Архив:

Ребенку-инвалиду в школе полагается помощник

В «Правонападение» обратилась Татьяна Тайгулова из Екатеринбурга. Ее восьмилетняя дочь Амалия больна детским церебральным параличом и плохо ходит. Да к тому же еще плохо видит: сильная близорукость и астигматизм. Татьяна спрашивает, полагается ли ее дочери тьютор в школе, и если полагается, то как этого тьютора добыть.

Девочка учится в коррекционной школе. Класс, в котором она учится, находится на третьем этаже. Лифта в школе нет. Столовая – на втором этаже. Музыкальный и физкультурный залы – на первом этаже. Довольно часто, забирая дочь из школы, Татьяна видит, что колготки на Амалии перекручены, потому что не смогла как следует их натянуть после посещения туалета. Или рот перемазан едой, потому что не видела толком губы, когда вытирала их салфеткой после завтрака. Помочь девочке очень просто: несколько заботливых движений. Но Татьяна пишет, что педагоги помогают ребенку неохотно, поскольку техническая и бытовая помощь детям не входит в их должностные обязанности, а с простым человеческим желанием помочь у нас в стране перебои.

Между тем, напоминает юрист «Правонападения» Наталия Кудрявцева, в статье 79 Федерального закона от 29.12.2013 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» говорится, что ребенку, которому трудно учиться самостоятельно, должен быть предоставлен «ассистент (помощник), оказывающий обучающимся необходимую техническую помощь». В Приказе Минздравсоцразвития РФ от 11.01.2011 № 1н «Об утверждении Единого квалификационного справочника должностей руководителей, специалистов и служащих» подробно прописываются должностные обязанности тьютора, но тьютор обязан помогать ребенку в школе именно учиться, не должен носить ребенку портфель, страховать ребенка на лестнице и подтягивать ребенку колготки. И называется такой человек именно «тьютор», а не «ассистент» (помощник), которого гарантирует школьникам-инвалидам Федеральный закон «Об образовании».

Предыдущая практика «Правонападения» показывает, что если требуешь от школы тьютора, чтобы водил ребенка по лестнице, школа отказывает на том основании, что тьютор обязан писать с ребенком прописи, а не преодолевать ступеньки. А если требуешь от школы ассистента (помощника), то школа отвечает, что федеральный закон – это, конечно, хорошая вещь, но никаких министерских разъяснений про ассистентов (помощников) нету, штатное расписание никаких ассистентов (помощников) не предполагает.

На этот раз мы попробуем новый маневр. Предположим, что вот этот самый человек, который помогает парализованному ребенку карабкаться по лестницам и слабовидящему ребенку вытирать салфеткой рот, на бюрократическом школьном языке может называться не «тьютором» вовсе и не «ассистентом» (помощником) даже, а «помощником воспитателя». Упомянутые выше нормативные акты предполагают такую единицу в штатных расписаниях школ.

Юрист Наталия Кудрявцева предлагает Татьяне следующее.

1. Написать заявление на имя директора школы и в территориальное управление образования, чтобы предоставили информацию о том, есть ли в штатном расписании конкретной школы штатная единица «помощник воспитателя».

2. Если помощника воспитателя в штате школы нет, требовать от управления образования, чтобы была введена такая штатная единица.

3. Если помощник воспитателя в штате есть, требовать от администрации школы скорректировать рабочий день этого сотрудника и прикрепить его к конкретному ребенку либо закрепить за классом.

Если откажут, идти в суд и доказывать, что федеральный закон, здравый смысл и простое человеческое милосердие должны же быть выше всех этих должностных инструкций. И        хоть тьютором назови человека, хоть ассистентом, хоть помощником, но должен же быть в школе кто-то, кто поможет девочке вскарабкаться по лестнице и натянуть колготки.

Валерий Панюшкин, руководитель детского правозащитного проекта Русфонда «Правонападение»


ПОСЛЕДНИЕ НОВОСТИ