нам заданий буквально нет — просто ходим по залу и поддерживаем порядок, пока все остальные работают.

В то же время руководству, кажется, очень нежелательно нас отпускать — они получают выгоду благодаря налоговым вычетам. Я и сегодня всё ещё официально там числюсь, но желание ходить туда у меня пропало. Когда поступлю в университет, то окончательно заберу свои документы. Собственно, и все мои глухие коллеги там остаются. Они ищут, но никаких вариантов нет — уйдя, есть риск вовсе не найти никакой работы.

Геннадий Тихенко, мерчендайзер, 29 лет, Сергиев Посад

«Приходится конкурировать с мигрантами»

91efcf2222a8aa245921c0a972353526.jpg

У меня высшее экономическое образование, еще учился на компьютерного дизайнера. Первый рабочий стаж – упаковка коробок для пластилина во время летних каникул. Сейчас в «Ашане» укладываю товар на полки, инвентаризация — тоже мое. Мне повезло, хоть я совсем не слышу, а трудоустроился сам, быстро и без препятствий. Когда ко мне в магазине обращаются покупатели, то чаще всего уходят к другим сотрудникам. Да я и сам их часто отправляю. Реакция же бывает разной — от доброжелательности до негатива.

Но образование тоже не зря — свои средства вкладываю в инвестиционные компании. Еще помогаю открывать стартапы — подсказываю, как составлять бизнес-планы. Но в последнее время все плохо, малый бизнес душат налогами и бюрократией. Кризис заставил всех залечь на дно и ждать хороших времен.

Из-за экономической ситуации у глухих большая проблема с трудоустройством. Фирмы, где работают мои знакомые глухие – типографии, столярные — переводят рабочий день на полставки или же начинают увольнять сотрудников. Раньше глухих охотно брали в курьеры и рабочие специальности. Сегодня же приходится конкурировать с мигрантами, которые и на зарплату соглашаются более низкую, и по телефону могут ответить. Поэтому множество знакомых вынуждены соглашаться на низкоквалифицированный труд, лишь бы получить хоть какую-то работу.

Алексей Бордуков, оператор на заводе, 22 года, Ростов-на-Дону

«Без знакомых нет шанса устроится на работу»

24b610ad76988d24dc3a995057b700db.jpg

Я закончил в Новочеркасске технологический техникум по программированию, ремонтирую компьютеры – даже выходило зарабатывать за счет ремонта техники. Работал я сначала в соседней больнице — нашел через центр занятости населения. Заносил в базу данные пациента: какого врача посещал, что за диагноз. Но зарплата там – 5 тысяч, так что я оттуда ушел.

Новую работу помог найти одноклассник — теперь я оператор порошковой окраски на предприятии по производству светодиодных светильников: вытираю от масла детали, потом наношу краску и вешаю в печку запекаться при температуре в 180-200 градусов. Слабослышащим надо иметь тесную связь со своими знакомыми – без нее нет шанса гарантировано устроиться на работу. Когда пришел кризис, то предложений стало в разы меньше, и не только для глухих – у нас на городских предприятиях сокращают сотнями, нигде не устроишься. Да и в нашей фирме оклад был по 18 тысяч, а теперь в два раза меньше.

Ольга К., анестезиолог, 36 лет, Москва

«Сложно общаться через хирургическую маску»

efb732cf14127d57a61ef93acf42cc88.jpg

Понятно, что слабослышащему сложно работать, например, с телефоном, так же как не быть слепому летчиком, но мне эти ограничения не мешали найти работу. По образованию я акушерка, закончила медучилище, и психолог — есть диплом Гуманитарного университета имени Шолохова. Еще во время учебы в училище я устроилась в родильный дом, в отделение патологии беременных. Взяли сразу – у меня диплом с отличием. Я пользуюсь слуховым аппаратами только на работе, а раньше еще на учёбе, либо в местах скопления народа. Кроме того, я занимаюсь в цирке — я сама жонглер и еще немного преподаю детям. И ещё я плету косы и делаю кукол-реборн — это такие похожие на настоящих виниловые младенцы авторского изготовления.

Потом пришлось искать более высокооплачиваемое место. Сейчас уже восьмой год работаю анестезисткой в реанимации. Поначалу было сложно общаться через хирургическую маску, но теперь я все манипуляции знаю. Если человек профессионал, если достаточно знаний, то никого не волнует, как он слышит. Я в курсе как каждый доктор проводит операцию и мне можно вообще ничего не говорить в процессе. Кризис меня пока никак не затронул.

Серик Даутов, кондитер, 28 лет, Санкт-Петербург

«Слабослышащему была дорога только на локомотивный завод»

c403415962397147e74d50a6da8386c6.jpg

В 2009-ом окончил училище — выучился на кондитера, а благодаря интернету узнал еще больше рецептов. Затем был финансовый колледж, но в родном Оренбурге мне как слабослышащему дорога только на локомотивный завод.  Платили очень низкую зарплату — у предприятия небольшие заказы, поэтому перебрался в Петербург. Долгое время было сложно устроится на работу — нигде не хотели брать на работу глухого.

Затем стоял за прилавком в продовольственном магазине за десятку. Оттуда уволился — коллеги воровали, а штраф на всех. Затем работал контроллером в аптеке: смотрел, чтобы покупатели не воровали, а дети не играли в помещении. По специальности работаю теперь только третий месяц – делаю бисквиты в крупной кондитерской сети. Я буквально случайно зашёл в офис Всероссийского общества глухих, там увидел объявление. Сразу поехал, прошел медкомиссию и через неделю устроился. Сейчас —  работаю два дня через два, на руки выходит 25 тысяч. А сам я сладкое, вообще, не очень люблю.

Максим Орел, временно безработный, 25 лет, Краснодар

«Устроится легко устроится только на завод — там шумно, на нас не влияет»

08fa87cb0fc3162efbaabac315aa941e.jpg

По основному образованию я техник-программист, но никогда не работал по специальности. Было обидно: полгода ходил по собеседованиям и никто не брал. Но еще я прошел курсы лицензионного охранника 4 разряда – это-то и кормит. Сначала через родственников устроился частным охранником. В мои обязанности входил обход территории и проверка гостей, чтобы не пронесли оружие. Уволили, потому что молодой —  там работали взрослые люди с семьями, машинами и любовью к подводной охоте. Конечно, я расстроился, потеряв очень хорошую работу.

Еще недавно работал в «Евросети», вакансию нашёл через «Авито». Приняли меня не сразу, сначала испытательный срок три месяца. Нужно было усердно работать и стараться, чтоб тебя наконец официально оформили. Я следил за складом, ручным метталоискателем удостоверялся, чтобы не приносили собственные телефоны на склад, где хранились новые аппараты, иначе могли бы признать украденным. Но сотрудники были не довольны мной, ругались: «Ну зачем тебя взяли? С тобой тяжело общаться!».

Многие из нормальных не понимают, через что проходят слабослышащие — возникали конфликты. Коллеги пользуются слабослышащими, грузят их лишней работой и дополнительные требования предъявляют. А потом наступил кризис и после испытательного срока уволили всех, меня в том числе. Сейчас везде сокращения, зачем брать глухого человека, если можно найти нормального, который отлично слышит и не будет проблем с общением.

Среди нас большая конкуренция – ну кем могут подрабатывать слабослышащие? Грузчиком, промоутером, охранной. Половина из знакомых слабослышащих точно не работает, даже если у них хорошая профессия и квалификация. Единственное, где всегда можно рассчитывать на рабочее место — это завод, тут всегда шумно, на нас это не влияет.

Дмитрий Окрест

Источник: The Insider